Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«После того «Адмирала» ничего не страшно»

Главный тренер «Нефтехимика» Олег Леонтьев — о скандалах в бывшем клубе, формуле успеха нижнекамцев и работе с отцом Алины Загитовой
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В этом сезоне КХЛ нижнекамский «Нефтехимик», обладая одним из самых маленьких бюджетов в лиге, идет в зоне плей-офф. Настоящим открытием стал и его главный тренер Олег Леонтьев. Известный в 1990–2000-е годы защитник, дважды становившийся чемпионом России в составе магнитогорского «Металлурга» (1999, 2001), приехал в Нижнекамск после двух лет успешной работы в Высшей хоккейной лиге (ВХЛ) во главе «Горняка» из Свердловской области. На уровне КХЛ 51-летний специалист отметился в качестве ассистента Андрея Разина в екатеринбургском «Автомобилисте», главным же тренером он успел отработать лишь два месяца во владивостокском «Адмирале» в 2018 году, когда клуб сотрясали скандалы из-за отказа выплачивать зарплаты игрокам и тренерам. В интервью «Известиям» Леонтьев рассказал о новом сезоне, опыте во Владивостоке, работе с Разиным и катании знаменитой фигуристки Алины Загитовой на тренировках «Ижстали».

«Когда силовой прием проводишь, реакция трибун мгновенная»

— За счет чего «Нефтехимик» сейчас оказался в зоне плей-офф?

— Мы планомерно готовились к сезону. Прошли тяжелые сборы, каждого хоккеиста тщательно выбирали. Собрали крепкую команду, которая способна сражаться за высокие места. Коллектив сложился — банальное слово дружный, а также управляемый, рабочий, который всё четко воспринимает, хорошо работает на тренировках, прогрессирует. Все осознают значимость клуба для города и нефтехимиков. И получается тот хоккей, который приносит результат. Он атакующий, но если надо, мы играем по счету, от обороны.

— Чем-то удивила КХЛ по сравнению с ВХЛ?

— С момента моей предыдущей работы в КХЛ прошло не так много времени. Но здесь чуть выше скорости и на порядок выше техническое оснащение хоккеистов. Плюс менталитет игроков другой. Здесь собраны лучшие, всё происходит быстрее. И в тренировочном процессе, и в играх. Не надо по три-четыре раза повторять, что делать. В ВХЛ больше ошибок технического характера. По тактике всё может быть супер-пупер, разложено по полочкам, работоспособность обалденная, а люди на ровном месте могут ошибаться. Хотя и там есть способные играть на таком уровне. Просто нужно больше доверять, закрывать ошибки в самом начале. Всё равно надо искать и находить людей, черпать там будущих игроков для КХЛ, не только легионерами питаться.

— В «Горняке» у вас был очень молодой состав.

— Два человека 1996-го года рождения, остальные моложе. С молодыми вроде проще работать, они быстрее адаптируются под твои схему, мышление, восприятие. С другой стороны, они еще необученные, приходилось где-то дорабатывать, обучать тому, что они должны были уже уметь. Но это нормальный процесс, мне нравилось этим заниматься. Они уже не дети, но еще и не взрослые. Переходный возраст. Мы добились, чтобы они показывали зрелый хоккей, быстрый, зрелищный, очень силовой, строго по схеме дисциплинировано играли. Это приносило результат в «Горняке». Хотел, чтобы и в «Нефтехимике» по дисциплине и тактике всё примерно так же оставалось. Тем более здесь тоже много талантливой молодежи.

— Отвечая за защитников в штабе Андрея Разина в «Автомобилисте», вы работали с Никитой Трямкиным, который после того сезона уехал в НХЛ.

— Никита — очень талантливый, работоспособный, грамотный защитник. Нравился мне отношением к работе. Не без ошибок, конечно, но они бывают у всех. Я просто удивился, что он из НХЛ уехал назад в «Автомобилист». Конечно, надо было попробовать еще поиграть там, закрепиться. Как я понял из разговоров, ему там нравились антураж, атмосфера. Даже когда силовой прием проводишь, реакция трибун мгновенная. Но что-то ему там не понравилось, из «Ванкувера» уехал. В «Автомобилисте» сейчас надежно играет. Конечно, есть над чем работать, но он уже состоявшийся зрелый игрок.

«В 30 лет подсмотрел обводку у молодого, 18-летнего»

— Сейчас при небольшом бюджете легче работать в КХЛ, чем пять лет назад, когда вы и Разин были в «Автомобилисте» и «Югре»?

— Тогда бюджет у «Автомобилиста» был третьим снизу. Не всё было радужно в плане денег. У «Нефтехимика» тоже бюджет небольшой. Хотелось бы, чтобы у нас был еще как минимум один центр. Но из тех ребят, что есть, будем делать качественных игроков. Чтобы они быстрее росли и становились еще сильнее. Я доволен той командой, что сейчас есть. И по отношению к работе, и в бытовом плане, и в человеческом. Рад, что у нас такой коллектив собрался. Говорю искренне.

— Вы много работаете с молодежью. Ее приходится переучивать после школ или МХЛ?

— Есть нюансы, когда можно поработать, переучить — как конек поставить, с какой ноги бросить. Иногда приходилось это делать, когда из МХЛ переходили, даже и из КХЛ. Нет же предела совершенству. У меня был хоккеист, который в 30 лет подсмотрел обводку у молодого, 18-летнего. И принял на вооружение. Ты ведь учишься всегда.

— В начале 2018 года вы с Разиным недолго работали в «Адмирале» — он ушел в отставку, и вы заканчивали сезон, впервые попробовав себя в роли главного в КХЛ. Про тот «Адмирал» до сих пор ходят легенды: о специфическом общении руководства с сотрудниками, попытках заставить травмированных игроков приходить в офис, чтобы избежать увольнений за прогул, да и долги с тех времен только недавно закрыли. Не жалеете, что ввязались тогда в этот проект?

— Я вообще считаю, что мне очень повезло попасть в тот «Адмирал», в ту ситуацию, встретиться с теми руководителями. Много опыта. Такого никто, наверное, больше не получит. Тогда, считаю, мы и выступили неплохо. Очень рад, что через всё это прошел. После того «Адмирала» точно ничего не страшно.

— Как игроков мотивировали в той ситуации?

— Ну как-то нашли общий язык. Тяжело было общаться — часть ребят заставляли с 8 утра до 5 вечера находиться в офисе. Это было шоком для всех. Но мы достойно прошли тот путь вместе.

— Не пугает, что что-то подобное в этом сезоне повторилось с другими тренерами на Дальнем Востоке — сначала Владимиром Воробьевым в «Амуре», теперь с Александром Андриевским в «Адмирале».

— Короткий ответ: лига должна на это реагировать. Таких прецедентов не должно быть.

«А потом раз — и олимпийская чемпионка!»

— В недавнем интервью «Спорт-Экспрессу» вы сказали, что не все методы Разина одобряете. Как в целом с ним работалось?

— На хоккей у нас были одинаковые взгляды — на то, как строить команду, вести игру. Что для одного хорошо, для другого не очень хорошо. У всех по-разному, поэтому методы разные. А то, что разошлись, — когда-нибудь это должно было случиться. Тем более я никогда не считал себя вторым. Я помогал Андрею, но никогда не чувствовал себя вторым. Я работал по защитникам, он полностью мне доверял. По тактике и по большинству/меньшинству вместе всё разбирали. Поэтому такого разделения на главного и помощника я особо не видел. Меня всё это устраивало. И приносило результат. Тем более когда мы только начали работать с Разиным, у меня уже был опыт в качестве главного.

— Вы про родной саратовский «Кристалл»?

— Да, я марте 2010 года закончил играть за «Кристалл», а в конце сентября — начале октября возглавил его. Не знал, как управлять командой, всё с чистого листа, опыта было ноль. Считаю, что справился. Вышли в плей-офф ВХЛ, сыграли неплохо, прошли первый раунд, хотя задерживали зарплату и премиальных не было.

— Как удалось при небольшом бюджете собрать в Ижевске команду, которая сенсационно вышла в финал плей-офф ВХЛ, а после вашего ухода в «Автомобилист» повторила результат под руководством только что завершившего карьеру Ильназа Загитова?

— Это наш с Андреем совместный труд. Плюс амбиции очень сильно зашкаливали. Хотели сделать невозможное, нашли качественных молодых игроков, провели в апреле сборы — по 60–70 человек приходили. Была кропотливая работа по подготовке к чемпионату, который начнется в сентябре. А мы работали с марта по июнь. Собирали игроков, готовили их, провели качественную предсезонку. Всё это и дало результат.

— В то время доводилось видеть на стадионе дочь Ильназа Загитова — Алину?

— Конечно. Она постоянно выступала на льду в перерывах во время матчей. Была еще маленькой девочкой, мы ее постоянно видели. Знали, что дочь хоккеиста. Ну Алина и Алина. Ей тогда было 10–12 лет. Вот там на матчах она опыта и набиралась в катании перед зрителями (улыбается). А потом раз — и олимпийская чемпионка! Были очень рады за нее. Практически на наших глазах ведь росла, но тогда в Ижевске и не предполагали, что ее ждет такой успех. Было приятно, что у нас играл папа олимпийской чемпионки и что мы пусть и пару лет, но видели ее на наших матчах.

— Возвращаясь к методам Разина, как вы в «Автомобилисте» относились к тому, что он заставлял плохо игравших хоккеистов надевать на тренировки розовые майки, а затем сам провел занятие в розовом пиджаке, когда команда вышла в плей-офф КХЛ?

— Не сказать, что было унизительно, но, мягко говоря, необычно. А потом всё перевернулось в шутливую форму. Сначала вроде шок, а потом уже через шутки всё пошло.

— В чем была крутизна «Магнитки» Валерия Белоусова, в составе которой вы и Разин взяли два чемпионства?

— Валерий Константинович сумел создать очень дружный коллектив, который в итоге принес результат. Там был сплав игроков среднего возраста, 25–27 лет — самый лучший возраст для хоккеистов. Белоусов собрал качественных ребят, голодных до побед. И сам человек он порядочный. Вместе собирал нас с женами и с детьми на сборы. Сделал всех командой, детей знал по именам. Это подкупало. Человек очень сильный, порядочный. За него хотелось идти в бой.

— Сами практикуете такие методы построения коллектива?

— Я только за такие отношения, чтобы семьи были погружены в процесс, — с ними тоже надо работать, чтобы они знали, где их папа или любимый, где он тренируется, в каких условиях. Пусть тоже смотрят, какие физические нагрузки получает, особенно летом, когда тяжело. Это же тяжелый труд, адский. Пусть всё видят своими глазами. Я за то, чтобы команда была как семья.

— Сейчас в «Нефтехимике» будете удовлетворены простым выходом в плей-офф или настраиваетесь, что надо продвигаться дальше?

— Задача стоит выйти в плей-офф. Будем стараться ее решить. Хотя сами видите таблицу, всё плотно. Все сражаются, все хотят результата. По мере решения будем двигаться. Шаг за шагом.

Читайте также
Прямой эфир