Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Не видим, как использовать деньги от продажи прав на Жафярова»

Генеральный менеджер «Торпедо» Максим Гафуров — о главной звезде клуба, смысле возрождать фарм нижегородцев и легализации аренды в КХЛ
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Предсезонная подготовка команд КХЛ выходит на финишную прямую. До старта регулярного чемпионата осталось чуть больше двух недель. Среди участников турнира — нижегородское «Торпедо», выходившее в плей-офф в восьми предыдущих сезонах. Вместе со своим главным тренером Дэвидом Немировски волжане уже стали самым долгоиграющим тандемом «клуб — наставник» из ныне действующих в Лиге. Американо-российский специалист возглавляет «автозаводцев» с весны 2018 года.

В предстоящем сезоне «Торпедо» может сыграть без своей главной звезды последних лет —нападающего Дамира Жафярова. В прошлом розыгрыше он стал третьим бомбардиром регулярного чемпионата КХЛ по системе «гол + пас» и третьим ассистентом, набрав в 58 матчах 61 (21 + 40) очков. Сейчас 27-летний форвард без контракта и ищет варианты поехать в НХЛ. Если он не найдет себе подходящий клуб, Дамир, скорее всего, вновь подпишет контракт с нижегородцами, владеющими на него правами.

На минувших выходных Жафяров побывал в МСА «Лужники», где «Торпедо» выиграло два контрольных матча у московского «Спартака» (2:1 и 5:2). В перерыве первой встречи интервью «Известиям» дал генеральный менеджер клуба Максим Гафуров, передвигавшийся на костылях. Он рассказал, где получил травму, оценил вероятность очередного подписания Жафярова, прокомментировал заключение соглашения с победившим рак и не игравшим два года вратарем Алексеем Мурыгиным и объяснил, почему не видит необходимости возрождать в Высшей хоккейной лиге (ВХЛ) закрытый полтора года фарм-клуб «Торпедо-Горький».

— Как вы оказались на костылях?

— Насыщенное спортивное лето было. Поиграл в регби немножко. Не совсем удачно. Но рад, что попробовал новый вид спорта. (Улыбается.)

— Можно какие-то выводы делать из присутствия на матче со «Спартаком» Дамира Жафярова? Или он просто зашел посмотреть хоккей?

— Даже если бы у Дамира уже был контракт в НХЛ, мы всё равно были бы рады видеть его здесь. Он для «Торпедо» всегда свой. Думаю, еще будут события, связывающие Нижний Новгород с Дамиром в независимости от того, будет он внутри «Торпедо» или нет. Об этом чуть позже вы узнаете.

— Клуб до сих пор не удалил профиль Жафярова с официального сайта «Торпедо».

— И из раздевалки тоже.

— Там по-прежнему его место и имя над ним?

— Как и в прошлом году (в 2020 году контракт с Жафярова с «Торпедо» закончился 30 апреля, новый был подписан 25 августа. — «Известия»).

— Как оцените шансы вновь его подписать?

— Дамир — по-прежнему ограниченно свободный агент. Его права принадлежат «Торпедо». Мы желаем ему найти свой вызов в НХЛ. Если не получится, то, конечно, ждем его у себя.

— Вариант с продажей прав на Жафярова вообще не рассматриваете?

— Мы не видим, как можно использовать эти деньги. Даже если какая-то баснословная сумма будет, мы не видим, кого можно купить, чтобы он оказывал то же влияние на игру, что и Дамир, тем более вы видите, что в этом году, пусть пока и на бумаге, но очень серьезный состав подбирается. Это важный год для Нижнего Новгорода: 800-летие города, 75 лет «Торпедо». Нам интересно, чтобы Дамир был у нас.

— Финансовые возможности клуба по сравнению с прошлым сезоном не увеличились?

— Нет, абсолютно. Бюджет клуба тот же. Другое дело, что мы все вместе с Александром Валерьевичем Харламовым (генеральный директор «Торпедо». — «Известия») перестроились. Чуть больше денег смогли выделить на состав. Общий бюджет клуба остался прежним, как и в прошлом году.

— В прошлом году вас часто критиковали за фразу, что хотите комплектовать команду без помощи агентов. Сейчас так получается делать?

— Давайте, чтобы быть точными и конкретными, я объясню, что «без агентов» — это имеется в виду ситуация, когда нам не присылают списки свободных игроков. Это касалось в первую очередь иностранцев. Мы сами смотрим, кто нам подходит. Дальше уже, соответственно, общаемся с ним и его представителем. И привозим игрока сюда. Разумеется, он приходит с агентом. Только он не был в предложенных вариантах, что для нас бонус. Это касалось Джастина Клуса. И бонус был в том, что мы могли уложиться в бюджет, а игрок закроет позицию за минимальные деньги. Также же мы сохранили концепцию, чтобы иностранцы были знакомыми. Клус играл с Крисом Уайдманом (в АХЛ за «Сан-Диего». — «Известия»). Они вместе пересекались в большинстве. И им проще было вместе приехать и адаптироваться.

— В чем проблема с присыланием вам агентами списков свободных игроков? Вы же можете от кого-то отказаться, кого-то взять?

— Да, конечно. Но вы представьте, что существует 100% вариантов, а вам присылают только на 60%. В этом и логика. Я очень большими мазками объясняю, но думаю, вы поняли.

— Расскажите о подписании Алексея Мурыгина, после того как он больше двух лет был без хоккея и пережил тяжелое онкологическое заболевание.

— Алексей — достойнейший человек, настоящий спортсмен. И его подписание не было для пиара. Он действительно нам нужен, нужен команде. Мурыгин в хорошей форме. Как видите, мы его сначала брали на пробный контракт. И по прошествии его увидели, что можно его подписывать, поэтому заключили полноценное соглашение на год. У Алексея большой опыт, ему есть, чем поделиться с командой. И мы рассчитываем на него в сезоне.

— Какие-то еще позиции требуют усиления до начала сезона?

— На мой взгляд, у нас есть хороший топ-5 (нападающих первых двух звеньев. — «Известия»). В целом по селекции мы даже на 90% закрыты. Но всегда есть открытые возможности.

Кто знал, что мы сможем подписать Егора Мартынова? Мы даже потенциально не рассматривали, учитывая его контракт, учитывая, что он в «Магнитке» («Металлург» расторг контракт с Мартыновым 7 июля. — «Известия»). И каких-то движений в Магнитогорске не было. Они освобождали Плотникова, освобождали Бека. Про Мартынова даже слышно не было. Потом он освободился, и мы уже его подписали. Иметь за адекватные деньги праворукого защитника — это сейчас очень ценно.

Думаю, многие еще не увидели и не оценили, но одно из самых важных для нас подписаний — это Паша Турбин. Он был одним из первых новичков «Торпедо» в это межсезонье. Опять же праворукий защитник. Если посмотреть по рынку, то доступных вариантов на эту роль было немного. Наверное, один-два. И для нынешних площадок, ставших в разы меньше, 26 м, праворукий игрок дает доли секунды, которые могут оказаться решающими.

— В ближайшие годы стоит ждать возрождения команды «Торпедо-Горький» и ее возвращения в ВХЛ в качестве фарм-клуба?

— В текущем состоянии системы «Торпедо» это, пожалуй, нецелесообразно. И для меня в целом открытый вопрос, насколько нужна своя команда в Вышке. Сколько сейчас у клубов КХЛ своих фармов в ВХЛ? Восемь-девять. Некоторые, как «Магнитка» и «Локомотив», планируют в будущем открывать свои, сейчас открыл «Авангард». Но давайте будем объективны: сколько школ в Челябинске? Пять. Сколько школ в Ярославле? Две. А у «Торпедо» ежегодно выпускается 30 человек. И из них, дай Бог, три-четыре достойных кандидатуры доходят до Молодежной хоккейной лиги (МХЛ). На этой конверсии, на этом фильтре не хватает ребят под Вышку. У нас в 2021 году из «Чайки» (молодежная команда «Торпедо», выступает в МХЛ. — «Известия») по возрасту вышло три человека — Денис Почивалов, Денис Венгрыжановский и Андрей Галушкин. И ради троих хоккеистов сейчас надо содержать целую команду с бюджетом в 100 млн рублей в год?

— Это бюджет «Торпедо-Горького» в последний сезон в ВХЛ?

— Это в принципе бюджет команды в Вышке. Плюс-минус это получается 70–100 млн рублей. Переезды, проживание — это еще даже не выбор состава. Логики никакой здесь нет. Если упростить, то проще на эти 70–100 млн кого-то купить или попробовать купить. К тому же ради тех троих ребят, о которых я сказал выше, ты будешь добивать состав команды в ВХЛ отказниками из того же Челябинска или Ярославля? Это получается полусмешная команда без амбиций и всего остального. В нашей системе в ней нет смысла.

— Там нужны именно амбиции, а не просто плацдарм для обкатки молодых на взрослом уровне?

— Там должна быть конкуренция, там нужно обкатывать людей. Но, если ребята всем летят поголовно и неконкурентоспособны, то это не самый лучший опыт для молодых игроков. Да, со временем они закаляются. Но, по-моему, доказано уже не раз и написана куча статей по психологии, что все-таки победный опыт важен.

— В прошлом году вы обменяли игроков, много лет проведших в системе «Торпедо», в частности Даниила Ильина. До сих пор считаете те сделки правильными?

— Если общими словами, то это всегда какой-то конкретный состав и конкретные задачи. Дальше либо игрок их выполняет, либо кто-то в рамках конкуренции выполняет лучшего него. Могу за весь прошлый сезон сказать: все решения были по спортивному принципу. Для меня это было важно. Да, бывают какие-то моменты, особенно когда это свои воспитанники. Но в профессиональной команде нет деления на «свой/не свой». Здесь все игроки свои.

— Вы поддерживаете недавнюю легализацию аренды в КХЛ?

— Я выступал за это. Может быть, немножко не в том виде, в котором приняли, но Москва не сразу строилась. То, что есть сейчас, — это хорошее решение. Всё пошло легально. Чуть сложнее стало даже, чем было в «скрытой аренде».

— Почему сложнее?

— По определенным юридическим моментам. Допустим, ты игрока хочешь проверить и на год отдать его в аренду. Ты не знаешь, будет ли он через год вообще достоин играть в КХЛ. А фактически, чтобы отдать в аренду, тебе нужно его подписать на два года. Представьте ситуацию, если он возвращается, провалив год и оказавшись не игроком КХЛ. Зачем он тебе еще на год?

— Почему в феврале подписали новые контракты с тренерским штабом во главе с Дэвидом Немировски еще до окончания регулярного чемпионата? Опасались интереса к ним со стороны более богатых клубов?

— Нет. Мы еще с января вели этот диалог. Считаем это нормальной практикой. Тренерский штаб абсолютно точно заслужил новый контракт. У нас с ним налажены отличный диалог и командная работа. А перед плей-офф подписали больше для них, для их уверенности, чтобы показать уважение со стороны клуба. Был ли спрос со стороны других клубов, я не могу знать, да и не имеет это значения. Сейчас Дэвид у нас. И это самый долго работающий главный тренер в КХЛ на данный момент.

Читайте также
Прямой эфир