Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я вообще не фанат гребли»

Призер Игр-2020 Анна Пракатень — о финальном заплыве в Токио, любимых шоу и планах на Париж-2024
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

28-летняя Анна Пракатень стала первой отечественной спортсменкой с 1980 года, завоевавшей олимпийскую медаль в академической гребле в одиночках, тогда второй стала Антонина Махина. Удивительно, но ее подиум был прогнозируемым и долгожданным. В этом сезоне Анна вообще никому не проигрывала, победив на чемпионате Европы и Люцернской регате (считается самым престижным этапом Кубка мира). Хотя она совсем недавно выступает в одиночке, ранее Анна была членом более крупных экипажей — четверки и восьмерки. В Токио обойти ее смогла только Эмма Твигг. Новозеландка старше на 15 лет и опытнее на три Олимпиады. Так что у Пракатень точно еще всё впереди — в академической гребле спортсмены раскрываются после 27 лет. В интервью «Известиям» спортсменка рассказала о своих увлечениях, процессе натурализации и вспомнила финальный заплыв в Токио.

— Олимпийский финал вы начали обескураживающе — последней. Но уже к середине дистанции стало понятно, что всё отнюдь не плохо. Что почувствовали в тот момент?

— Действительно, начинала финал очень тяжело, мысли проскакивали всякие. Но в душе я знала, что своего не отдам. Все остальные, кроме новозеландки Твигг, не удержат темп до финиша, и я их достану. Могла ли выиграть? Тогда, наверное, всю олимпийскую регату нужно было проходить иначе. Я же абсолютно во всех заездах выкладывалась на максимум. Опыта в одиночке у меня пока мало, и мне проще так, чем экономиться. Тогда я больше себе доверяю. Но к финалу накопилась определенная усталость. Сражаться с новозеландкой с ее опытом четырех Олимпиад было очень сложно. В одиночке я гребу первый сезон. В чем-то мне легче, что рассчитывать нужно только на себя. Сложно бывает только перед стартом, когда не с кем словом переброситься.

Теперь хочется завоевать золотую медаль на следующих Олимпийских играх. Не могу сказать, что рассчитываю на выступление, всё зависит от тренерского штаба. Пока планирую тренироваться.

— С прошлого года с командой работают итальянец Джанни Постильоне и его помощник Миколас Мазилионис. Насколько весом их вклад в наше удачное выступление в Токио?

— Очень весомый. С приходом итальянского специалиста у нас полностью поменялась система тренировок. Гребем почти каждый день, вдвое больше и быстрее, чем раньше. В начале года были моменты, когда девчонки плакали, психовали. Я сама рыдала от того, как тяжело было. За пару месяцев после Нового года я от нагрузок похудела на 10 кг. Зато сейчас себя замечательно чувствую и выгляжу намного лучше, чем раньше.

— Были те, кто не выдержал такого испытания?

— Кто-то в итоге не выдержал и отпал. Наверное, так в любом деле — естественный отбор. Но все, кто в Токио с медалями, выстояли.

— Где-то пишут, что вы Анна Пракатень, а где-то — Ханна. Могли бы объяснить, как правильно?

— В русском паспорте у меня написано «Анна», но в заграничном и белорусском — Ханна. Живу я в Минске, там все родственники и родные, а в Москву езжу на сборы. Автобус Москва–Минск и обратно знаю наизусть: маршрут, где остановки, что с собой взять и так далее.

— До 2016 года вы представляли Белоруссию. Как проходила ваша натурализация? Историческая родина не ставила палки в колеса?

— С белорусами у меня остались хорошие отношения. Отпустили в Россию вообще без претензий. В федерации сказали так: «У нас всё хорошо, пусть и у тебя будет всё хорошо». И так в итоге и вышло! Не знаю, может, они сейчас там локти кусают. Но не факт, что, если бы я осталась, всё бы получилось. Я им благодарна, что отпустили.

Что я думаю про политику? Скажу, что, когда шли протесты, ехать домой было страшно. Одно дело, когда смотришь по телевизору — ну вышли, покричали, круто же. Но когда там живешь, то очень страшно.

— Известный комментатор Дмитрий Губерниев выкладывал совместные фотографии и называл вас «моя королева». Давно с ним знакомы?

— С Дмитрием Губерниевым мы познакомились уже в Токио. Ну, хороший парень, веселый. Здорово, что благодаря ему об академической гребле стали говорить. Пока всё это внимание мне приятно, потом посмотрим. Я вообще считаю, что счастье любит тишину. Хвалиться и выпячивать себя не люблю.

— В соцсетях у вас очень мало постов про академическую греблю. Вы не суперфанат дисциплины?

— Я веду соцсети, но они не особо про спорт и греблю. Скорее я вообще не фанат гребли. Никогда не следила за результатами, кто в какой лодке сидит и так далее. Знала только самые основные имена, и всё. Только сейчас стала немного разбираться, потому что появилось ощущение, что это меня лично касается. Когда ты в медалях — это уже другой уровень.

— Чем занимаетесь в свободное время от тренировок?

— Я люблю шопинг, еще могу позалипать в «ютубчике». Смотрю что-то вроде Собчак или «Алена, блин», бывает, что даже «Дом-2» открою. А еще фанатею от художественной гимнастики. Перед Олимпиадой увидела пост Маргариты Мамун, как ее будущий муж поздравляет с олимпийской победой. Я это видео раза четыре пересмотрела, до мурашек! Если бы получилось познакомиться с Маргаритой, была бы счастлива. Сама я гимнастикой, кстати, никогда не занималась. Всю жизнь была колобком, об этом даже речи не шло.

Читайте также
Прямой эфир