Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Пациент не должен чувствовать себя в больничной палате»

Директор по строительству Фонда ММК Тимур Андрбаев — об инновационных клиниках, исцеляющей среде и «умных палатах»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Медицинский молл в Сколково откроется в 2022 году. В нем смогут разместиться до 33 клиник из разных стран Организации экономического сотрудничества и развития. Уже есть претенденты на площади в комплексе: больницы Франции и Испании с ортопедическим и онкологическим профилями. Ведутся переговоры и с педиатрической клиникой. Молл — одно из зданий строящегося в Сколково Международного медицинского кластера (ММК). К 2023 году должно появиться еще несколько больниц с инновационными решениями. Как они будут возводиться и каким трендам следуют сегодня при строительстве современных медицинских объектов, «Известиям» рассказал директор по строительству Фонда ММК Тимур Андрбаев.

— Как сейчас проектируются и строятся клиники кластера?

— К 2023 году мы должны получить полноценную первую очередь строительства, которая состоит из нескольких клиник.

Первое — комплекс зданий израильской клиники «Хадасса»: он рассчитан на оказание помощи от профилактики и диагностики до терапии и паллиативной помощи. Ансамбль из трех соединенных между собой зданий мы закончим к 2023 году. Его можно назвать медицинским кварталом Израиля в Сколково.

Будет у нас и французский квартал: университетский госпиталь Страсбурга и реабилитационный центр широкого профиля. Плюс разобьем на его территории красивые исцеляющие сады, подобные садам Тюильри, с инсталляциями и скульптурами.

В 2022 году в ММК появится медицинский молл — уникальный объект с несколькими клиниками. Они будут находиться под одной крышей — всего в молле может разместиться до 33 клиник. Все помещения проектируются адаптивно: если какой-то клинике понадобится большая площадь, она сможет расшириться или перепрофилировать часть помещений.

Еще одно здание — биотехнологическая лаборатория, нацеленная на развитие персонализированной медицины.

Не менее важны инфраструктурные объекты. Например, мы строим апарт-отели для врачей, пациентов и их родственников. Это сетевой комплекс примерно на 165 номеров. То есть в целом в первую очередь строительства войдут жилые, медицинские и научные объекты.

Кроме того, перед нами стоит задача построить технопарки. Один из ближайших проектов — биомедицинский технопарк. По сути, такой же молл, только для биомедицинских разработок.

— Каким трендам в строительстве современных медицинских объектов вы следуете? Что такое исцеляющие сады?

— Концепцию благоустройства Международного медкластера разработал Хироки Мацура, известный архитектор японского происхождения, член градостроительного совета ИЦ «Сколково», адепт исцеляющей среды.

Благоустройство состоит из нескольких парковых зон, так называемых исцеляющих садов, у каждого из которых будут свои интересные особенности, каждый из садов воздействует на разные чувства человека. Но мы создаем не просто благоустройство, мы создаем так называемую исцеляющую среду, в которой людям будет комфортно находиться и заботиться о своем здоровье.

Вообще, согласно концепции, весь коечный фонд кластера, все палаты должны выходить на природу. Это важно для пациента: лучше смотреть на парк, а не на место вывоза мусора или медицинских отходов. Так пациент быстрее захочет вернуться к повседневной жизни и быстрее выздоровеет.

В исцеляющих садах будет несколько мест притяжения. Например, появится место социализации — центральная площадь. Летом там будут проводиться мастер-классы, шоу-румы и ярмарки, а зимой можно, например, залить каток. А если человек захочет уединиться, побыть с семьей, он может походить по прогулочным маршрутам в лесу и посидеть в беседке.

Предполагается, что по садам смогут спокойно перемещаться люди с ограниченными физическими возможностями: беспороговая среда, удобные дорожки. Для слабовидящих положат специальные покрытия и установят таблички со шрифтом Брайля.

Привлекаемые нами инициативные группы разработали три разных по сложности маршрута для терренкура при реабилитации. К примеру, одним пациентам предложат прогулки по маленькому кругу — 50–100 м, а другим — по 300–500 м.

Еще у нас в планах есть такой вид реабилитации, как агротерапия. С пациентами работает тренер, на занятиях можно посадить цветы или овощи. Пожилые люди так, к примеру, восстанавливаются после инсульта.

— Сады будут только в каком-то одном «квартале» или на всей территории кластера?

—Можно сказать, что наша территория — один большой парк, доступный для всех желающих. Территория Большого Сколково простирается от Подушкинского до Мещерского леса. Мы находимся в центре — кластер является некой пронизывающей артерией с пешеходной зоной.

— А что еще включает в себя исцеляющая среда?

— Наш подход к дизайну клиник и палат — обстановка должна помогать человеку выздороветь. К примеру, в терапевтическом корпусе израильской «Хадассы» мы используем спокойные тона, экологичные натуральные материалы, чтобы пациент не испытывал стресс. Если человек нервничает по поводу своего здоровья, яркие цвета могут напрягать.

В палате всё должно быть комфортно: это достигается за счет мебели, интерьера, приближенного к домашнему, штор, декора. Еще один тренд — внедрение на медицинских объектах различных «умных» решений, например «умная палата». Не нужно искать отдельные пульты, чтобы включить кондиционер, телевизор или чайник. Не нужно просить сделать это медсестру. Всё делается с одного смартфона, планшета или пульта: можно раздвинуть шторы, заказать еду, посмотреть свои анализы, рекомендации, назначения врача, отрегулировать температуру в палате.

В реабилитационных пространствах иной подход, потому что пациенту нужно возвращаться к живому общению. Чтобы он этого захотел, палата должна быть простой, а общественные места — красочными и яркими. В коридорах некоторых клиник, к примеру, будут установлены аквариумы; будет место для игры на фортепиано или в шахматы. Мы хотим, чтобы пациентам хотелось общаться и гулять. Это тоже задача дизайна.

Во всех объектах ММК используется инклюзивный дизайн — организация пространства, доступная для всех, — детей, взрослых и маломобильных групп всех категорий.

— А какие дизайнерские и строительные решения предполагаются в медицинском молле?

— Для России это уникальная история, в мире же уже есть аналоги. Например, в Голландии — медцентр Erasmus MC. Это целый медицинский город.

Мы делаем похожий проект. Будет внутренний променад, который закольцует прогулочные дорожки в парке, а также зимний сад.

Участники постоянно добавляются: уже есть взрослая и детская онкология, педиатрия, стоматология, детская онкогематология, многофункциональная клиника для взрослых, стационар, отделение химиотерапии, ортопедия и даже роддом. И всё под одной крышей.

Плюс рядом мы построим центр ядерной медицины с высокотехнологичным оборудованием. Люди получат помощь мирового уровня от первоклассных врачей.

— Из-за пандемии сроки строительства не сдвинулись?

— Мы не прекращали строительство ни на один день, потому что перед нами стоит задача закончить в срок. Есть обязательства перед инвесторами и участниками проекта.

С точки зрения проектирования здания стали просто более адаптивными. Где-то мы добавляем инфекционные боксы: чтобы проверить пациента на наличие заболевания перед тем, как он зайдет в общее здание.

К слову, наши специалисты также принимали участие в строительстве нового инфекционного госпиталя «Вороновское», который был возведен в рекордно короткие сроки, буквально за месяц. Проект этой больницы курировал лично Рафик Загрутдинов, руководитель департамента строительства города Москвы. Тоже пример адаптивного проектирования, сейчас это ковидный центр, а после пандемии этот технологичный госпиталь может эксплуатироваться как инфекционная больница.

— В чем еще проявляется адаптивность?

— Технологии развиваются семимильными шагами. Например, если раньше нужно было огромное пространство для установки аппарата МРТ, то скоро для этого можно будет приспособить и гораздо меньшее. И мы закладываем решения, которые быстро адаптируются под медицинские инновации. Всё апгрейдится каждый день.

Принципы адаптивности будут применяться во всех наших объектах — от молла до технопарка. В унифицированных блоках смогут разместиться организации любого вида.

— К 2023 году в Москве должен появиться центр хронических болезней «Хадассы». Будут ли какие-то особенности при его строительстве?

— Это тоже уникальный объект. Международная команда, специализирующаяся на паллиативной помощи, создала концепцию, основанную на пациентоориентированности. Лучшие израильские специалисты в своей области будут оказывать помощь сложным пациентам. Речь идет в том числе о неизлечимых заболеваниях, при которых нужен долгосрочный уход и постоянное обезболивание.

Соответственно, должна быть удобная инфраструктура. По сути, мы создаем некий апарт-отель: комфортные условия, в которых пациент может жить как один, так и с родственниками. Каждая палата-номер будет оборудована кухней, а также устройствами для оказания неотложной и плановой помощи. Всё это задекорируем так, чтобы пациент не чувствовал себя на больничной койке — скорее в номере дома отдыха.

Центр будет включать такие виды реабилитации, как эрготерапия, ЛФК, физиотерапия, гидротерапия, лечебный массаж и другие.

В этом году начнется подготовка к строительству. Концепция уже разработана, подписаны соглашение с участниками и медико-техническое задание. Стартует проектирование, и скоро мы будем готовы выйти на котлован. В среднем строительство занимает около 24 месяцев.

— А когда появится технопарк?

— Сейчас мы выбираем подрядчиков по разработке концепции. Основной идеей мы видим опять-таки адаптивность, которая позволит участникам в биомедицинском направлении расширяться и перепрофилироваться. Там появится коллаборация лабораторий, опытного производства и научных разработок. Планируем запустить технопарк примерно в 2023–2024 годах. Это большое здание на 100 тыс. кв. м с парковочными местами.

— Будет ли строиться жилье для сотрудников кластера или в Сколково уже есть вся необходимая инфраструктура?

— В Сколково довольно много апартаментов, но у нас есть функциональная концепция, в которой предполагаются и дополнительные. Может появиться детское дошкольное учреждение, а также малоэтажные апартаменты.

— Что такое LEED-сертификация? Почему вы решили сертифицировать ваши объекты по LEED?

— Тренд во всем мире — энергоэффективность. В наших клиниках мы акцентируем на этом особое внимание. Каждое медучреждение на нашей территории получит LEED-сертификаты: подтверждение энергоэффективности и экологичности в проектировании. Так, сейчас мы получаем уровень LEED Silver на терапевтический корпус «Хадассы». Это будет первая в России клиника, сертифицированная по LEED.

— Какие еще нюансы учитываются при проектировании больниц кластера?

— Для оперативного трансфера передовых технологий в российское здравоохранение иностранным участникам необходимо создать инфраструктуру, близкую к той, что существует в материнской клинике. Идея кластера такова, что врачи, которые приезжают из зарубежных клиник, должны себя чувствовать в наших клиниках как дома, в привычной атмосфере. Это связано с разными протоколами лечения в иностранных больницах. От них зависит и логистика: как и куда пациент перемещается внутри учреждения. К тому же в каждой клинике предполагается разный набор оборудования. Поэтому каждое здание ММК создается по концепции иностранного архитектурного бюро, которое рекомендует наш иностранный участник.

Еще одной интересной особенностью является тот факт, что при проектировании мы можем использовать лучшие нормативы РФ и иностранных государств. Мы размещаем на нашем сайте иностранные нормативы, а после представляем объект экспертизе. На фоне пандемии мы сохраняем накопленный опыт, и использование норм иностранных государств позволяет сохранить первозданную концепцию, которая играет важную роль в трансфере технологий. Сохранение отечественных норм, в свою очередь, позволяет создать лучшие проекты в части санитарной и пожарной безопасности пациентов и врачей.

Читайте также
Прямой эфир