Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Время цыгана: умер народный артист СССР Николай Сличенко
2021-07-02 15:18:28">
2021-07-02 15:18:28
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Время безжалостно к человеку, но каждый раз, когда приходит пора прощаться с лучшими, трудно совладать с горестным чувством утраты. Николай Алексеевич Сличенко прошел долгий, удивительный, насыщенный событиями путь. Сегодня, 2 июля, на 87-м году жизни его не стало. «Известия» отдают дань памяти великому артисту.

Его имя навсегда связано с театром «Ромэн», первым и единственным в мире цыганским театром. Мальчишкой из воронежского колхоза пришел он в его стены в 1951 году да так и остался на всю жизнь. Артистичный красавец начал со второго состава, постепенно продвигаясь вперед и вверх — он был настолько органичен на сцене, что не нуждался в особом учении. Впрочем, за спиной у родившегося 27 декабря 1934 года в оседлой цыганской семье актера был уже немалый — и страшный — жизненный опыт.

Лев Лещенко, певец, народный артист России:

Николай Сличенко был человеком широченной души, выдающихся вокальных, актерских данных. Он привнес в цыганский театр не просто фольклорную народность, а сделал его эмоциональным искусством, за что его и ценили у нас в стране и за рубежом. Театр много гастролировал. В позапрошлом году на свой день рождения он прекрасно выглядел, замечательно пел и даже немного станцевал. Он останется в памяти как яркая, самобытная личность, большой талант, как настоящий друг. Николай был очень отзывчивым человеком, общаться с ним было огромным удовольствием. 50 лет я видел его на сцене, поклонялся его таланту. Мы с ним приятельствовали. Может, не слишком часто общались, но очень хорошо относились друг к другу. Для меня большая честь и гордость считать себя другом такого замечательного человека. Светлая ему память.

Николай Сличенко

Николай Сличенко

Фото: РИА Новости

Детство будущего посла цыганской культуры прошло на оккупированной нацистами Украине, где каждый день любой цыган рисковал смертью или отправкой в концлагерь — человеконенавистнические теории Гитлера ставили этот народ в очередь на полное уничтожение. В 1942 году на глазах у маленького Коли был расстрелян его отец... Всё же семье удалось пережить кошмар оккупации и перебраться в цыганский колхоз под Воронежем. Там-то подросток Сличенко, мечтавший о славе артиста, и услышал о том, что в далекой Москве есть целый театр, сделанный цыганами для цыган. Впрочем, как вскоре он смог выяснить на собственном опыте, поклонниками настоящего цыганского искусства, необычной, не по-северному жгущей сердца культуры были миллионы, вне зависимости от языка или национальности.

Он сыграл более 60 ролей в театре, сам поставил более десятка пьес, снимался в кино (в его фильмографии такие всенародные хиты, как «Свадьба в Малиновке» и «Мы — цыгане»). И, конечно, пел. Популярности Сличенко на пике славы могли бы позавидовать рок-звезды — не наши, западные, «первой категории». «Однажды я выступал на стадионе в Воронеже и должен был спасаться бегством, потому что по окончании весь стадион ринулся в мою сторону. Мне быстро подогнали машину — «Волгу», я туда запрыгнул, а люди подняли ее на руки и стали качать...» — вспоминал он в канун 75-летия.

Иосиф Райхельгауз, народный артист России, худрук театра «Школа современной пьесы»:

Николай Сличенко был не только артистом, но прежде всего символом — символом того, как человек из низов, откуда-то из табора, из бродячей жизни может подняться на вершины признания. Ведь это единственный цыган, ставший народным артистом СССР! Он был обаятельнейшим, красивейшим, довольно быстро стал любимцем зрителей, а потом и худруком театра «Ромэн», который возглавлял очень долго. И надо сказать, что обязанности руководителя такого непростого коллектива он выполнял профессионально, талантливо и скромно. Никогда не требовал, не стучал кулаком, но работал очень убедительно.

Много-много лет он этот театр сохранял, но не переставал и сам выходить на сцену — например, замечательно пел цыганские романсы. Мне посчастливилось несколько раз выступать с ним в одних программах, участвовать с ним как с худруком в одних совещаниях, и он всегда производил впечатление человека доброго, благородного. И я всегда испытывал радость, когда встречал его. И сейчас, конечно, с большой грустью узнал об этом печальном событии.

В 1972 году он получил и формальное образование — окончил высшие режиссерские курсы при ГИТИСе. Впрочем, Сличенко к тому времени уже и сам мог учить молодежь — чем вскоре успешно и занялся. Как писал сам артист в своей книге мемуаров, «режиссер начинается не с поступления в институт на режиссерский факультет и даже не с получения диплома о его окончании, а лишь с того момента, когда у него появляются своя тема в искусстве, свое отношение к явлению жизни, свой взгляд на всё, что совершается вокруг него». В 1978 году артист создал на базе Музыкального училища имени Гнесиных студию, где готовят кадры специально для театра «Ромэн», а в 2005 году открыл Цыганский национальный курс при Театральном институте им. Б. Щукина. И, конечно, именно тогда, в 1977 году, случилось, пожалуй, главное событие в его профессиональной жизни: он стал художественным руководителем театра «Ромэн».

Николай Сличенко на сцене театра «Ромэн»

Николай Сличенко на сцене театра «Ромэн», 1979 год

Фото: РИА Новости/Рыбаков

Радда Эрденко, певица, участница дуэта «RadaNik»:

Для нашей семьи это личная трагедия. Николая Алексеевича я знаю с детства. Мои родители заслуженные артисты России Николай и Роза Эрденко более 15 лет проработали вместе с ним. На тот момент папа был музыкальным руководителем театра «Ромэн», а Николай Сличенко — ведущим артистом. Его магнетическое обаяние распространялось не только на зал, но и на находящихся за кулисами. Профессионал высочайшего класса.

Папа мне рассказывал, как однажды он с друзьями решил подшутить над Николаем Алексеевичем. У него тенор — высокий голос. И подговорив гитаристов, решили сыграть его арию на тон выше. Но, поняв, что он с этим справиться, усложнили задачу и заиграли на два тона выше. Произведение было серьезное даже для тенора. И Николай Сличенко исполнил ее, а после вышел со сцены и просто сказал: «Что-то ребята вы сегодня высоковато взяли».

Он был не просто звездой, а человеком. У Сличенко был непререкаемый авторитет. Николай Алексеевич в мире цыган — № 1. Самородок, мальчик из простой семьи, наделенный музыкальным талантом. Наверняка все слышали «Очи черные» в его исполнении. От этих интонаций — мурашки по коже. Он создал себя и свою карьеру сам. О яркости его таланта, самобытности, человечности можно говорить бесконечно. Николай Сличенко был человеком без вредных привычек.

Он тяжело болел и при этом, как говорят артисты его театра, до последнего приходил на постановки. Ему необходимо было физическое присутствие в этих стенах. Его преданность театру «Ромэн» была безгранична. А его энергетикой пронизаны эти исторические стены. Такие люди как Николай Алексеевич Сличенко рождаются раз в сто лет.

В 1981 году он стал первым и единственным цыганом, которому было присвоено почетное звание народного артиста СССР. Впрочем, к тому времени он уже был действительно народным — и не только для собственного древнего народа, но для всех нас, кому довелось жить в Советском Союзе. «Своим» он считался, пожалуй, везде — от Белоруссии до Камчатки, от Заполярья до Средней Азии. А уж об отношении к нему самих цыган трудно и рассказать словами. Его обожали в исконном значении глагола — боготворили, его слово значило во многих случаях больше, чем мнение традиционного «барона».

Виктория Ушакова, руководитель цыганского ансамбля «Русска Рома»:

Николая Сличенко в цыганском мире знали все. К нему отношение было только с почетом. Слов нет, какая это для нас потеря. Он был безусловным авторитетом. После него никто не продвинулся так высоко, не достиг таких высот.

Для молодежи он не просто кумир, но еще и эталон. Песни в его исполнении всегда попадали прямо в сердце. Этому не научишься, это подарок родителей и Бога. Многие молодые исполнители ему подражают. Певцы перенимают его манеру и дальше ищут себя, отталкиваясь от эталона.

Для цыган Сличенко — на уровне Бога. Он от природы был очень одаренным. У него был талант, благодаря которому он попал в театр без всяких дипломов. Мастерство у него было в крови. Мы виделись с ним на мероприятиях, фестивалях. Смотрели на него как бы снизу вверх. Мы по возрасту помоложе, и для нас Николай Алексеевич был живой легендой. А легенды слагают не о простых людях, а о выдающихся.

Ему рукоплескали по всему миру: во Франции и Японии, в США и Болгарии, в Италии и Индии... Кажется, едва ли остался уголок земли, где не слышали его бархатистого, глубокого голоса. И каждую песню он исполнял так, словно делал это в последний раз, — с полной внутренней отдачей, без каких-либо поблажек к самому себе. Список его наград и премий займет, пожалуй, полную страницу — и нет смысла приводить его здесь. Главным же его званием, наверно, было вовсе не официальное, данное ему не сильными мира сего, а верными поклонниками. «Главный цыган страны» называли его уже много десятилетий — теперь этому званию уготована вечность.

В мае Сличенко был госпитализирован из-за проблем с легкими. Все мы надеялись, что это лишь мимолетный недуг, которого трудно избежать просто в силу возраста, что всё обойдется. Но болезнь оказалась сильнее... Свою роль, наверно, сыграло и то, что всю свою жизнь Николай Алексеевич прожил без красования и лицедейства, каждый выход на сцену для него был жертвой искусству — до полной гибели всерьез. Сегодня этот скорбный час пришел по-настоящему.

Николай Сличенко

Николай Сличенко, 1994 год

Фото: ТАСС/Петр Носов

«Для мужчины главное — мозги не потерять. Красивый, не красивый — ерунда. Другое дело — обаяние, человеческое тепло, душа, опыт, понимание жизни. Сдаваться никогда нельзя. Надо жить и благодарить Бога за то, что ты до сих пор действуешь», — говорил он в интервью «Известиям». Таким он и был до самого конца — мудрым, ироничным, душевным. Не сдавшимся. То, что смерти удалось всё же вырвать его из рядов живых, — лишь случайность, нелепая ошибка судьбы. Ведь цыган не умирает — он лишь уходит отдохнуть от этого мира.

Читайте также