Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вакцинный альтруизм: G7 планирует излечить мир от COVID к 2022 году
2021-06-13 20:32:04">
2021-06-13 20:32:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Страны G7 приняли американскую повестку по сдерживанию Китая: по оценке опрошенных «Известиями» экспертов, большинство нынешних инициатив «семерки» нацелены на то, чтобы выиграть в соперничестве с Пекином. В том числе и решение предоставить в 2022 году развивающимся странам более 2 млрд вакцин от COVID — следствие этой борьбы. Россия, по мнению аналитиков, в список приоритетов «семерки» не входит — на это указывает и итоговое коммюнике саммита, в котором новых заявлений по российской теме не было.

Борьба за вакцинное лидерство

13 июня завершился трехдневный саммит стран «большой семерки». В этом году лидеры Великобритании (нынешний председатель G7), Германии, Италии, Канады, США, Франции и Японии, а также руководство Евросоюза встретились в британском городке Карбис-Бэй на атлантическом побережье полуострова Корнуолл. За те полтора года, что продолжается пандемия, это была первая очная встреча лидеров «группы семи».

Фото: REUTERS/Phil Noble

Ключевой темой стала пандемия COVID-19 и то, какую роль в борьбе с ней сыграют страны G7. Отсюда и лозунг британского председательства: фраза Build Back Better— «Отстроить лучше, чем было» — наглядно иллюстрирует задачи «семерки» на следующий год. В итоговом заявлении, обнародованном 13 июня, лидеры эти задачи конкретизировали: они поставили общую цель добиться завершения пандемии уже в 2022 году и решили активизировать производство и распространение вакцин. Для этого необходимо расширять ареал стран, которые начали бы производство препаратов на своей территории: как заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель, «группа семи» хочет, «чтобы производство [вакцин] было не только в Европе или Азии, но и на африканском континенте».

До конца следующего года «семерка» рассчитывает предоставить развивающимся странам порядка 2,3 млрд доз препаратов — как напрямую, так и через международный механизм COVAX. Эта цифра превзошла все прогнозы: как сообщали ранее СМИ, в течение 2022 года G7 намеревалась передать более бедным странам около 1 млрд вакцин — из них 500 млн приходилось бы на США, еще по 100 млн взялись предоставить Великобритания, Канада и Евросоюз.

Сказать наверняка, удастся ли в такие сжатые сроки наконец свести пандемию на нет, сейчас нельзя — даже при самых благоприятных обстоятельствах есть риск, что очаги заболевания всё же останутся, причем именно среди менее развитых стран, считают эксперты.

— Можно предположить, что если не будет опасных новых мутаций, то на глобальном Севере с пандемией можно будет справиться уже в будущем году, — сказал «Известиям» глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — При этом не исключен определенный дефицит вакцин для глобального Юга — у нас пока нет оснований говорить, что этот дефицит можно будет закрыть в течение ближайших 12 месяцев. Даже в лучшем случае какие-то очаги коронавируса могут остаться в зоне развивающихся стран.

Вакцинный альтруизм: G7 планирует излечить мир от COVID к 2022 году
Фото: Global Look Press/Cecilia Fabiano/LaPresse

Если же срок действия вакцин окажется меньше или будут появляться новые штаммы, то вполне вероятно, что война с COVID-19 может затянуться и стать борьбой с сезонным заболеванием, отметил эксперт. По его оценке, «семерка» принимает во внимание Россию, Индию, Китай как страны с большими производственными мощностями, однако в противодействии вирусу она считает основным игроком именно себя — для нее лидерство здесь отражает то, какую позицию она занимает в мировых экономической и социальной сферах, подытожил Андрей Кортунов.

Другие приоритеты

В целом повестка саммита G7 была очень насыщенной — одними разговорами о COVID и обязательным для любого саммита вопросом изменения климата встреча не ограничилась. В итоговое 25-страничное коммюнике вошли заключения лидеров по таким темам, как введение глобального минимального налога на прибыль корпораций (его хотят определить на уровне 15%), борьба с внешними угрозами и коррупцией, положение в Афганистане, выборы в Ливии, иранская ядерная сделка, урегулирование на юго-востоке Украины, стабильность в Тайваньском проливе, Олимпийские игры в Токио, денуклеаризация Корейского полуострова, ситуация в Мьянме и Белоруссии.

Из 70 пунктов, которые составляют итоговый документ, Россия упоминается только в двух — в 51-м и 52-м — в окружении уже традиционных формулировок. Так, лидеры G7 подтвердили свою заинтересованность «в стабильных и предсказуемых отношениях с Россией» и намерены работать в областях, «представляющих взаимный интерес». При этом они вновь призвали РФ «прекратить свое дестабилизирующее поведение и злонамеренные действия» и «выполнять свои международные обязательства и обязательства в области прав человека».

В контексте украинского кризиса принципиально новых заявлений также не было: лидеры вновь заявили, что считают Москву стороной конфликта, а не посредником, призвали ее снизить напряженность в регионе и выразили поддержку нормандскому формату и украинской стороне.

— Мне кажется, в системе координат G7 Россия занимает достаточно незначительное место, — сказал «Известиям» научный директор клуба «Валдай», главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Здесь бросается в глаза другое: в «семерке» приняли американскую повестку сдерживания Китая и всяческого ограничения его дальнейшего роста — кто-то поддерживает ее с большим энтузиазмом, кто-то с меньшим, но в целом все с этим согласились. И, на мой взгляд, это главное направление.

Фото: REUTERS/Kevin Lamarque

По оценке эксперта, и «зеленая» политика, и раздача вакцин идут в логике соперничества с Китаем. К примеру, как сообщили в Белом доме, президент США Джо Байден и его коллеги по «семерке» решили запустить свою глобальную инфраструктурную инициативу. Ее суть в том, чтобы под руководством «крупнейших демократий» сократить потребности развивающихся стран в финансировании инфраструктуры в объеме более $40 трлн. Таким образом члены G7 планируют создать противовес китайской инициативе «Один пояс — один путь», за счет которой с 2013 года китайские стратегические инвестиции в инфраструктуру получили уже 70 стран.

— Надо отдать должное Байдену: он продолжил линию [предыдущего президента США Дональда] Трампа на сдерживание Китая, — отмечает Федор Лукьянов.

Но если Трамп всё время бил себя в грудь, кричал, хвастался и бахвалился, как он прижимает Пекин к ногтю, то Байден этого не делает — он системно работает над тем, чтобы сдерживать Китай в глобальном масштабе, подытожил эксперт.

Читайте также