Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
Минобороны назвало риски для всего мира из-за обстрелов Запорожской АЭС
Мир
ООН призвала Россию и США решить вопросы по инспекциям в рамках ДСНВ
Мир
Байден подпишет протоколы о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО 9 августа
Мир
В Запорожье поддержали проведение референдума с учетом требований законодательства РФ
Мир
Евросоюз выделил более €8,9 млрд на помощь Украине
Армия
Россия и Алжир впервые проведут совместные антитеррористические учения
Мир
США приняли решение о возможности освобождения Винника под залог
Мир
Антонов уличил США в намерении максимально затянуть конфликт вокруг Украины
Мир
Сторонники Трампа начали собираться около его резиденции после обыска ФБР
Экономика
Пушков увидел признаки перемен в компромиссах ЕС ради экономии
Мир
Украинские боевики обстреляли Макеевку снарядами НАТО
Мир
МИД РФ раскритиковал слова Зеленского об обстреле Запорожской АЭС
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Страны G7 приняли американскую повестку по сдерживанию Китая: по оценке опрошенных «Известиями» экспертов, большинство нынешних инициатив «семерки» нацелены на то, чтобы выиграть в соперничестве с Пекином. В том числе и решение предоставить в 2022 году развивающимся странам более 2 млрд вакцин от COVID — следствие этой борьбы. Россия, по мнению аналитиков, в список приоритетов «семерки» не входит — на это указывает и итоговое коммюнике саммита, в котором новых заявлений по российской теме не было.

Борьба за вакцинное лидерство

13 июня завершился трехдневный саммит стран «большой семерки». В этом году лидеры Великобритании (нынешний председатель G7), Германии, Италии, Канады, США, Франции и Японии, а также руководство Евросоюза встретились в британском городке Карбис-Бэй на атлантическом побережье полуострова Корнуолл. За те полтора года, что продолжается пандемия, это была первая очная встреча лидеров «группы семи».

Фото: REUTERS/Phil Noble

Ключевой темой стала пандемия COVID-19 и то, какую роль в борьбе с ней сыграют страны G7. Отсюда и лозунг британского председательства: фраза Build Back Better— «Отстроить лучше, чем было» — наглядно иллюстрирует задачи «семерки» на следующий год. В итоговом заявлении, обнародованном 13 июня, лидеры эти задачи конкретизировали: они поставили общую цель добиться завершения пандемии уже в 2022 году и решили активизировать производство и распространение вакцин. Для этого необходимо расширять ареал стран, которые начали бы производство препаратов на своей территории: как заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель, «группа семи» хочет, «чтобы производство [вакцин] было не только в Европе или Азии, но и на африканском континенте».

До конца следующего года «семерка» рассчитывает предоставить развивающимся странам порядка 2,3 млрд доз препаратов — как напрямую, так и через международный механизм COVAX. Эта цифра превзошла все прогнозы: как сообщали ранее СМИ, в течение 2022 года G7 намеревалась передать более бедным странам около 1 млрд вакцин — из них 500 млн приходилось бы на США, еще по 100 млн взялись предоставить Великобритания, Канада и Евросоюз.

Сказать наверняка, удастся ли в такие сжатые сроки наконец свести пандемию на нет, сейчас нельзя — даже при самых благоприятных обстоятельствах есть риск, что очаги заболевания всё же останутся, причем именно среди менее развитых стран, считают эксперты.

— Можно предположить, что если не будет опасных новых мутаций, то на глобальном Севере с пандемией можно будет справиться уже в будущем году, — сказал «Известиям» глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — При этом не исключен определенный дефицит вакцин для глобального Юга — у нас пока нет оснований говорить, что этот дефицит можно будет закрыть в течение ближайших 12 месяцев. Даже в лучшем случае какие-то очаги коронавируса могут остаться в зоне развивающихся стран.

Вакцинный альтруизм: G7 планирует излечить мир от COVID к 2022 году
Фото: Global Look Press/Cecilia Fabiano/LaPresse

Если же срок действия вакцин окажется меньше или будут появляться новые штаммы, то вполне вероятно, что война с COVID-19 может затянуться и стать борьбой с сезонным заболеванием, отметил эксперт. По его оценке, «семерка» принимает во внимание Россию, Индию, Китай как страны с большими производственными мощностями, однако в противодействии вирусу она считает основным игроком именно себя — для нее лидерство здесь отражает то, какую позицию она занимает в мировых экономической и социальной сферах, подытожил Андрей Кортунов.

Другие приоритеты

В целом повестка саммита G7 была очень насыщенной — одними разговорами о COVID и обязательным для любого саммита вопросом изменения климата встреча не ограничилась. В итоговое 25-страничное коммюнике вошли заключения лидеров по таким темам, как введение глобального минимального налога на прибыль корпораций (его хотят определить на уровне 15%), борьба с внешними угрозами и коррупцией, положение в Афганистане, выборы в Ливии, иранская ядерная сделка, урегулирование на юго-востоке Украины, стабильность в Тайваньском проливе, Олимпийские игры в Токио, денуклеаризация Корейского полуострова, ситуация в Мьянме и Белоруссии.

Из 70 пунктов, которые составляют итоговый документ, Россия упоминается только в двух — в 51-м и 52-м — в окружении уже традиционных формулировок. Так, лидеры G7 подтвердили свою заинтересованность «в стабильных и предсказуемых отношениях с Россией» и намерены работать в областях, «представляющих взаимный интерес». При этом они вновь призвали РФ «прекратить свое дестабилизирующее поведение и злонамеренные действия» и «выполнять свои международные обязательства и обязательства в области прав человека».

В контексте украинского кризиса принципиально новых заявлений также не было: лидеры вновь заявили, что считают Москву стороной конфликта, а не посредником, призвали ее снизить напряженность в регионе и выразили поддержку нормандскому формату и украинской стороне.

— Мне кажется, в системе координат G7 Россия занимает достаточно незначительное место, — сказал «Известиям» научный директор клуба «Валдай», главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Здесь бросается в глаза другое: в «семерке» приняли американскую повестку сдерживания Китая и всяческого ограничения его дальнейшего роста — кто-то поддерживает ее с большим энтузиазмом, кто-то с меньшим, но в целом все с этим согласились. И, на мой взгляд, это главное направление.

Фото: REUTERS/Kevin Lamarque

По оценке эксперта, и «зеленая» политика, и раздача вакцин идут в логике соперничества с Китаем. К примеру, как сообщили в Белом доме, президент США Джо Байден и его коллеги по «семерке» решили запустить свою глобальную инфраструктурную инициативу. Ее суть в том, чтобы под руководством «крупнейших демократий» сократить потребности развивающихся стран в финансировании инфраструктуры в объеме более $40 трлн. Таким образом члены G7 планируют создать противовес китайской инициативе «Один пояс — один путь», за счет которой с 2013 года китайские стратегические инвестиции в инфраструктуру получили уже 70 стран.

— Надо отдать должное Байдену: он продолжил линию [предыдущего президента США Дональда] Трампа на сдерживание Китая, — отмечает Федор Лукьянов.

Но если Трамп всё время бил себя в грудь, кричал, хвастался и бахвалился, как он прижимает Пекин к ногтю, то Байден этого не делает — он системно работает над тем, чтобы сдерживать Китай в глобальном масштабе, подытожил эксперт.

Читайте также
Реклама