Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Роль принимающей стороны требует дипломатического такта»

Председатель Национального совета Швейцарии Андреас Аэби — о российско-американском саммите и феномене нейтралитета его страны
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение России и США провести саммит в Женеве уже само по себе можно расценивать как позитивный шаг. Об этом заявил председатель Национального совета (нижняя палата парламента) Швейцарии Андреас Аэби. В интервью «Известиям» накануне встречи Владимира Путина и Джо Байдена он рассказал, почему Женева уже на протяжении многих лет предоставляет площадку для международных переговоров и в чем кроется феномен швейцарского нейтралитета.

«Нейтралитет — основополагающий принцип внешней политики Швейцарии»

— Для Женевы грядущий саммит России и США — первая двусторонняя встреча на высшем уровне со времен переговоров Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в 1985 году. Вы бы провели параллель между этими переговорами и саммитом Владимира Путина и Джо Байдена 16 июня?

— Что ж, есть очевидные параллели, но опять же с 1985 года мир значительно изменился. Тем не менее Женева, похоже, была и остается идеальным местом для встреч подобного масштаба. Естественно, мы очень рады принять у себя первую после прошедшего 36 лет назад исторического Женевского саммита встречу.

— Насколько важно было для Швейцарии стать площадкой для переговоров между Владимиром Путиным и Джо Байденом? Что страна выигрывает от этого саммита?

— Нейтралитет — основополагающий принцип внешней политики Швейцарии. Мы гордимся своей традицией, которая позволяет нам предлагать беспристрастное и безопасное пространство для порой трудных, но важных переговоров. Поэтому мы невероятно рады принять у себя предстоящую встречу между президентом Путиным и президентом Байденом и продвигать Женеву как площадку для международного диалога на высшем уровне.

— По каким критериям идет выбор площадки для переговоров такого уровня? С вашей точки зрения, в чем ключевые преимущества Женевы как города-посредника?

— Роль стороны, принимающей встречи такого уровня, требует дипломатического и организационного такта. В Женеве располагается много международных и многосторонних организаций. Город принял множество саммитов и важных дипломатических переговоров. Таким образом, Женева — чрезвычайно опытная хозяйка. С другой стороны, и Россия, и Соединенные Штаты располагают в Женеве крупными дипмиссиями, поэтому их эксперты знакомы с местными условиями и аспектами безопасности. И мы поддерживаем здоровые и уважительные отношения с обоими государствами. Этот аспект, думаю, создает непринужденную атмосферу в равной степени для президента Путина и президента Байдена. Все эти факторы предопределяют Женеву как площадку для диалога.

— Встреча пройдет на вилле «Ла Гранж». Почему не в штаб-квартире ООН в Женеве?

— Хотя штаб-квартира ООН находится в Женеве, ООН и Швейцария это два разных объекта. В моем понимании, российская и американская администрации искали обстановку, которая бы обеспечила благоприятные рамки для их встречи, и у Женевы как у города отличная репутация как у центра диалога и международного сотрудничества. Министерство иностранных дел может выступать с предложениями, но в конечном счете о месте переговоров договариваются две стороны.

«Безопасность и мир требуют сотрудничества»

— Нейтралитет — один из ключевых элементов, благодаря которому Швейцария известна в мире. Почему ваша страна предпочитает занимать такую позицию? Во время Первой и Второй мировых войн Швейцария придерживалась так называемого вооруженного нейтралитета, который спас ее от иностранного вторжения. Можете, пожалуйста, объяснить, как такой нейтралитет может гарантировать защищенность страны от внешней агрессии?

— Понимаете, нейтралитет Швейцарии восходит к 1516 году и, в соответствии с международным правом, признан Парижским договором с 1815 года. Признание международным правом гарантирует неприкосновенность швейцарской территории.

На протяжении бурных веков нейтралитет показывал себя как успешный политический инструмент для сохранения внешней независимости и внутренней сплоченности нашего маленького многоязычного государства в самом сердце многонационального континента, который собой представляет Европа. Наш нейтралитет также позволяет нам играть активную и заслуживающую доверия роль в международной солидарности. Обязательства Швейцарии варьируются от гуманитарных мероприятий до Международного Комитета Красного Креста (МККК), который имеет глобальный охват, от дипломатических посреднических услуг до миссий по поддержанию мира.

Нейтралитет это часть традиции, истории и самооценки нашей страны, которая пользуется огромной поддержкой наших граждан.

— Возвращаясь к теме российского-американского саммита: учитывая нынешнее состояние отношений между Москвой и Вашингтоном, какой исход встречи был бы наиболее благоприятным возможным вариантом? Что послужило бы показателем успеха саммита?

— Безопасность и мир требуют сотрудничества, а сотрудничество основывается на диалоге. При этом я убежден, что волю обеих сторон собраться в Женеве уже можно расценить как позитивный шаг. Однако, как было сказано ранее, наша роль заключается в том, чтобы обеспечить адекватную основу и безопасную площадку для диалога, а не анализ или прогнозы.

— В случае если саммит завершится успешно и проложит дорогу к другим встречам между Владимиром Путиным и Джо Байденом, будет ли Швейцария готова стать постоянной площадкой для таких переговоров? Или для сторон лучше и продуктивнее проводить встречи в разных местах?

— Как было упомянуто ранее, Швейцария и особенно Женева предлагает отличную площадку для диалога. Вопросы о дальнейших встречах все заинтересованные стороны рассмотрят в свое время.

Читайте также
Прямой эфир