Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Никому не советую играть в полной маске»

Защитник ярославского «Локомотива» Денис Баранцев — о выступлении в защитной амуниции и результатах команды в прошедшем сезоне КХЛ
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прошлое межсезонье после четырех успешных лет в нижегородском «Торпедо» один из самых стабильных защитников России Денис Баранцев впервые вышел на рынок неограниченно свободных агентов и подписал двухлетний контракт с ярославским «Локомотивом». Первый сезон у бывшего капитана нижегородцев в составе «железнодорожников» не задался из-за травм и коронавируса, но в плей-офф 29-летний хоккеист был практическим незаменимым игроком в большинстве.

Именно две его результативные передачи в четвертой игре второго раунда Кубка Гагарина с ЦСКА (3:0) и гол в шестой (2:1 ОТ) стали залогами двух побед «Локомотива». В интервью «Известиям» воспитанник тольяттинской «Лады» рассказал о прошедшем сезоне, серии с ЦСКА, игре в полной маске, двух Кубках Гагарина с «Динамо» и выразил надежду на скорейшее возвращение родного клуба в КХЛ.

— Ваш партнер по команде Владимир Ткачев сказал, что «Локомотив» — единственная команда, у которой были реальные шансы пройти ЦСКА. Согласны с этим? И почему в итоге это не получилось?

— В принципе, я согласен с нашим капитаном. У нас была достаточно сильная команда, и семь матчей тому подтверждение. К сожалению, решающую встречу мы проиграли. Я не буду говорить «повезло — не повезло», потому что это гадание из серии «а если бы...». Везет, как говорится, сильнейшему, поэтому ЦСКА прошел дальше. Что касается «единственной команды», то тут еще есть шансы у «Авангарда». Если Омск выиграет, значит, мы были не единственными, а если армейцы возьмут Кубок, то, значит, Владимир был прав.

— Другой ваш партнер по «Локомотиву» Павел Красковский говорит, что, возможно, стоило в седьмом матче жестко действовать от обороны, сидеть в окопах и играть «10 овертаймов на изнеможение».

— Тут я не согласен, потому что вообще все игры оказались одинаковые. Все семь матчей были «от ножа», и, в принципе, ЦСКА строит такую игровую модель, что у него всегда идеальный хоккей. Армейцы играют по системе. Так же, как и мы. Тут и мы играли идеально, и соперник. Все решали маленькие нюансы. Что касается слов Паши... Да тут всё что угодно можно сейчас говорить — мы проиграли седьмую встречу. Сказать можно любые слова: можно было откатиться или еще чуть жестче сыграть. Можно было и так, и по-другому. Сейчас уже нет смысла говорить об этом. Надо сделать выводы, чуть перестроиться и работать дальше, чтобы привести Кубок Гагарина в Ярославль.

— Год назад «Торпедо», где вы были капитаном, проиграло ЦСКА (0:4) в первом раунде. С тех пор как изменились армейцы?

— Я бы не сказал, что они кардинально поменялись. Да, ушли сильные игроки, но не менее сильные пришли на их место. Самое главное — система сохранилась, и они как играли, так и играют. Особой разницы я не заметил.

— Довольны ли вы своим сезоном лично?

— В целом, конечно, нет. Во-первых, меня подкосила травма, потом ковид. Всё это наложилось и, соответственно, пришлось выбираться из этой ямы. Хорошо, что я из нее выбрался. Обидно, что пропустил два месяца регулярного чемпионата. Да, было тяжело, но это жизнь, это нормально. Такие ситуации — часть нашей профессии, от них никуда не деться. Самое главное, что я полностью восстановился. Да, мне потребовалось время, продолжительное время, даже чуть больше, чем я думал, но я восстановился, и мое здоровье дало шанс продолжить сезон.

— Что за повреждения не дали вам полностью сыграть регулярку?

— Думаю, неправильно выносить это в прессу. Это внутренняя кухня команды.

— Стоит ли всем игрокам обязательно играть в полной маске, как вы в плей-офф? Мы видим, что опять увеличивается опасность травм головы и лица.

— Ни в коем случае я не советую играть в такой амуниции! Да, ты защищен, у тебя в какой-то мере закрыты нос, челюсть и голова, но это очень неудобно. Неудобно дышать, всё запотевает. Мне было крайне некомфортно. Когда речь идет о таких серьезных играх в плей-офф, то, в принципе, не обращаешь на это внимание. Хотя когда отыграл смену, приехал на лавку и прям бесит эта маска, есть одно желание — хочется ее выкинуть, выйти на лед хоть без шлема, только не в ней! Ну а в игре, конечно, на это особо внимания не обращаешь. Что касается травмоопасности, то хоккей всегда был таким. Он таким и останется, потому что увеличились сила броска и скорость катания. Время не стоит на месте, но пока лично я не вижу смысла обязательно вводить полную маску в хоккее. Если тебе «прилетит», то даже такая маска не спасет от травмы.

— Формально вы двукратный обладатель Кубка Гагарина в составе «Динамо», но в обоих плей-офф играли немного. Считаете эти трофеи для себя полноценными?

— Да, я выиграл два кубка, но чемпионом себя не ощущаю. Мое имя есть на Кубке Гагарина, мне дали мастера спорта, какие-то регалии. Но если говорить откровенно, полноценным обладателем Кубка себя не считаю. И мне очень хочется выиграть! Отдать всего себя на льду без остатка, принести пользу команде и завоевать, выгрызть, заработать, называйте, как хотите, главный трофей российского хоккея. Но есть и другая сторона медали: я был в чемпионском «Динамо», был в этой команде и видел, как всё происходит изнутри. Да, я не играл. В 2013 году провел лишь две встречи в плей-офф. Но почувствовал тот супер-коллектив! Это было прямо нереально — настоящая семья все эти два года, что «Динамо» брало кубки. Я заходил в раздевалку как домой. Был молодым, а все ребята — взрослыми, старше меня минимум на пять–шесть лет, но я заходил туда, и мне было комфортно.

— Обидно, что не вызвали в сборную сейчас на игры с белорусами? Из Ярославля в национальную команду приехал целый десант.

— В смысле обидно?! Обижаться тут надо только на самого себя. Но вообще меня особо-то никогда не вызывали. Тем более после такого сезона, когда я пропустил половину игр и особо ничего не показал, за исключением, может быть, какого-то всплеска в плей-офф. Тут надо держать высокую планку и доказывать стабильный уровень с самого начала сезона, а затем и в Кубке. О причинах, почему это не получилось, я уже сказал. Какие обиды. Конечно, всегда хочется играть за сборную, неважно, сколько тебе лет — 20, 30 или 40.

— Вообще как оцениваете свои взаимоотношения с национальной командой?

— Как прекрасные. Я два раза ездил на «Евротур» — это было потрясающе. То, что ты уже играешь в свитере с гербом на груди, дает тебе определенный импульс в жизни и карьере. Я всегда надеюсь, что будет этот вызов. Вроде и не ждешь особо, что он придет, но надеешься: «А вдруг? Вызовите меня! Я хочу выиграть чемпионат мира и Олимпиаду». Это такая мечта... Но мечтать не вредно! (улыбается)

— Вы воспитанник «Лады». Поддерживаете связь с родным городом, остались ли там родственники и как вы смотрите на перспективы возвращения Тольятти в КХЛ?

— Тольятти как был, так и остается моим родным городом, где я живу, когда сезон заканчивается. У меня там дом, родители, родственники, близкие друзья. Все живут в Самарской области. Я тольяттинский парень, воспитанник «Лады», хотя долго играл за «Динамо» и в Нижнем Новгороде, где было прекрасное время. Конечно, слежу за новостями, и меня на самом деле расстраивает то, что сейчас происходит с хоккеем в городе. Такой клуб, как «Лада», обязан играть в КХЛ. Это клуб с богатейшими традициями и историей. Посмотрите, сколько его выпускников пробилось на самый высочайший уровень. Тут по-прежнему сильная школа, хотя все знают, что клуб переживает непростой период, который длится уже довольно долго. Мне очень хочется, чтобы «Лада» наконец-то играла в нашей главной лиге. Всем сердцем переживаю за родную команду, потому что и ребята там знакомые играют, и есть знакомые среди болельщиков, которые всей душой переживают за клуб и очень расстраиваются из-за нынешней ситуации. Но они до сих пор верят, ходят на матчи и надеются на лучшее.

Прямой эфир