Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я благодарю судьбу, что получил великую награду — остался живым»
2021-04-22 16:01:02">
2021-04-22 16:01:02
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во время разведки в тылу фашистов сердце стучит так, что готово выпрыгнуть из груди, вспоминает полковник Иван Лыткин. Ветеран Великой Отечественной войны, разведчик, воин-интернационалист, 40 лет отдавший защите Родины не только на ее территории, но еще в Европе, Африке, Юго-Восточной Азии, уверен, что его миссия — рассказать потомкам, в какой героической стране они живут и чего стоило это мирное небо над головой. 10 апреля Ивану Лыткину исполнилось 95. «Известия» поздравили ветерана с юбилеем и пригласили на экскурсию в Музей Победы.

Подарок из прошлого

Подготовка к 9 Мая у Ивана Петровича Лыткина началась за несколько месяцев. Расписание ветерана Великой Отечественной войны напоминает график народного артиста. Встреча со школьниками, прием в министерстве, торжественный вечер, поездка в парк «Патриот». И это понятно: героев с каждым годом всё меньше. Для «Известий» ветеран выделил целый день.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Приезжайте, Иван Петрович вас ждет, — сообщила супруга ветерана Галина Ивановна. — Китель с орденами уже подготовил. И подарок для вас.

На следующий день мы приехали в гости к Ивану Петровичу и Галине Ивановне. Ветеран встретил нас при полном параде. Ордена и медали — тяжелее кителя. И три красные лычки справа.

Я фронтовой разведчик, трижды был ранен, — пояснил Иван Петрович. — А я вам подготовил привет из 1942 года. Это выпуск газеты «Известия» за 18 февраля. Это самые страшные дни войны, когда немец был на подступах к Москве. Здесь не только о войне, но рассказывается о том, как жила страна. Я берег ее не случайно. Когда общаюсь со школьниками, рассказываю им, как в то время писали «Известия». Этот номер я сохранил с войны и дарю его вам на добрую память.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

А еще Иван Петрович презентовал нам книгу, которую собрал и издал на собственные деньги. В ней — всё героическое прошлое. О нем мы разговаривали уже по дороге музей.

Доброволец

Попал на фронт я не сразу. Мы же, рожденные в 1926 году, — молодежь (смеется). А в 1941-м мне было только 15 лет, — вспоминает ветеран.

Родом Иван Лыткин из сибирской глубинки — деревня Нижние Аремзяны, что в Тобольском районе Тюменской области. Зимой ходил на лыжах, охотился, летом — участвовал в спортивных соревнованиях. Крепкий парень выглядел старше своих лет. Когда гитлеровцы напали на страну, Ваня, приписав в метрике год, рванул с другом на фронт. Всё думал, что на его долю войны не хватит.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— На перекладных добрались до Омска. А когда командир меня увидел, тут же раскусил. Пригрозил трибуналом за то, что подправил документы. Велел возвращаться домой. Я очень горевал. Обратно возвращался пешком. 300 км до деревни шел неделю. Добравшись, под кедром дожидался темноты, чтобы огородами пройти до дома. Стыдно было. Мама обрадовалась, но поинтересовалась: «Уж не убежал ли ты, Ваня, из армии?» Вот как были воспитаны, не должен был я посрамить семью, — рассказывает ветеран.

Своего часа Ваня дождался 16 ноября 1943 года. В санях-розвальнях везли его и односельчан-призывников до Тюмени, оттуда — в учебный полк под Новосибирском.

— А в апреле 1944 года нас в теплушках повезли на фронт, — вспоминает герой. — Куда везут, мы не знали. Направление угадывали по погоде: тепло или холодает. Так довезли нас до станции Дно под Псковом. Там я начал войну наводчиком «сорокопятки». Солдаты звали эту пушку «прощай, Родина». Это пушка с калибром 45 мм. Она всегда была на самых опасных направлениях. Били по танкам, а они по нам. Только у того-то броня, он более маневренный, а нам и спрятаться негде. Шесть человек ее катили по полю.

В одном из боев фугасный снаряд рванул рядом с рядовым Лыткиным. Раненый и обожженный он попал в госпиталь. А подлечившись, опять вернулся на фронт.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— В батальоне меня уже определили командиром «сорокопятки» и отправили на передовую, — рассказывает Иван Петрович. — Там снова был ранен. После госпиталя, вернувшись на фронт, вызвал бойцов начальник разведки дивизии и спросил: «Кто хочет быть разведчиком? Выйти из строя!» Вышло три человека, в том числе я. Он отвел нас в лесок и говорит: «Вы пойдете в разведку, можете попасть в плен. Вас будут пытать, ломать пальцы, а вы не имеете права ничего говорить. Будете похоронены, и никто не будет знать, где могила ваша. Готовы? Выдержите?» Один из нас передумал. А мы с Колей Козловским остались. Так я стал разведчиком.

Взять «языка»

По официальным данным, Иван Лыткин пленил 15 «языков» (так называли пленных, владеющих ценной информацией). Но разведчик считает, что их было больше. А сколько еще неудачных попыток — не сосчитать. Не так это просто — врукопашную живым немца в штаб доставить, вспоминает разведчик. На вопрос, было ли страшно, ветеран не лукавит, признается: бывало, и не раз.

— Как пишет Юлия Друнина: «Я столько раз видала рукопашный,/ Раз наяву. И тысячу — во сне./ Кто говорит, что на войне не страшно,/ Тот ничего не знает о войне», — цитирует поэтессу ветеран. — Я благодарю судьбу, что получил великую награду — остался живым. А на фронте не будешь же все время под страхом жить. Но и расслабляться война не дает. Командир приказывает: «Лыткин, берите своих разведчиков. Вы должны пойти в тыл врага и расследовать, где у них огневые точки. А на обратном пути притащите «языка». Приказ дан. Мы снимаем все ордена, документы оставляем у старшины, и идем без ничего. Это на случай, если схватят: не будут знать, кто ты и из какой части.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Сама подготовка похода в тыл врага — серьезная морально-психологическая нагрузка для разведчика.

— Представьте, вот он — фашист, в трех метрах от тебя. А ты в болоте лежишь и ждешь, когда он отвернется, чтобы дать знак группе захвата и наброситься на него. И пока ты лежишь рядом с ним, сердце стучит так, что готово выпрыгнуть из груди. И ты закрываешь его ладонями, чтобы враг не услышал биения сердца. Вот как переживаешь. Очень страшно! — вспоминает ветеран.

В тот момент, когда Иван Лыткин бросался и боролся с немцем врукопашную, страх покидал его. Как говорит ветеран, всё происходило быстро, врага надо быстро обездвижить и не дать ему звука издать, а тем более выстрелить. Иначе операция сорвана. Трудность еще в том, что немцы по одному не ходили. Значит, надо тихо скрутить и второго.

— Стрелять нельзя, услышат, поднимут войско. Вытаскиваешь финку, одного режешь, второго крутишь. Всё это на таком нерве, — вспоминает Иван Лыткин.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

У героя вся грудь в наградах. Два позолоченных ордена «Отечественной войны первой степени», серебряный «Отечественной войны второй степени». Как говорит ветеран, все награды ему достались нелегко. А медаль «За отвагу» он ценит особо. 5 марта 1945 года в местечке Мирени Иван Лыткин, подняв в атаку бойцов, первым добежал до вражеской траншеи и огнем автомата уничтожил трех фашистов.

Чтобы помнили

Под разговоры и воспоминания мы доехали до Музея Победы. Там ветерана уже ждал директор. Александр Школьник решил лично показать новую экспозицию и рассказать о ней почетному гостю.

В новом музейном пространстве представлен вклад в Победу тружеников тыла — тысяч рядовых граждан страны, деятелей науки, медицины, культуры, всех тех, кто самоотверженно трудился на благо страны в тяжелые годы Великой Отечественной войны, — начал экскурсию директор. — Грандиозная экспозиция музея разместилась на площади 3 тыс. кв. м. Сможете ли вы осилить весь маршрут, Иван Петрович?

Ветеран и глазом не моргнул: «Конечно! Я на днях обошел весь парк «Патриот». И вашу экспозицию всю осмотрю».

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Выставка рассказывает историю с первого дня войны и повествует о доблестных защитниках Брестской крепости.

— «Тот самый длинный день в году/ С его безоблачной погодой/ Нам выдал общую беду/ На всех, на все четыре года...» — тут же вспоминает строчки Константина Симонова Иван Петрович.

Как признается супруга, муж очень любит поэзию, много стихов о войне знает наизусть: «Ему стоит два раза прочесть, и он уже декламирует».

— Здесь мы рассказываем, как и кем управлялась страна, — продолжает экскурсию Александр Школьник. — Посетители даже могут стать свидетелями заседания Государственного комитета обороны, который проходил к кабинете Сталина. Далее в экспозиции есть студия радио. Любой может услышать голос Левитана и прочесть, так же как и он, сводку Совинформбюро.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Сославшись на плохое зрение, гость не воспользовался приглашением к микрофону, а вот в разделе, посвященном фронтовым бригадам, решил задержаться.

— Здесь, забравшись в кузов полуторки, можно выступить перед бойцами, — предложил директор.

— Выступить?! — оживился Иван Петрович. — Это я люблю. Мы с супругой танцуем. На любых мероприятиях, куда ни приходил, нас просят повальсировать.

Директор предложил спеть. Солдат лихо взобрался на импровизированную сцену и, смотря на аплодирующих бойцов на экране, запел: «Расцветали яблони и груши…»

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Следуя далее, гости попали во фронтовой госпиталь. Иван Петрович заулыбался, когда увидел медсестру, сматывающую бинты. В экспозиции сотрудники музея выполняют функцию актеров. Они могут и сыграть, и рассказать. «О, я ведь трижды лежал в госпиталях. У нас так же гирляндами были развешаны постиранные бинты. Такая же девочка их крутила, а потом пела раненым».

Стойкий солдат всплакнул только тогда, когда подошел к разделу, рассказывающему о концлагерях. Когда ветеран увидел детские вещи из Освенцима, на его глаза навернулись слезы. Для усиления эффекта и большего погружения в экспозиции показывается фильм. Его специально для музея снимал Игорь Угольников. На экране бесконечным потоком идут измученные люди и в конце пути рассыпаются в прах.

— Тяжело вспоминать и видеть зверства фашистов, — вздохнул Иван Лыткин. — Но это надо показывать. Мы сегодня увидели то, как оживает память. Это трагическая история нашей страны. А историю надо знать. Она не скажет, как нам жить, но может предупредить, чего не делать.

После экскурсии Иван Петрович вышел из музея тихим и задумчивым.

лыткин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Я не устал, просто нахожусь под большим впечатлением, — пояснил ветеран. — Я никогда не видел такого в современных музеях. Героическая история очень впечатляет. Всё достоверно показано. Люди умирали, но не сдавались. Я благодарю этот музей. Буду рассказывать о нем на встречах молодежи. Они обязаны здесь побывать!

Иван Петрович поблагодарил за поездку и поехал домой. 9 мая парад Победы, а ему еще предстоит много дел. Человек он энергичный. Для тобольских школьников проводил конкурс на знание истории своих земляков, защищавших Москву от фашистов. 28 победителям организовал первую в их жизни поездку в столицу. Устроил им всевозможные экскурсии по местам боевой славы. И даже уговорил Максима Никулина устроить ребятам поход в цирк. Стараниями Ивана Петровича на его родине появилась мемориальная стела, на которой нанесены имена 79 погибших земляков. Полковник в отставке еще ведет и поисковую работу. А узнав, что в Москве, по соседству, тихо и без почестей похоронили ветерана ВОВ, поднял на уши администрацию, военных, родственников. Заказал на заводе мемориальную табличку, и в торжественной обстановке установил ее на доме героя. Чтобы помнили. Своими заслугами он не кичится, а прижизненным памятником себе считает село, названное в его честь Лыткино.

Как говорит Иван Петрович, он будет заниматься патриотической работой, пока у него есть силы.

— Надо общаться с молодежью, отвечать на вопросы. А то вражеская пропаганда окончательно засорит им головы неправдой. Любите свою Родину! Без нашей любви Россия прекратит свое существование, — заключил ветеран.

Читайте также