Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Иран заинтересован стать региональным хабом по производству «Спутника»

Посол Исламской Республики в РФ — о планах экспортировать вакцину, спасении ядерной сделки и возвращении Тегерана в SWIFT
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иран намерен стать хабом для производства российской вакцины на Ближнем Востоке. Об этом в интервью «Известиям» заявил посол Исламской Республики в Москве Казем Джалали. Он отметил, что в ближайшее время в стране начнется производство «Спутника V» по лицензии, по завершении вакцинации населения она начнет экспорт в соседние государства. Дипломат также уточнил: Тегеран готов вернуться в ядерную сделку только после снятия всех санкций, без поэтапной медлительности, но первый шаг в этом направлении должен сделать Вашингтон. Посол подчеркнул, что Иран настаивает на восстановлении страны в системе платежей SWIFT и требует от евротройки сделать всё возможное, чтобы это произошло.

«США должны снять все санкции»

— Иран 14 апреля начал обогащать уран до 60%, это уже практически заявка на получение оружейного урана. Зачем это нужно Тегерану? Исламская Республика собирается создать атомную бомбу?

— Нет, нет. Мы не хотим атомной бомбы, мы не занимаемся этим делом. И вы знаете, что наш верховный лидер (аятолла Али Хаменеи. — Ред.) сказал, что производство атомной бомбы и даже движение в эту сторону — это харам, то есть запретное дело. Поэтому мы в контексте нашей национальной воли не будем двигаться в сторону создания атомной бомбы. Но тем не менее мы имеем право обогащать уран до любого процента. Мы используем его в основном в медицине.

— Госдепартамент США заявил, что рассматривает возможность снять часть санкций с Ирана. Если Вашингтон начнет смягчение политики рестрикций, готов ли Тегеран в ответ вернуться к выполнению ряда положений Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)? Какие это будут положения?

— Как вы знаете, сейчас идут переговоры в Вене между Ираном и тремя европейскими странами, плюс Китай и Россия. Каких результатов достигнут стороны, пока неясно. Все ответственные лица нашей страны в один голос сказали, что это США вышли из СВПД, они нарушили его и вопреки соглашению ввели санкции против Ирана. Поэтому первый шаг в восстановлении сделки должны сделать американцы.

Схема такая: они должны снять все санкции, мы это верифицируем, чтобы доказать, что их снятие состоялось по факту, что это не искусственное и не формальное дело. После этого Иран вернется к выполнению всех своих обязательств. Мы никогда не выходили из СВПД, но тем не менее на фоне бездействия европейцев и нарушения обязательств со стороны американцев мы снизили уровень некоторых своих обязательств.

Предложение Ирана: вместо продолжительных переговоров и вместо того, чтобы определять шаг за шагом, что мы будем делать, давайте предпримем два шага: один — мы, один — американцы. Это абсолютно осуществимо и, главное, — оперативно. Если, конечно, у американцев есть воля к возвращению к реализации своих обязательств.

— Существует ли дедлайн, до которого США должны предоставить все свои предложения по СВПД?

— Видите ли, у нескольких аспектов окно возможностей небольшое. Парламент Ирана после убийства [физика-ядерщика Мохсена] Фахризаде в ноябре 2020 года принял закон, согласно которому не будет исполняться дополнительный протокол МАГАТЭ, уровень сотрудничества будет понижен. Согласно договоренности между Ираном и агентством, на три месяца у МАГАТЭ не будет доступа к ядерным объектам в Иране, там будут работать камеры, которые продолжат наблюдать за деятельностью Ирана и всё происходящее записывать.

Если через три месяца будет достигнута договоренность, все эти записи передадут в МАГАТЭ. Если не будет достигнута договоренность, документацию не передадут. Из обозначенных трех месяцев прошло полтора. То есть остается еще полтора месяца, чтобы договориться.

С другой стороны, народ Ирана не может ждать пока завершатся продолжительные переговоры с американцами. Потому что против нас введены санкции, мы боремся с коронавирусом и справляемся с этими вызовами. Но время важно, поэтому мы хотим как можно быстрее подвести итог переговоров.

— То есть Иран ждет, что США вернутся в сделку до начала лета?

— Я этого не говорил. Вы сказали: есть определенное время? Я ответил, что да, есть такие временные ограничения. Я вам скажу, что они (американцы. — Ред.) сегодня же должны выполнить все свои обязательства.

— Идет ли речь о восстановлении ядерной сделки на прежних условиях или Иран готов обсудить возможные нововведения?

— Вы знаете, СВПД — это определенная договоренность, в ней не предусмотрено, что можно что-то убавить или что-то добавить. Поэтому тот СВПД, который был принят 14 июля 2015 года, он должен быть восстановлен. Если бы Иран хотел прибегнуть к другой методике под жестким давлением господина Трампа, он бы согласился на его условия.

Новая администрация США должна знать: максимальное давление даже в самых жестких коронавирусных условиях не смогло привести к тому, чтобы народ Ирана капитулировал перед ними. Поэтому Вашингтон должен изменить свой метод, он должен вернуться в этот же СВПД в той же форме, которая была принята.

— Готов ли Иран включить в СВПД пункт о баллистических ракетах, о котором говорят США, или заключить соглашение о ракетах как отдельное, не включая его в ядерную сделку?

— Ничего лишнего в СВПД Иран не примет. Ракетная деятельность Исламской Республики входит в сферу нашей национальной безопасности, и мы никому не позволим вмешиваться.

«Мы не согласны с пошаговым предложением»

— Насколько соответствуют действительности сообщения о том, что Тегеран начал переговоры с Вашингтоном по поводу восстановления банковской системы Ирана в системе платежей SWIFT? Когда может произойти возвращение Тегерана в эту систему?

Одно из обязательств евротройки в качестве участников СВПД — это предоставление особых финансовых механизмов, в том числе SWIFT, для лиц, а также тех органов, которые указаны в дополнительном протоколе. Туда входят такие органы, как ЦБ Ирана и наши финансовые институты, они там указаны. Поэтому да, наши требования абсолютно соответствуют СВПД и мы настаиваем на снятии всех санкций, в том числе связанных с системой SWIFT. Мы настаиваем на восстановлении Ирана в этой системе платежей.

— Устраивает ли Иран такая схема: до президентских выборов США снимают санкции с нефтяного сектора, а уже после выборов все остальные?

— Наши высокопоставленные лица неоднократно говорили, что мы не будем проводить продолжительные переговоры, мы не согласны с этим пошаговым предложением. Все действия должны быть приняты за один раз, они должны быть аккумулированы в одном шаге.

«Присутствие России важно для поддержания мира»

— Financial Times со ссылкой на источники сообщила о переговорах Саудовской Аравии и Ирана. Насколько это соответствует действительности?

— Эту новость я тоже видел в СМИ, но точной информации у меня нет. Наша политика всегда была определенной: мы хотим иметь самые лучшие отношения с нашими соседями, а с другой стороны, мы считаем, что региональная безопасность должна быть обеспечена именно усилиями региональных государств.

Присутствие внерегиональных и иностранных сил непременно принесет ущерб региону и, конечно же, осложнит ситуацию там. В этих условиях мы готовы провести консультации со всеми соседними странами, развивать и расширять наше сотрудничество.

— Вы сказали, что внерегиональные силы не должны присутствовать, потому что они несут ущерб. Касается ли это России?

— Нет. Во-первых, Россия очень близка этому региону, это страна, которая играет большую роль здесь. Во-вторых, у нее нет агрессивных настроений и ее присутствие в различных частях мира важно для поддержания мира и безопасности.

— Ранее были сообщения о поставках 60 млн доз российской вакцины в Иран. Известно ли, когда начнется производство «Спутника V» в Иране? Будет ли Иран экспортировать вакцину в соседние страны?

— Надеемся, что производство «Спутника V» в нашей стране начнется в ближайшее время. Иран заинтересован в том, чтобы стать региональным хабом по производству российского препарата. Когда вакцина будет произведена в нашей стране, это будет по лицензии РФ, Москва вместе с Тегераном будут совместно принимать решение о том, куда направлять вакцину. Но одно ясно наверняка: когда завершим вакцинацию нашего народа, мы непременно будем готовы оказать помощь другим.

Читайте также
Прямой эфир