Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Битва за Средиземноморье: Турция и Греция решили наладить контакты
2021-03-17 19:06:02">
2021-03-17 19:06:02
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Греция и Турция, отношения которых лихорадит уже многие годы, решили вновь попробовать наладить контакты. 16 марта в Афинах прошла встреча дипломатов двух стран, а в апреле в Анкару должен прилететь глава МИД Греции. Однако это вовсе не означает их отказ от претензий друг к другу в решении проблем Восточного Средиземноморья. Турция, устав бороться в одиночку, пытается заручиться поддержкой других стран, которые выступают на стороне Греции. Подробности — в материале «Известий».

Встречи, но не переговоры

«В ближайшее время мы [с моим греческим коллегой] проведем встречу на уровне министров иностранных дел. Мы считаем, что эти переговоры также выгодно вести на уровне лидеров, поэтому когда [глава МИД Греции] Никос Дендиас приедет в Анкару, мы также обсудим встречу нашего президента Тайипа Эрдогана и премьер-министра Греции Кириакоса Мицотакиса», — сообщил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на пресс-конференции в Анкаре. Визит Дендиаса в Турцию намечен на 14 апреля.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на пресс-конференции в Анкаре

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на пресс-конференции в Анкаре

Фото: Global Look Press

Такое заявление последовало после того, как 16 марта состоялся второй раунд зондирующих контактов между дипломатами двух стран, на котором стороны пытались урегулировать разногласия. При этом подчеркивалось, что речь шла именно о неофициальной встрече, а вовсе не о переговорах. Турцию представлял замминистра иностранных дел Седат Онал, греческую делегацию возглавлял посол в отставке Павлос Апостолидис.

Стороны возобновили контакты в январе этого года в Стамбуле после пятилетнего перерыва и за это время успели провести два раунда встреч. Анкара и Афины накопили друг к другу много претензий. Они конкурируют в борьбе за континентальные шельфы, некоторые острова в Эгейском море, их позиции расходятся в решении кипрской проблемы, вопросах разграничения воздушного пространства в Средиземном море.

В настоящее время две страны пытаются сблизить позиции по вопросу о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа в Восточном Средиземноморье. После того как там обнаружили нефтегазовые месторождения, возникли серьезные территориальные споры между странами. В настоящее время на шельфе Восточного Средиземноморья известны четыре газовых месторождения: кипрская «Афродита» (с запасами 127 млрд кубометров газа), египетский «Зохр» — 850 млрд кубометров, а также израильские «Левиафан» и «Тамар» (620 и 200 млрд кубометров газа).

Строительство буровой платформы на месторождении «Левиафан»

Строительство буровой платформы на месторождении «Левиафан»

Фото: commons.wikimedia.org

В результате образовались три треугольника: Кипр — Греция — Израиль, Кипр — Греция — Ливан и Кипр — Греция — Египет. Участники каждого из них заключили договоры о проведении морской границы, поделив таким образом большую часть шельфа вокруг острова. Фактически Анкара противостоит им в одиночку, не признавая заключенные между странами соглашения. Турция, в свою очередь, достигла договоренности с Северным Кипром (он признан в качестве суверенного государства только все той же Турцией), а также подписала с Ливией Меморандум о разграничении морских зон.

Все против одного

Рассчитывать на помощь Брюсселя в спорах вокруг нефтегазовых месторождений в Восточном Средиземноморье Анкаре не приходится. Евросоюз, стремясь диверсифицировать поставки энергоресурсов из России, активно поддерживает Республику Кипр и Грецию. Брюссель одобрил проект Восточно-Средиземноморского газопровода (EastMed Pipeline), согласованный Израилем, Кипром и Грецией. Помимо этого, с одобрения ЕС Никосия и Каир подписали договор о строительстве по дну Средиземного моря магистрального трубопровода, соединяющего Кипр и Египет.

Президент Кипра Никос Анастасиадис, премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис и примьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху после переговоров по строительству Восточно-Средиземноморского газопровода (EastMed Pipeline). 2 января 2020 года

Президент Кипра Никос Анастасиадис, премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис и примьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху после переговоров по строительству Восточно-Средиземноморского газопровода (EastMed Pipeline). 2 января 2020 года

Фото: Global Look Press/Aristidis Vafeiadakis

Летом 2019 года ЕС ввел санкции против Турции за незаконное бурение и геологоразведочные работы в Восточном Средиземноморье. В декабре прошлого года страны Евросоюза договорились расширить список ограничительных мер в отношении Анкары. Афины настаивали на более жестких шагах, однако в Брюсселе решили иначе. В конце марта на саммите ЕС должны обсудить вопрос об отношениях между Евросоюзом и Турцией. Анкара продолжает надеяться, что ей удастся восстановить нормальный диалог с Брюсселем.

В этот раз встреча греческих и турецких дипломатов в Афинах проходила на фоне того, что Анкара направила Израилю, Евросоюзу и Греции дипломатические ноты. Турецкие власти протестуют против меморандума, подписанного сторонами 8 марта. Они договорились проложить самый длинный и глубокий в мире силовой кабель по дну Средиземного моря, чтобы связать энергосистемы Кипра, Израиля и Греции. В Анкаре уверены, что вначале нужно получить от Турции разрешение на проведение подобных работ, поскольку кабель пройдет и через спорные территории.

Участники Восточно-Средиземноморского форума. 2019 год

Участники Восточно-Средиземноморского форума. 2019 год

Фото: insidearabia.com

Серьезное беспокойство Анкары вызывает и то, что в 2019 году появился Восточно-Средиземноморский форум со штаб-квартирой в Каире, в котором участвуют Египет, Италия, Греция, Кипр, Израиль, Иордания, Палестина. Его поддерживают также арабские монархии Персидского залива, кроме Катара, близкого к Турции. На фоне налаживания отношений арабских государств с Израилем появились планы совместных энергетических проектов.

Представители Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ в споре о Восточном Средиземноморье поддерживают Афины. Так, в настоящее время Эр-Рияд проводит совместные с греческими военными учения в Восточном Средиземноморье, в начале марта Афины и Никосия устраивали маневры с Израилем, а в конце прошлого года проходили учения, в которых приняли участие Греция, Кипр, Египет, ОАЭ и Франция.

В позиции изгоя

В настоящее время Анкара старается нормализовать отношения с Египтом. Они испортились в 2013 году после свержения египетского президента Мухаммеда Мурси. Его партия «Братья-мусульмане» была идеологически близка турецким властям. 12 марта глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что страна впервые за последние 8 лет установила дипломатические контакты с Египтом. При этом он отметил, что контакты, которые в течение стольких лет не поддерживались, восстановить не так просто, из-за того что было подорвано доверие. О своем желании активизировать диалог с Каиром заявил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В целом, как отмечает турецкое издание Hurriyet Daily News, Анкара заинтересована в налаживании отношений не только с Египтом, но и со странами Персидского залива.

Впрочем, там пока делать это явно не торопятся. Как заявил высокопоставленный дипломатический источник в Египте, пока о подготовке встреч с Турцией речи не идет. «Уже не первый раз Анкара выступает с заявлениями о возобновлении контактов с Каиром. Но это лишь попытки вырваться из политической изоляции в регионе», — сказал он. Еще один источник в МИДе отметил, что Египту нужны реальные шаги, а не просто слова со стороны Анкары. «Турция должна доказать свои добрые намерения и прекратить вмешиваться во внутренние дела Египта, и тогда, возможно, позиция Египта будет меняться», — пояснил дипломат.

Турецкое геологоразведочное судно Oruc Reis в сопровождении военных кораблей в Восточном Средиземноморье

Турецкое геологоразведочное судно Oruc Reis в сопровождении военных кораблей в Восточном Средиземноморье

Фото: Getty Images/Anadolu Agency

При этом телеканал Al Arabiya со ссылкой на свои источники сообщил, что Анкара и Каир провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили предстоящую встречу с участием дипломатов и представителей службы разведки, которая должна состояться в египетской столице. Египет в свою очередь выдвинул условие для возобновления переговоров — прекращение «эскалации обстановки в Средиземном море» со стороны Анкары.

«Без сближения Анкары и Каира никаких значимых подвижек по вопросу Восточного Средиземноморья нет и быть не может. Слишком велик их авторитет, потенциал и влияние на сопредельные страны. Турция по факту уже вышла на новый уровень в регионе Большого Ближнего Востока. Этот факт не может не беспокоить другие государства», — отметил в беседе с «Известиями» востоковед-международник Юрий Мавашев.

Существует вероятность того, что Анкара может переманить на свою сторону Египет, но она крайне мала, полагает научный сотрудник Центра востоковедных исследований Данила Крылов. «Анкара неоднократно заявляла о достижении договоренностей с Каиром, но чаще всего просто выдавала желаемое за действительное. Сейчас в вопросе Восточного Средиземноморья Турция оказывается в позиции изгоя. Все страны договариваются, едва ли учитывая мнение Анкары. Тут надо переманивать не только Египет, но и основных кредиторов Египта — европейских и арабских. Но у Турции не так много инструментов давления на Каир», — отмечает политолог в разговоре с «Известиями».

Читайте также