Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По всей видимости, регулирование интернета неизбежно. Вопрос в том, каково будет это регулирование, кто и как будет его осуществлять?

Facebook и австралийское правительство 23 февраля достигли соглашения, и разногласия улажены. Казначей Австралии (он же министр финансов) Джош Фрайденберг заявил после разговора с главой социальной сети, что Facebook и Австралия подружились вновь. С одной стороны, это хорошая новость: славно, когда споры и конфликты разрешаются. С другой — это сообщение заставляет задуматься, а как же все-таки регулировать интернет?

Facebook и австралийские власти в общем-то поспорили из-за денег, ведь пользователи Facebook используют социальную сеть не только для обмена трогательными фотографиями котиков и поздравлений друг друга с днями рождения, но и размещают в ней информационный контент, созданный вполне профессиональными австралийскими СМИ. Как известно, доля такого рода постов в общем обороте сообщений в Сети очень высока. Различные субъекты (и частные лица, и целые организации, сообщества) делятся заинтересовавшими их статьями, сюжетами и тому подобным, обсуждают события, нашедшие свое отражение в работе медиа. Именно свобода, широта и скорость обмена различного рода информацией и привлекает людей в соцсети.

А соцсети на этом зарабатывают, да еще и прихватывают за счет поисковых машин и различных алгоритмов обработки информации. Более того, любят хвастаться, что они-де побивают традиционные медиа, демонстрируют невиданные показатели величины своей аудитории. Последнее приводит к перераспределению доходов, в том числе и рекламных. И вполне естественно, что австралийские власти решили принять закон о том, что соцсети должны платить СМИ за использованный контент. Это возмутило Facebook, и он заблокировал новостной контент на своей платформе. Тут уже настала очередь негодовать пользователям. И вот теперь вроде как найдено согласие между властями и хозяевами интернета.

В общем, эта история кажется очень характерной и важной, потому что австралийцы сделали очередной шаг в развитии регулирования интернета. Каковым в точности окажется этот шаг, мы узнаем, когда увидим окончательную редакцию закона после обсуждения его в верхней палате австралийского парламента. Во всяком случае казначей Австралии сказал, что в закон будут внесены поправки.

Но чем бы ни успокоилось сердце народных избранников Австралии, процесс формирования системы регулирования интернета продолжится, и прежде всего потому, что жизнь современного человечества в известном смысле разделилась на виртуальную и реальную. И если во второй, реальной, мы живем в мире, полном законов, судов, правоохранительных органов, то в первой, виртуальной, мало что в этом отношении есть. Понятно, что разделение жизни на реальную и виртуальную условно. Мир, конечно, един, он состоит из нас, людей. Но, несмотря на единство, получилось так, что жизнь людей теперь протекает в двух пространствах во все большей степени. И между ними возникают противоречия. Основа этих противоречий в том, что мы не до конца понимаем, как это работает, как влияет на нас, с чем вообще мы имеем дело.

Так, Эрик Шмидт, бывший глава компании Google, заметил, что «интернет — первое творение человечества, которое люди так и не поняли, самый масштабный эксперимент в области анархии».

А другой бывший сотрудник того же Google, Тристан Харрис, написал: «От выбора горстки людей, работающих на горстку технологических компаний, будут зависеть мысли миллионов людей… Я не знаю более актуальной проблемы, чем эта… Это меняет современную демократию, меняет нашу способность общаться и строить отношения так, как мы хотим».

Конечно, в обоих этих заявлениях есть определенный полемический задор. И анархия не абсолютна, и манипуляция общественным мнением не безгранична. Но то, что проблема регулирования и использования интернета есть, не вызывает сомнений.

Некоторое время существовала иллюзия, что интернет некоторым образом породит какое-то саморегулирование, наверное, по аналогии с теорией о самозарождении жизни из грязи. К сожалению, это оказалось не так. Возможности саморегулирования оказались ограничены. Более того, они пришли в страшное противоречие с финансовой моделью интернета. Феерическое богатство, которое удалось извлечь лидирующим в интернете компаниям, стало результатом анархии в интернете. Распыленные миллиарды пользователей, естественно, не смогли и не захотели пользоваться своей свободой, они, как и свойственно людям, быстро и охотно нашли себе новое ярмо, например те же соцсети. Чего стоит, например, очередная мода на Clubhouse Илона Маска.

Вот сейчас мы наблюдаем пандемию коронавируса. И видим, как противоречива реакция простого населения и элит на нее. Очевидно, что людям в целом не хватает солидарности и сплоченности. С одной стороны, мы видим героизм врачей и блестящие достижения ученых, но с другой — дикие предрассудки, хищничество, зависть и злобу. И даже при наличии какого-то международного права, более или менее развитых национальных систем, сравнительно устойчивых государств дело борьбы с пандемией идет туго. Если хотите, мировая иммунная система в социально-политическом смысле оказалась слабовата, реакции должной силы со стороны человечества не последовало. Страшно даже подумать, что было бы, если бы вирус оказался опаснее.

А ведь в новом информационно-коммуникационном пространстве оперируют те же люди. И там свои эпидемии и моровые поветрия, правда в основном социально-психологические, но от того не менее смертоносные. И такое ощущение, что «иммунная система» интернета или отсутствует вовсе, или крайне слабо развита.

Регулирование, законы, шерифы и тому подобное возникло потому, что люди — существа противоречивые и неустойчивые, к тому же некоторые вообще злодеи и негодяи. Поэтому далеко не всегда можно обойтись убеждением, принуждение так же необходимо. Вопрос, конечно, в пропорции. Кстати, прогресс в целом можно измерять увеличением доли убеждения в соотношении с принуждением.

В общем, регулирование интернета неизбежно. И чем более активны в разработке правил этого регулирования те, кто сильнее вовлечен в формирование информационно-коммуникационной среды, тем лучше. Если не хотите, чтобы вас регулировали другие, саморегулируйтесь. Австралийский пример, возможно, более важен, чем нам кажется.

Автор — председатель совета фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир