Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Статус партнера: Турция хочет вернуться в проект истребителя F-35
2021-02-22 16:52:51">
2021-02-22 16:52:51
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Анкаре по-прежнему рассчитывают вернуться в число партнеров американской программы создания истребителя F-35 — для достижения этой цели Турция даже наняла американских лоббистов. Впрочем, успех их работы пока под большим вопросом: в Белом доме, даже после прихода нового президента Джо Байдена, пока не намерены возвращать республику в проект, оставляя в силе «наказание» за покупку Анкарой российских комплексов С-400. Восстановление участия Турции в программе при этом могло бы стать хорошим подспорьем для нормализации отношений двух стран — партнеров по НАТО. Подробности — в материале «Известий».

Турция продолжает прикладывать максимум усилий для возвращения в американскую программу создания истребителя нового поколения F-35. Для решения этой задачи Анкара наняла базирующуюся в Вашингтоне юридическую фирму, которой предстоит выполнять функции лоббиста турецких интересов по F-35 в США.

О заключении рассчитанного на шесть месяцев контракта с юридической компанией Arnold & Porter сообщило агентство Reuters со ссылкой на документацию, направленную в американский минюст. Контрагентом американской фирмы выступает базирующаяся в Анкаре компания SSTEK Defence Industry Technologies. Владельцем последней является главный турецкий игрок в сфере ОПК — подотчетное президенту республики Управление оборонной промышленности (SSB).

В соответствии с контрактом, Arnold & Porter будут «оказывать консультационные услуги по стратегии для SSB и турецких подрядчиков по сохранению участия в программе создания многоцелевого ударного истребителя»; при этом в своей работе подрядчику предстоит учитывать «существующие сложные геополитические и коммерческие факторы». Стоимость услуг по выполнению договора оценена в $750 тыс.

Ракеты не той системы

В свое время Турция оформила заказ более чем на 100 самолетов F-35, однако в 2019 году была исключена из числа членов программы по созданию истребителя. На такой шаг Вашингтон пошел в ответ на приобретение Анкарой российских зенитно-ракетных комплексов С-400. Соединенные Штаты сочли, что использование союзником по НАТО данных ЗРК может поставить под угрозу надежность защитных систем самих F-35.

Анкара неоднократно заявляла, что такое решение США несправедливо. Турция, кстати, является и одним из поставщиков компонентов для самолета. Так, на турецких предприятиях производятся 817 из примерно 24 тыс. деталей корпуса самолета и 188 из примерно 3 тыс. наименований компонентов двигателя, пишет портал DefenseWorld.net со ссылкой на данные Пентагона.

Вид на военную базу вблизи Анкары, где проходят испытания радиолокационных станций российских зенитных ракетных систем С-400. 2019 год

Вид на военную базу вблизи Анкары, где проходят испытания радиолокационных станций российских зенитных ракетных систем С-400. 2019 год

Фото: TASS/EPA

Президент Тайип Реджеп Эрдоган также высказывал надежду на то, что подход Белого дома изменится после прихода туда Джо Байдена. Впрочем, в администрации нового американского президента к каким-то решительным мерам на этом направлении пока явно не готовы. Это подтвердил на брифинге 5 февраля официальный представитель Пентагона Джон Кирби, заявив, что «позиция США не изменилась». «В течении последнего десятилетия у Турции было множество возможностей для приобретения оборонительных системы Patriot у Соединенных Штатов, а она вместо этого решила купить С-400», что обеспечило России финансовые выгоды и увеличило ее влияние, подчеркнул представитель Минобороны США.

Намекнули на компромисс

Исключением Турции из числа участников программы F-35 американское наказание для Анкары не исчерпывается. С января этого года против республики действуют санкции, которые США ввели в рамках выполнения CAATSA (закона «О противодействии врагам Америки посредством санкций»). Администрация Байдена может их отменить в декабре нынешнего года — но только в том случае, если Анкара откажется от С-400 или более современных версий ЗРК, докажет, что российские граждане или их подрядчики не участвуют в эксплуатации или техобслуживании купленных комплексов и выполнит еще ряд условий.

Турция убеждена, что выход из ситуации следует искать «путем диалога и дипломатии», а не санкций. В МИД республики подчеркивали, что введенные Вашингтоном ограничения «негативно влияют на отношения» двух стран и «повлекут за собой ответные меры». В любом случае, «Турция никогда не откажется от тех шагов, которые необходимы для обеспечения ее национальной безопасности», — отмечали в турецком дипломатическом ведомстве.

Истребитель Су-35 во время фестиваля авиации, космоса и технологий «Технофест» в аэропорту Ататюрк в Анкаре. 2019 год

Истребитель Су-35 во время фестиваля авиации, космоса и технологий «Технофест» в аэропорту имени Ататюрка в Анкаре. 2019 год

Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Вместе с тем в Анкаре дают понять, что могут попробовать найти способ договориться с США. Так, в феврале глава Минобороны Турции Хулуси Акар сообщил, что компромисс по С-400 может быть найден, если Вашингтон пересмотрит свой подход к курдским вооруженным формированиям (США сотрудничают с курдами в Сирии, а в Турции они приравнены к террористам). «Мы можем найти решение для С-400 в переговорах с Соединенными Штатами, но ожидаем, что они увидят факт о YPG (курдских вооруженных «Отрядах народной самообороны»). Если они не найдут решения (ситуации с курдскими формированиями), мы не сможем продвинуться в наших отношениях», — сказал Акар в интервью газете Hurriyet.

В военном плане американские F-35 — конечно, не единственный для Турции вариант укрепления и модернизации своих ВВС. Альтернативой могут стать, например, российские Су-35: еще в сентябре 2019 года вице-премьер Юрий Борисов говорил, что эти многоцелевые истребители могут реально заинтересовать Турцию и решение об их приобретении — за Анкарой. Если по каким-то причинам Москва и Анкара не смогут договориться, Турция может попробовать получить истребители китайского или пакистанского производства.

По «критскому сценарию»

В то же время нельзя сказать, что вопрос с F-35 находится исключительно в политической плоскости, отмечает Амур Гаджиев, научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН и директор Центра изучения современной Турции (ЦИСТ). «Проект имеет под собой определенную экономическую подоплеку — Турция вложила в него значительные средства, некоторые детали производились в самой Турции. Так что отказ американцев и снижение уровня участия в нем Турции будет иметь определенные экономические последствия», — отметил эксперт в беседе с «Известиями».

Характерным при это является тот момент, что первый телефонный разговор между главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу и новым госсекретарем США Энтони Блинкеном «начался с упреков американской стороны в адрес Турции» и как раз главное требование Вашингтона «сводилось к тому, чтобы Анкара избавилась от российских зенитно-ракетных систем», отмечает специалист. При этом и у Турции есть свои условия — на это, по словам Гаджиева, указывает недавнее заявление президента Эрдогана о том, что «союзники Турции по НАТО вели себя неподобающим образом в контексте сирийского конфликта, а также взаимодействовали с курдскими вооруженными формированиями».

Новый госсекретарь США Энтони Блинкен во время пресс-конференции

Новый госсекретарь США Энтони Блинкен во время пресс-конференции

Фото: REUTERS/Carlos Barria

Предложение Акара, указывает директор ЦИСТ, позволило бы Турции действовать по «критскому сценарию». Речь идет о ситуации, сложившейся после приобретения Кипром в 1997 году ракет С-300. Эта покупка вызвала протесты Турции. В результате не без прессинга со стороны НАТО Кипр согласился отправить комплекс на хранение на греческий остров Крит. Позднее Греция формально купила эти ракеты у Кипра. «Турция готова вывезти эти системы — возможно, на какую-то свою базу в Катаре или в Судане, — говорит специалист. — Анкара пытается сделать первый шаг к урегулированию ситуации, но пока этот шаг не получает ответа со стороны американцев». «Здесь надо действовать в иной плоскости, туркам в данном вопросе неплохо было бы проконсультироваться с российской стороной и, может быть, прийти к какому-то общему решению, — предположил Гаджиев. — Но мне кажется, что к такому пока ни турки, ни американцы не готовы».

«Пойти на уступки надо обеим сторонам»

Проблема С-400 и членства Турции в программе F-35 — далеко не единственный раздражитель в отношениях Турции и США, которые в последние годы почти неизменно ухудшались. Новая американская администрация каких-то ощутимых шагов, направленных на исправление ситуации, не предприняла. Напротив, аналитики отмечают, что за первый месяц работы команда Байдена демонстрировала жесткость подходов к турецкой проблематике — например, в области защиты прав человека. Те заявления по Турции, с которыми выступают члены администрации США, «соответствуют обещаниям Байдена сделать продвижение демократии новым приоритетом, при этом у Соединенных Штатов и Турции хватает споров и в других сферах, которые вполне могут лишь усилить трения», полагает AFP.

Зенитно-ракетные комплексы Patriot на одной из авиабаз в Румынии

Зенитно-ракетные комплексы Patriot на одной из авиабаз в Румынии

Фото: Inquam Photos/George Calin via REUTERS

Впрочем, жесткий подход — независимо от того, кто из сторон возьмет его на вооружение, — в данной ситуации может оказаться провальным. Напротив, «пойти на уступки надо обеим сторонам», полагает глава стамбульского Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM) Синан Ульген. «В сложившихся обстоятельствах единственный путь, которым администрация Байдена может выйти на должный перезапуск отношений с Турцией, — это заключение с Эрдоганом серьезной сделки, — отмечает аналитик в колонке для The Financial Times. — Если такой договоренности не будет, возникает риск полной потери Турцией курса на Запад и ее стратегической переориентации на Москву».