Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Противоракетная оборона: США накажут Турцию за российские С-400
2020-12-13 18:27:18">
2020-12-13 18:27:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обе палаты конгресса США приняли законопроект об ассигнованиях на оборонные цели, составной частью которого являются положения «санкционного» закона CAATSA. Согласно этому документу, который уходит на подпись президенту, Вашингтон, в частности, должен наказать власти Турции за покупку российских зенитно-ракетных комплексов — осенью турецкие ВС уже провели их испытания. Ранее от ограничительных мер Анкару оберегал Дональд Трамп. Однако на этот раз в администрации уходящего главы государства, уступившего на выборах демократу Джо Байдену, возможно, не будут идти против законодателей. Подробности — в материале «Известий».

Соединенные Штаты находятся буквально в одном шаге от введения санкций против Турции. Поводом для ограничений, которые должны быть активированы в рамках «санкционного» закона CAATSA, стало приобретение Анкарой российских зенитно-ракетных систем С-400.

До последнего времени от попыток американских законодателей наказать режим президента Тайипа Реджепа Эрдогана за приобретение российских вооружений своего турецкого коллегу надежно оберегал Дональд Трамп. Однако на этот раз в Белом доме могут и не затормозить принятие пакета санкционных мер против Турции, включенного в законопроект о бюджете Пентагона. Проект главного финансового документа минобороны на минувшей неделе поддержали в конгрессе: его одобрили и палата представителей, и сенат.

Капитолий

Капитолий, Вашингтон, США

Фото: Global Look Press/picture alliance/Jürgen Schwenkenbecher

Ограничительные меры против Турции, которые предусматривает CAATSA (закон «О противодействии врагам Америки посредством санкций»), должны быть введены в течение 30 дней после подписания законопроекта о бюджете Пентагона. Санкции могут затронуть турецкие государственные структуры и чиновников, непосредственно участвовавших в сделке по приобретению российских комплексов.

Президент не против

CAATSA предусматривает 12 различных вариантов применения санкций, пятью из которых президент США по закону обязан воспользоваться. В этом перечне, в частности, содержатся такие меры, как ограничение на экспорт американских товаров и услуг, запрет на кредитование у американских финансовых институтов, ограничения на инвестиции в американский госдолг, адресные санкции против конкретных чиновников и компаний или государственных структур, визовые ограничения. По информации Reuters, санкции могут быть направлены, в частности, против турецкого Управления оборонной промышленности при администрации президента и главы этой структуры Исмаила Демира.

В теории президент Трамп может воспользоваться правом вето, однако таким образом уходящему главе государства, которому в Белом доме осталось провести немногим больше месяца, придется поставить под удар финансирование минобороны. Пока на эти меры в Белом доме, судя по всему, не решились.

Исмаил Демир

Глава Управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир

Фото: Prof. Dr. İsmail DEMİR/profdrismaildemir.com

Представители администрации США даже честно уведомили турецких дипломатов о том, что президент и его окружение не будут пытаться помешать действиям конгресса по введению санкций. Об этом сообщила The New York Times со ссылкой на источники, отмечая, что такую позицию американская администрация заняла впервые — и уже после того, как Турция осенью этого года провела испытания российских ЗРК.

Как писал Reuters, сообщивший о введении санкций против Анкары еще до принятия оборонного бюджета, решение об ограничительных мерах в отношении Турции в конечном итоге затронет не только республику. Это будет «сигнал тем партнерам США по всему миру, которые могут задуматься о приобретении российского вооружения и которых неоднократно предупреждали об американских санкциях», отмечало агентство.

Диалог вместо санкций?

Если Трамп всё же воспользуется правом вето, то бюджет военного ведомства предстоит подписывать уже новому президенту — демократу Джо Байдену, инаугурация которого назначена на 20 января будущего года. При таком раскладе с уверенностью говорить о судьбе санкций против Турции пока трудно. Например, директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев считает, что «вряд ли Байден начнет взаимодействие с турецкой администрацией с санкционных шагов». По оценке эксперта, новый президент скорее откроет диалог с Эрдоганом, «а уже после примет решение»; при этом есть шанс, что Байден «не подпишет документ и отправит его на доработку».

С-400 «Триумф»

Пусковая установка зенитно-ракетного комплекса С-400 «Триумф»

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

В свою очередь, замдиректора Института США и Канады РАН Виктор Супян полагает, что санкции всё же будут введены. «И республиканцы, и демократы едины в этом вопросе. Обе партии выступают за меры воздействия на Турцию», — отмечает он. Оба специалиста при этом указывают на то, что хоть американские ограничения ухудшат и без того натянутые отношения между Соединенными Штатами и Турцией, о возможном исключении Анкары из НАТО речи в данном контексте не пойдет.

На то, что санкции сначала будут отложены, а после начала работы администрации Джо Байдена их и вовсе удастся избежать, надеется, похоже, и сам президент Турции. Как заявил Реджеп Тайип Эрдоган, у него теплые отношения с избранным президентом и они хорошо знают друг друга. «Поскольку я привык к кое-каким вещам, я верю, что надо посмотреть на то, как будут обстоять дела после завершения передачи [власти в США]», — сказал турецкий лидер, слова которого приводит Daily Sabah.

В Турции вероятным американским санкциям из-за С-400 откровенно не рады. Как заявил Эрдоган, Турция «входит в пятерку важнейших стран» НАТО, а не «обычная страна». Действия Вашингтона стали бы «неуважением к очень важному партнеру» по Североатлантическому альянсу, добавил глава республики.

Истребитель Lockheed Martin F-35

Истребитель Lockheed Martin F-35

Фото: ТАСС/EPA/IAN LANGSDON

Главным поводом для американского недовольства приобретением С-400 в Вашингтоне называют возможность того, что ракетные комплексы могут использоваться для сбора разведывательной информации об F-35, прежде всего о тех технологиях, которые применяются для того, чтобы «скрыть» истребителей-бомбардировщиков от радаров, а также позволят увидеть другие слабые места самолета. Правда, по мнению Яшара Якыша, бывшего главы МИД Турции и одного из основателей ныне правящей консервативной Партии справедливости и развития, такой подход не выдерживает критики. Как отмечает политик в статье, опубликованной Arab News, для выяснения уязвимостей F-35 «нет необходимости развертывать С-400 в Турции», поскольку если такие слабые места есть, они могут быть обнаружены и ракетными комплексами, размещенными за пределами республики.

«Еще одна претензия американской стороны состоит в том, что на вооружении страны — члена НАТО не должно быть системы противовоздушной обороны российского производства, — пишет Якыш. — Однако этот упрек также несостоятелен: другая версия сделанной в России системы ПВО — С-300 — есть у Греции».

«Сдерживающий фактор для Эрдогана»

Как отмечают и политологи, и пресса, американо-турецкие отношения в последние годы во многом базировались на личных контактах президентов Трампа и Эрдогана. С учетом этого обстоятельства после прихода к власти администрации Джо Байдена подход Вашингтона к внешнеполитическим действиям Анкары может серьезно измениться, хотя и не в одночасье.
С приходом команды нового президента США «американо-турецкие отношения вступают в новую и более суровую эпоху», отмечает эксперт по турецкой внешней политике в Лондонском университете Метрополитен Ахмет Эрди Озтюрк. Как отметил специалист в беседе с Balkan Insight, американские санкции были неизбежны «после фундаментальных изменений, которые произошли во внешней политике Турции и в самой идентичности страны при президенте Эрдогане».

Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган

Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган

Фото: REUTERS/Joshua Roberts

О том, что признаки ужесточения американской политики в отношении Турции уже появились, пишет, например, The New York Times, по выражению которой «американские чиновники и конгресс используют тающие дни президентского срока Трампа для подготовки санкций и начала разговора в жестком ключе со своим союзником — стратегическим, но ненадежным». В интервью газете сенатор-демократ Крис ван Холлен высказал мнение о том, что приход администрации Джо Байдена «станет важным сдерживающим фактором для попыток Эрдогана расширить собственное влияние за наш счет таким путем, который подрывает наши же интересы». «Эрдоган оказался на своеобразном перепутье, — полагает законодатель. — Ему придется принять решение, он будет верным союзником по НАТО или будет действовать в регионе сам по себе».

С чистого листа

Покупка российских С-400 — далеко не единственная проблема, которая омрачает отношения Турции и США в последние годы. В числе других спорных моментов поддержка, которую из Вашингтона получают действующие в Сирии вооруженные курдские формирования (в Турции их считают террористами), и позиция США по ситуации с границами в Восточном Средиземноморье. Не испытывают в Анкаре радости и по поводу того, что на территории Соединенных Штатов находится проповедник Фетхуллах Гюлен, предполагаемый вдохновитель провалившейся попытки госпереворота в Турции, предпринятой в 2016 году.

С учетом того, что американские санкции, как предполагается, не затронут находящуюся в кризисе турецкую экономику, главный их эффект будет заключаться лишь в повышении градуса антиамериканских настроений в Турции. На этом фоне трудно ожидать того, что президент Эрдоган пойдет на попятную и уступит требованиям США отказаться от российской системы ПВО, даже несмотря на уже введенные санкции.

Сирийские солдаты в Тель-Тамре

Сирийские солдаты в Тель-Тамре

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Carol Guzy

При этом, как полагает Foreign Policy, появляются «признаки того, что Анкара может быть открыта к снижению трений с Вашингтоном, в том числе к назначению нового посла в Соединенных Штатах». «Думаю, для президента Байдена это будет как чистый лист — когда он придет к власти, он окажется не плохим, а хорошим полицейским, — говорит пообщавшийся с FP Сонер Чагаптай, ведущий научный сотрудник из Вашингтонского института ближневосточной политики. — Его работой будет не введение санкций, а переговоры о том, как можно двигаться вперед».

Читайте также