Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Восточный прогресс: какое решение по делу Калви может принять суд
2021-02-17 20:38:47">
2021-02-17 20:38:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Рассмотрение уголовного дела, в котором фигурируют глава фонда Baring Vostok Майкл Калви и его коллеги, перенесено на 24 февраля. В среду, 17 февраля, в Мещанском районном суде Москвы главный обвиняемый в деле о растрате 2,5 млрд рублей банка «Восточный» дал показания, заявив, что решения пятилетней давности были направлены на спасение кредитной организации, а не на хищение ее средств. Опрошенные «Известиями» эксперты полагают, что участникам процесса всё же не удастся избежать уголовного наказания.

Во имя спасения

В Мещанском районном суде Москвы в среду рассматривалось уголовное дело в отношении главы фонда Baring Vostok, американского бизнесмена Майкла Калви и его коллег. Их обвиняют в растрате 2,5 млрд рублей банка «Восточный». По данным следствия, Калви организовал схему хищения при выдаче кредитов компании «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) в 2015 году. С момента возбуждения дела, которое было переквалифицировано с мошенничества (ч. 4 ст. 159) на растрату (ч. 4 ст. 160), прошло ровно два года.

Кроме главы Baring Vostok по нему проходят еще шесть человек: бывший директор банка «Восточный» Алексей Кордичев, партнеры фонда Филипп Дельпаль и Ваган Абгарян, директор фонда по инвестициям Иван Зюзин, экс-управляющий директор по инвестициям банка Александр Цакунов и директор ПКБ Максим Владимиров. Следствие по делу было завершено, и участникам предъявлено обвинение в растрате, совершенной группой лиц в особо крупном размере.

В ноябре 2020-го Верховный суд освободил Калви, а также других фигурантов дела из-под домашнего ареста, изменив им меру пресечения на запрет определенных действий. Тогда же, спустя полтора года после ареста участников дела, между сторонами было заключено мировое соглашение. ПКБ перечислило банку 2,5 млрд рублей в качестве погашения ущерба, а «Восточный» отозвал иск о его возмещении. Дело было направлено в Мещанский суд Москвы для рассмотрения по существу.

Калви

Глава фонда Baring Vostok Майкл Калви

Фото: агентство городских новостей «Москва»

В связи с эпидемиологической обстановкой допуск в зал судебных заседаний был разрешен только участникам процесса. Тогда как для прессы была организована видеотрансляция, где были видны только обвиняемые и представители защиты.

Судья Анна Сокова для дачи показаний вызвала Майкла Калви, который изъявил желание выступить в начале процесса. Бизнесмен отметил, что будет говорить на русском языке, но из-за того, что он для него не родной, на вопросы ответит на английском с помощью переводчика.

В своих показаниях он рассказал о том, как стал членом совета директоров банка «Восточный», а также о событиях, которые привели к кредитованию ПКБ. По его словам, банк в 2015-м оказался в тяжелой ситуации и был на грани потери еврооблигаций на 5 млрд рублей. Решение было найдено в кредитовании российского юрлица, так как выдача займа иностранному потребовало бы от банка создания 100% резервов по новым правилам ЦБ. Для оформления ссуды было выбрано «Первое коллекторское бюро».

— Я как член совета директоров проголосовал за выдачу кредитов ПКБ, так как компания не раз кредитовалась и никогда не допускала просрочки. Это было обоснованным и единственно возможным решением. В ином случае банк рисковал потерять капитал и свою лицензию, что нанесло бы ущерб не только его акционерам, но и вкладчикам, которых 3 млн, — рассказывает Калви, добавляя, что все корпоративные процедуры были соблюдены.

В ходе показаний бизнесмен отметил, что кредитование ПКБ вернуло из залога еврооблигации, а получение денег позднее было обеспечено уступкой акций компании IFTG. Обвинение настаивает, что кредиты ПКБ не были погашены — их заменили малостоящими акциями, продолжил он. Калви подчеркнул, что ему как специалисту по вложениям мысль об убыточности любой инвестиции Baring Vostok чужда. Ведь всё это наносит ущерб репутации и приводит к недоверию со стороны инвесторов, считает он.

заседание
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Александр Авилов

В завершение Калви заявил, что банку не причинен ущерб, он получил только выгоду в совокупности более 11 млрд рублей.

Затем для дачи показаний был вызван другой фигурант дела Филипп Дельпаль, который попросил небольшой перерыв. Как в зале заседания, так и в аудитории, где СМИ следили за процессом, ожидали 10–15-минутной паузы. Однако судья объявила перерыв до 24 февраля в рассмотрении уголовного дела, которое, как шептались в коридоре журналисты, сейчас «второе громкое в стране».

Исход остается тайной

Перед тем как покинуть здание суда, Майкл Калви в беседе со СМИ отметил, что с момента возбуждения «беспочвенного уголовного дела, в котором нет ни потерпевших, ни состава преступления, ни каких-либо доказательств», прошло уже два года. Он подчеркнул, что у него есть намерение и желание продолжать работать и инвестировать в экономику России, «но всё зависит от окончания дела».

Важное значение для его разрешения имеет не только стоимость имущества, которое передавалось по соглашению об отступном, но и рыночность условий, соблюдение внутренних процедур при предоставлении кредита в сумме 2,5 млрд рублей, подчеркнул руководитель уголовной практики BMS Law Firm Александр Иноядов. Как считает эксперт, последующее разрешение дела не исключает уголовно-правовой оценки действий подсудимых.

— Пока исход дела остается тайной. Но обвинение не отказывается от того, что имел место преступный сговор, который повлек причинение ущерба, — добавил он.

у суда
Фото: ТАСС/EPA/YURI KOCHETKOV

Дело в отношении Калви может стать поводом для заинтересованных политических режимов других стран и медиа для того, чтобы подчеркнуть инвестиционную непривлекательность России, считает управляющий партнер BMS Group Алексей Матюхов.

По словам старшего управляющего партнера юридической компании PG Pаrtners Полины Гусятниковой, ситуация, о которой идет речь, рядовая для любого бизнес-сообщества. Если дело возбуждено и по нему привлечено семь человек, значит, не всё так просто, как представляет ситуацию сторона защиты, добавила она. Учитывая масштаб следствия, обвиняемые могут получить максимальное наказание, полагает она.

В рамках предъявляемого фигурантам дела обвинения в растрате, совершенной группой лиц в особо крупном размере, им грозит лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом до 1 млн рублей.