Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Семейный мольберт: в Новом Иерусалиме открылась выставка Брейгелей

Суммарная стоимость работ измеряется в десятках миллионов долларов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Деревенские празднества XVI века, «несуществующие» натюрморты тончайшего письма, жуки да букашки на медных досках. Открывшаяся в музее «Новый Иерусалим» выставка младших Брейгелей стала бы хитом и в «мирное» время. Теперь же, когда все музеи Первопрестольной закрыты, это практически безальтернативное место встречи с прекрасным для московских ценителей искусства. И, надо признать, 70 живописных работ двух сыновей, внука и правнука автора «Вавилонской башни», а также художников-современников вполне стоят того, чтобы проехаться полтора часа на электричке даже в разгар пандемии.

Родственные связи

Фамилия Брейгель у всех ассоциируется в первую очередь с родоначальником династии, гениальным Питером Брейгелем Старшим, прозванным Мужицким. С его многофигурными, внешне грубоватыми, но запоминающимися композициями знакомы многие. Но, скорее всего, благодаря репродукциям и киноцитатам (помните «Солярис» и «Зеркало» Тарковского?), поскольку в российских собраниях нет ни одной его работы. Наряду с Леонардо, Вермеером и Босхом это, пожалуй, самый дефицитный художник первого эшелона.

Иное дело — его сыновья, тоже ставшие известными живописцами: Питер Брейгель Младший (Адский) и Ян Брейгель Старший (Бархатный, иногда его называют Райским). Их вещи представлены и в ГМИИ, и в Эрмитаже. Регулярно фламандцы XVI–XVII веков появляются и на аукционах, откуда попадают в собственность коллекционеров, специализирующихся на этом весьма дорогом и сложном для атрибуции и реставрации периоде.

Одно из крупнейших подобных собраний — у Валерии и Константина Мауергауз. Частично оно известно публике по выставке 2015 года в Пушкинском музее. Только тогда демонстрировалось 29 произведений, теперь же — куда больше. И это не только ценная возможность увидеть предметы частной собственности, которые неизвестно когда еще будут показаны публично, но и хороший способ проследить эволюцию живописного стиля целой эпохи на достойных, а подчас и выдающихся образцах. Ну и разобраться, наконец, во всех этих Брейгелях и их родственных связях.

Отец и сыновья

В экспозиции три основных раздела: первый посвящен современникам Питера Брейгеля Мужицкого и его первенцу, Питеру Брейгелю Адскому. Во втором разделе доминируют работы младшего сына — Яна Брейгеля Бархатного и его наследника Яна Брейгеля Младшего (то есть внука Мужицкого). Наконец, завершается путешествие панорамой творчества менее известных представителей фламандской и голландской живописи XVII века.

И хотя работ самого Мужицкого Брейгеля на выставке, естественно, нет, довольно большая часть пути так или иначе связана с его искусством. Например, картина художника XVI века Мартена ван Клеве Старшего «Избиение младенцев» — явное подражание одноименному брейгелевскому шедевру. Фигуры расположены по-другому, город выглядит иначе, но все узнаваемые мотивы сохранены: снежная фламандская зима (в Вифлееме, конечно, такой погоды быть не могло), смятенная толпа на площади, бесчинствующие солдаты — конные и пешие; на заднем плане — уютные деревянные домики и темно-синее небо.

Есть в экспозиции и полные копии: две версии «Зимнего пейзажа с конькобежцами и ловушкой для птиц» интересны тем, что одну выполнил старший сын, другую — младший, и, вдобавок, они использовали разную основу — дубовую и медную доски. Та, что на меди — гораздо меньше, но колорит более естественный и в целом работа тоньше. Зрители могут сами поиграть в «найди десять отличий», а уж если открыть на телефоне или планшете отцовский оригинал — будет тем более интересно.

К тому же ряду можно причислить две вещи Брейгеля Адского, основанные на несохранившихся произведениях Мужицкого: забавную жанровую сценку «Драка крестьян за игрой в карты» и библейскую аллегорию «Добрый пастырь». Последняя, вероятно, самый дорогой экспонат на выставке: цену продажи Christie’s не указывает, но эстимейт составлял £0,8–1,2 млн. Объясняется это, помимо прочего, еще и впечатляющим провенансом — одним из владельцев картины был Николай Рерих.

Брейгель Брейгелю рознь

Впрочем, не стоит воспринимать младших Брейгелей как художников совершенно вторичных. Так, они работали в жанре, отсутствующем у родоначальника династии, — натюрморте. На выставке представлен настоящий шедевр кисти Яна Брейгеля Старшего: «Букет из ирисов, тюльпанов, роз, нарциссов и рябчиков в глиняной вазе».

Мало того что это невероятно тонкое письмо со множеством очаровательных нюансов, так еще и сама идея неординарна. Живописец изобразил цветы, которые растут в разных областях и в разные времена года, так что в реальности такой букет собрать физически невозможно. Вот такой сюрреализм XVII века. Чтобы в полной мере его оценить, стоит сравнить работу с другим натюрмортом, размещенным неподалеку — кисти Яна Брейгеля Младшего. Вроде бы тоже прекрасная вещь, даже более крупная, но — очевидно, насколько первая изысканнее.

В целом же именно у Яна Старшего и Яна Младшего происходит отход от грубоватой манеры Мужицкого, появляются сюжеты из греко-римской мифологии, обнаженная натура и прочие мотивы, типичные для барокко. Плюс ко всему, особенно расцветают жанры натюрморта и пейзажа. И этот процесс на выставке тоже наглядно показан. Есть даже одна вещь Франса Снейдерса, фламандского мастера, по известности не уступающего младшим Брейгелям.

Отдельно отметим три медные пластины Яна ван Кесселя Старшего (по матери он внук Яна Брейгеля Бархатного). На них маслом изображены насекомые, бабочки, морские раковины и растения. Все рисунки выполнены предельно тщательно и тонко, хотя использовались эти пластины сугубо прикладным образом: они были вставлены в выдвижные ящики шкафов для хранения естественно-научных коллекций — тех самых жучков и букашек. Таким образом, посетители могли сразу понять, какие именно образцы лежат в разных ячейках.

Суммарная стоимость представленной коллекции измеряется, надо полагать, в десятках миллионов долларов. И хотя музей «Новый Иерусалим» развивается очень интенсивно, даже удивительно, что такую дорогую экспозицию решено было разместить в Подмосковье. Но 2020 год преподнес нам немало сюрпризов, почему бы не завершить его еще одним, куда более приятным, чем многие другие.

Прямой эфир