Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Бой в системе: ЦМАКП спрогнозировал банковский кризис в течение года
2020-12-18 19:13:40">
2020-12-18 19:13:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Банковский сектор до ноября 2021 года с высокой долей вероятности вступит в системный кризис. К такому выводу пришли в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП, «Известия» ознакомились с его докладом). Эксперты отмечают три признака близкой потери отраслью устойчивости: отрыв динамики роста долгов и доходов как населения, так и бизнеса, повышение безработицы, потери банками ликвидности. Позиция ЦБ гораздо более оптимистична: по мнению зампреда регулятора, стабильности ничего не угрожает. Другие аналитики, опрошенные «Известиями», согласны с тем, что проблемы сектора усугубились в последние месяцы, но уверены, что риски масштабного коллапса пока невысоки.

Дыхание кризиса

Аналитики ЦМАКП, основанного в 2000-м нынешним первым вице-премьером Андреем Белоусовым, в своем докладе «Что показывают опережающие индикаторы системных финансовых и макроэкономических рисков?» проанализировали сигналы возможного системного кризиса в банковском секторе и пришли к выводу, что он с высокой долей вероятности наступит до ноября 2021 года. Индикаторы ЦМАКП спрогнозировали и финансовый кризис 2014–2015 годов, отметил руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП Олег Солнцев, один из авторов доклада.

— Года за два до его официального старта. Здесь нет магии, кризис может случиться и чуть позже, может и чуть раньше, событие штучное, к шансам его наступления стоит в целом относиться с осторожностью, — пояснил он.

ипотека
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Николай Сиденков

Так или иначе, эксперты ЦМАКП выделили три признака приближающихся серьезных проблем в отрасли:

  • Отрыв динамики долгов компаний и населения от номинального ВВП. Это означает нарастание дисбаланса между расходами заемщиков на обслуживание долга и величиной их доходов.
  • Повышение безработицы до уровней восьми-, девятилетней давности и отсутствие признаков ее спада. Такая ситуация не только ограничивает возможности, но и существенно снижает мотивацию домохозяйств к погашению ранее привлеченных кредитов, а кроме того, повышает склонность частных вкладчиков к «банковской панике».
  • Снижение доли абсолютно ликвидных рублевых активов в совокупных активах банков (с элиминированием сезонных эффектов). Это ограничивает их способность сохранять устойчивость в случае колебаний клиентской базы или возникновения кассовых разрывов из-за невозвратов по ранее выданным кредитам.

Констатировать наступление системного банковского кризиса можно будет в случае реализации одного из трех условий, пишут эксперты ЦМАКП. К ним относятся рост доли проблемных кредитов до 10% и более в совокупном портфеле сектора, панику вкладчиков и массовое замораживание клиентских средств, реорганизацию или национализацию более 10% банков либо их докапитализацию не менее чем на 2% ВВП.

центр занятости
Фото: ТАСС/Артем Геодакян

На начало октября 2020 года доли проблемных и безнадежных ссуд в совокупном банковском портфеле кредитов населению и предприятиям составила 9,3%, снизившись по сравнению с аналогичным периодом 2019-го на 0,7 процентных пунктов, отмечается в отчете ЦМАКП.

Однако есть основания полагать, что фактическое ухудшение качества кредитного портфеля в предсказанных опережающих индикаторов масштабах все-таки произошло. Более того, кризис, возможно, уже протекает, но в латентной форме: рост доли проблемных ссуд маскируется масштабной реструктуризацией, отсрочками и послаблениями для отражения в банковской отчетности реального качества займов, пишут аналитики.

Клиенты тоже

«Известия» также направили в системно значимые банки вопросы о том, насколько ухудшилась ситуация в системе за 2020 год. В «Сбере» сообщили, что не видят предпосылок для системного банковского кризиса. Финансовые организации всё еще борются с последствиями коронакризиса, но проходят его успешнее, чем можно было ожидать в начале года. Ситуация такова, что на данный момент в поддержке нуждаются не столько банки, сколько их клиенты, резюмировали в «Сбере».

В следующем году ожидается рост проблемных активов в банковской системе, а также продолжение реструктуризации кредитов тем клиентам, у которых упала выручка из-за пандемии, оценил директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Антон Лопатин.

сбер
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Сергей Киселев

Последствия пандемии будут сказываться на профилях банков и в 2021-м. Прогноз Fitch по банковской системе на будущий год — «стабильный», но его следует рассматривать в сравнении с 2020 годом, то есть это означает, что давление на банки продолжится, добавил он. У большинства финансовых организаций комфортный запас по прибыли, и требуемые резервы они смогут создать без негативных последствий для капитализации, резюмировал специалист.

Кроме того, что качество кредитного портфеля в реальности ухудшилось в большей степени, чем показывают цифры, — из-за большого количества реструктуризаций, моратория на банкротства и прочего, есть и другие негативные факторы, отметил руководитель центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Даниил Наметкин. Так, фактическое сокращение остатков депозитов по итогам октября составило 0,8%, а не 0,3%, как следует из официальных цифр. Это связано с тем, что в расчет величины депозитов включаются и средства граждан на счетах эскроу, которые в реальности вкладами считаться могут с большой натяжкой.

банк
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Но, хотя положение сектора и ухудшилось, масштаб проблем явно не дотягивает до того, чтобы спровоцировать системный банковский кризис. Более того, негативные факторы компенсируются поддержкой системы со стороны как ЦБ, так и Минфина, который реализует ОФЗ по большей части банкам, добавил Даниил Наметкин.

Кто против

Риск банковского кризиса полностью отсутствует — кроме случаев экстремального обострения внешней обстановки, уверен первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Все негативные прогнозы построены на запоздалых индикаторах весеннего локдауна, а сейчас ситуация улучшается, добавил он. Могут потребоваться не столько меры поддержки, сколько охлаждения, чтобы волна позитива на финансовых рынках не привела к перегреву в 2022–2023 годах, резюмировал банкир.

Вероятность наступления системного банковского кризиса оценить сложно, но всё же пока она достаточно низкая, согласился аналитик «БКС Мир инвестиций» Егор Дахтлер. Впрочем, пика просрочки можно ожидать в первом полугодии 2021-го — тогда о рисках можно будет говорить более определенно, отметил эксперт.

— В своем базовом сценарии мы не видим высокой вероятности системного банковского кризиса в России, — добавил главный экономист Евразийского бака развития (ЕАБР) Евгений Винокуров.

цб
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Однако при затягивании ограничительных мер, например, до конца 2021 года, проблема ухудшения качества банковских активов будет нарастать, считает он.

Аналогичную точку зрения высказали и в рейтинговом агентстве АКРА. Там добавили, что меры поддержки, оказанные ЦБ сектору, оказались достаточными для того, чтобы банки прошли острую фазу кризиса без существенных потерь.

«Известия» обратились в Центробанк с вопросом, согласны ли там с выводами ЦМАКП. В ЦБ отметили, что не комментируют сторонние исследования, но предложили обратить внимание на последние высказывания руководства регулятора по схожей тематике.

Ранее первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин в интервью «Интерфаксу» сообщил, что результаты стресс-тестирования отрасли, проведенного в октябре, были аналогичны апрельским показателям. Тогда регулятор оценил возможность банковской системы абсорбировать убытки без нарушения нормативов на сумму свыше 5 трлн рублей. Накопленный кредитными учреждениями суммарный буфер капитала на данный момент превышает 6 трлн рублей, следует из материалов регулятора.

Читайте также