Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Береженого Ким бережет: как КНДР борется с вирусом, которого нет
2020-12-10 11:25:30">
2020-12-10 11:25:30
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Согласно упорным утверждениям властей КНДР, эта страна остается одним из тех редких государств, которые коронавирус обошел стороной. Однако многим сторонним наблюдателям в это верится с трудом, о чем на днях сказала, например, глава МИД Южной Кореи. В Пхеньяне на это отреагировали обещанием, что посмевший усомниться дипломат «дорого заплатит» за подобные инсинуации. При этом ведут себя в Северной Корее так, будто в республике бушует серьезная эпидемия: недавно власти даже ввели «ультраспециальные противоэпидемические меры». Впрочем, если одни эксперты полагают, что пандемия никак не могла не затронуть КНДР, то другие — в том числе и российское посольство в республике — уверены: стране действительно удалось избежать заражений за счет очень жестких ограничений.

Впереди планеты всей

Если большинство стран начали вводить первые антикоронавирусные меры в лучшем случае в марте, то соседствующая с Китаем КНДР сразу принялась действовать в русле логики «лучше перебдеть, чем недобдеть». И закрыла свои границы для иностранцев еще 22 января. Одновременно Пхеньян отказался и практически от всей иностранной помощи, мотивировав это тем, что грузы из-за рубежа увеличивают риск вспышки коронавируса.

К концу нынешней недели число заболевших COVID-19 во всем мире приблизилось к 70 млн, а число смертей от вируса уже давно переступило отметку в 1,5 млн. А вот в Северной Корее от инфекции не только никто не скончался, но даже и не заразился им. По крайней мере официально. За всё время с начала пандемии государственные СМИ сообщили лишь об одном подозрении на вирус — и то его мог занести раскаявшийся перебежчик в Южную Корею, который в июле вернулся на родину. Вскоре после этого случая 200 тыс. жителей приграничного города Кэсон посадили на строгий карантин, который сняли в середине августа. И с тех пор в северокорейской прессе звучит всё тот же нарратив о том, что КНДР полностью свободна от вируса.

— У нас нет основания не доверять этим заявлениям, — заверили «Известия» в российском посольстве в КНДР. — Здесь стремятся исключить любую, даже самую незначительную вероятность попадания вируса через границы. Можем отметить серьезные опасения властей, связанные с тем, что вирус может быть занесен с атмосферными осадками, пылью, перелетными птицами, предметами, которые к корейским берегам прибивает морское или речное течение. Многие зарубежные эксперты сомневаются в способности COVID передаваться таким образом. Но факт в том, что это очень коварная и малоизученная болезнь. Поэтому руководство КНДР, видимо, исходит из следующего: поскольку никто не дает стопроцентную гарантию, лучше перестраховаться.

Впрочем, в ряде других стран заявления о нулевой заболеваемости вызывают скепсис. На прошлой неделе глава МИД Республики Корея Кан Ген Хва, выступая на международном форуме в Бахрейне, заметила, что КНДР упорно отказывается от трансграничного сотрудничества по предотвращению вируса, и подвергла сомнению версию об отсутствии случаев заражения на Севере. В Пхеньяне такое недоверие ожидаемо встретили в штыки.

— Мы никогда не забудем ее слова, и ей, возможно, придется дорого заплатить за это, — пригрозила госпоже Кан младшая сестра северокорейского лидера Ким Е Чжон.

Вирус Шредингера

Еще в середине июня южнокорейское издание Daily NK сообщило — традиционно ссылаясь на анонимные источники в Пхеньяне — о смерти 35% (более 5 тыс. человек) из общего числа тех, кого помещали на карантин в ковид-центры КНДР. Проверить эту информацию, разумеется, оказалось невозможно.

В ноябре южнокорейская разведка отрапортовала о предотвращении нескольких попыток со стороны хакеров с Севера украсть у соседей разработки вакцины от коронавируса. А в декабре появилась информация о том, что семейство Ким и несколько высокопоставленных функционеров КНДР привились китайской вакциной от COVID-19. Многим такая антикоронавирусная «подстраховка» показалась свидетельством того, что ситуация с вирусом в Северной Корее не столь радужна, как ее пытаются представить власти.

— Нет никаких шансов, что КНДР избежала COVID-19. Всегда трудно получить полную картину того, что происходит внутри этой страны, тем не менее и логика, и косвенные доказательства говорят о том, что вирус оказал на нее влияние, — сказал «Известиям» директор Института корейских исследований при госуниверситете Огайо Митчелл Лернер.

По версии эксперта, целью сообщений об отсутствии фактов заражения, скорее всего, является поддержка внутренних пропагандистских усилий о превосходстве системы КНДР и руководства Ким Чен Ына.

Старший директор по корейским исследованиям в американском Центре национальных интересов Гарри Казианис предположил, что в КНДР были лишь небольшие локальные вспышки COVID-19, которые власти, по крайней мере на данный момент, смогли взять под контроль.

— Причина этого в том, что руководители страны могут ввести любой стиль блокировки, который пожелают, и закрыть границу с приказом стрелять на поражение, если кто-то попытается незаконно проникнуть в Северную Корею. Ким слишком хорошо знает, что любой рост уровня заражения COVID-19 будет угрозой для режима, и поскольку их система здравоохранения не сможет с ней справиться, он делает всё возможное, чтобы предотвратить распространение вируса, — пояснил эксперт «Известиям».

Он добавил, что «мантра о нулевой ковидности» нацелена как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию.

— Несмотря на то что Ким — диктатор с абсолютной властью, он должен показать, что сохраняет полный контроль перед лицом любого кризиса — будь то борьба с COVID-19 или американские военные, — сказал Гарри Казианис.

Все способы хороши

Меры, принимаемые властями страны, действительно оказались весьма категоричными. В конце октября, когда в соседнем Китае начались сезонные пыльные бури, власти КНДР приостановили все строительные работы под открытым небом, а жителей оставили по домам — опасаясь, что пыль занесет и коронавирус. На прошлой неделе, согласно утверждениям СМИ, на границе с Китаем, откуда в КНДР продолжал просачиваться небольшой поток контрабанды, были расстреляны двое северокорейских граждан — за нарушение «ультраспециальных противоэпидемических мер», введенных несколько дней назад.

Был ли расстрел в реальности, выяснить опять же невозможно. Но то, что недавно власти действительно ввели в действие новые превентивные меры, подтвердило посольство России в КНДР.

— К зиме, которую здесь считают самым опасным в плане распространения коронавируса периодом, ограничительные меры были ужесточены. В последние недели границы полностью закрыты даже на ввоз самых необходимых товаров — на них, по предположению ученых, также может присутствовать смертельно опасная инфекция, — сказали «Известиям» в дипмиссии.

На днях Пхеньян закрыл для посещения и парк на горе Рёнаксан (единственный, куда был открыт доступ), ограничил работу бань, ресторанов и других общественных мест, а также вновь перевел вузы на удаленный режим работы.

— Ношение масок является строго обязательным. По нашим данным, штрафов за их отсутствие нет, но контроль за исполнением этого правила установлен, можно сказать, тотальный. Социальную дистанцию здесь тоже стараются соблюдать — для этого, например, на каждой остановке общественного транспорта стоит человек в химкостюме, который выстраивает людей в очередь с соответствующими промежутками, — добавили в дипмиссии.

Еще одним способом подстраховки стала рекомендация властей не только выходить из дома во время снегопада в маске, очках и головном уборе, но и воздерживаться даже от игр в снежки.

Читайте также