Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Заблуждение полагать, что любую плановую операцию можно отложить»

Академик РАН Валерий Сандриков — о лечении в условиях коронавируса и положении российской хирургии
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российскому научному центру хирургии имени академика Б.В. Петровского Министерства науки и высшего образования РФ присвоен статус государственного научного центра Российской Федерации. В стране во всех областях науки всего 43 таких учреждения. РНЦХ — многопрофильный центр, в нем 32 отделения по всем направлениям хирургии человека. «Известия» поговорили с заведующим отделом клинической физиологии, инструментальной и лучевой диагностики, доктором медицинских наук, академиком РАН Валерием Сандриковым о выявлении коронавируса, современных диагностических аппаратах и положении хирургии в России.

Современные реалии

— Сейчас в СМИ спорят по поводу диагностики COVID-19. Какой из методов дает наиболее точную картину?

Споры идут не только о методах диагностики, но и о самом коронавирусе. Мировой медицине еще предстоит длинный путь его изучения. На мой взгляд, почему-то происходит уклон в сторону компьютерной томографии (КТ) легких. Недооцениваются возможности ультразвукового исследования (УЗИ). КТ, безусловно, эффективный метод. Он дает исчерпывающие данные об анатомической структуре легкого. УЗИ позволяет оценить функциональную часть органа и анатомию тоже. Но при этом в отличие от КТ не облучает пациента.

— Как коронавирус повлиял на количество плановых операций?

Большое и очень опасное заблуждение полагать, что любую плановую операцию можно отложить. Благодаря нашему президенту в оборот россиян вошло такое важное понятие, как «качество жизни». Здоровье человека в этом вопросе — значимый фактор.

Для многих больных перенос плановой операции означает, что их возможность восстановить привычное качество жизни, вернуться в прежнее русло откладывается на неопределенный срок. А для некоторых, увы, это путь к непоправимым последствиям. И россиян, для которых плановая операция — не прихоть, а вопрос снижения шансов на инвалидизацию, очень и очень много.

Поэтому наш центр в этот период остается на передовой линии защиты таких пациентов. Ни одна плановая операция у нас не отменена. К нам направляют больных и из других учреждений, которые сейчас переориентированы на лечение ковида. Мы всех оперируем и помогаем восстановить достойное, полноценное качество своей жизни.

— Ваш центр обеспечен современным медицинским оборудованием, в том числе диагностическим. А как с этим обстоят дела в целом по России?

К нам ничего само с неба не падает. Тот уровень технической обеспеченности, который я с радостью наблюдаю в последнее время в нашем центре, — результат управленческих усилий новой администрации.

Если говорить о России в целом, во многих медучреждениях, особенно в регионах, завелась мода на покупку сложной дорогостоящей техники. Сначала приобретают многомиллионный аппарат, а потом требуется дополнительная подготовка специалистов, быстро заканчиваются расходники, любая деталь стоит, как сам аппарат, а чем он сложнее, тем быстрее ломается.

Вот и стоит эта сложная техника без дела. Лучше сейчас купить два просто хороших диагностических аппарата, чем один супернавороченный через год. Любой диагностический медицинский прибор — все равно прибор. Здесь мало просто купить. Техника ломается, техника устаревает, ее надо обслуживать, обновлять программное обеспечение и так далее. Далеко не во всех регионах, не у всех коллег я вижу рациональный подход.

На мировой арене

— Как вы оцениваете возможности российской диагностики на мировом уровне?

— Нет пророка в своем отечестве, как известно. Все говорят, что россияне уезжают лечиться за рубеж, — это так. Но мы забываем, что процесс двусторонний: к нам тоже приезжают лечиться многие иностранцы. У нас постоянный обмен диагностическими данными по пациентам с коллегами из ведущих зарубежных центров. Ни разу не было, чтобы коллеги не дали высокую оценку уровню нашей диагностики.

Центр плотно интегрирован в глобальное медицинское сообщество. В рамках исследований сердечно-сосудистой системы у нас единый диагностических протокол с Великобританией, Германией и Австралией. Коллеги из Японии внимательно следят за нашими статьями и докладами на международных площадках, подхватывают их и внедряют у себя. Защита интеллектуальной собственности российских ученых-медиков — это уже вызовы следующего порядка, на решение которых мы также надеемся.

— Вероятно, иностранные государства внедряют новые технологии, потому что имеют возможность, ведь диагностика — это во многом техника.

— Сегодня в России уделяют пристальное внимание развитию медицинской науки и диагностики. Наш центр — не только лечебное, но и ведущее научное учреждение, активно участвующее в госпрограммах научных исследований. Практически все государственные научно-исследовательские работы в области медицины в той или иной степени связаны с диагностикой.

Мы очень эффективно работаем с российскими разработчиками. Это ребята из МГУ, но не только. Зеленоград, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород — прекрасные, талантливые специалисты, которые в конечном счете делают качественные аппараты, приборы для диагностических исследований. Электрокардиографы, аппараты для исследований мозгового кровообращения, сосудистой системы — я не вижу смысла тратить значительные средства на зарубежные аналоги, когда есть отличные приборы российского производства.

Прошлое и будущее

— По сути, по Центру им. ак. Б. Петровского можно проследить почти 60 лет истории развития российской хирургии.

— Наука и медицина развиваются не вчера, а сегодня и завтра. РНЦХ — родоначальник отечественной анестезиологии и реанимации. Их основоположники — талантливые медики Эдуард Ванцян, Борис Константинов, Валерий Чиссов, Наталья Королева, дочь Сергея Королева. Сестринская школа у нас тоже одна из лучших. В последнее время все направления деятельности получают новые импульсы для дальнейшего развития.

— Как изменилась российская хирургия за это время?

— Сегодня почти во всем мире самым прогрессивным подходом к лечению сложных патологий, например при одновременной сердечно-сосудистой патологии и онкологии, считается сочетание мультидисциплинарных техник диагностических, анестезиологических, реанимационных и хирургических.

Это современный мировой тренд, и он заставляет восхищаться прозорливостью российских ученых, которые стояли у истоков развития отечественной хирургии и РНЦХ. Основатель центра академик Борис Петровский еще 60 лет назад создавал его как многопрофильное учреждение, объединяющее все возможные направления хирургии человека, потому что организм — это единое целое.

Ему пришлось преодолеть колоссальное сопротивление со всех сторон. Тогда считалось, что будущее — за узкой специализацией. Теперь мы видим, что многопрофильность себя оправдала.

Дальновидно было и объединить в одном центре практическую медицину, фундаментальную науку и обучение молодежи. РНЦХ идет в будущее, решая главную задачу — сохранение и возвращение качества жизни каждому пациенту.

Читайте также
Прямой эфир