Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Люди с недоверием отнесутся к цифровой валюте и не будут ею пользоваться»

Эксперт по криптовалютам Владислав Мартынов — о том, кому и зачем нужен новый рубль
0
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе ЦБ провел ряд встреч с представителями банковского сообщества и финансовых организаций по теме цифрового рубля. На них обсуждались модели взаимодействия ЦБ с банками и гражданами, роль цифровой валюты на финансовом рынке. О том, что думают по этому поводу эксперты рынка IT и финтеха, «Известия» поговорили с инвестором, предпринимателем, советником Ethereum Foundation, членом наблюдательного совета Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Владиславом Мартыновым.

— Правда ли, что коммерческие банки предлагают передать им функцию эмиссии цифрового рубля?

— Нет, у нас в стране и криптовалюты запрещены по той причине, что единственным эмитентом цифровых денег может быть только ЦБ. Поэтому монополия ЦБ в функции печати денег никем не подвергается сомнению. Другой вопрос – как обеспечить хождение новой валюты, которая затрагивает интересы всей финансовой системы страны.

— В полемике с банкирами ЦБ отмечал, что цифровой рубль будет третьей сущностью наряду с наличными и безналичными деньгами. А добавление безналичному рублю свойств цифрового не принесет потребителям качественно новых услуг. О чем идет речь?

— Вот именно, что никаких новых потребительских свойств цифровой валюты ЦБ нам не представил. В концепции цифрового рубля, написанной регулятором, говорится об одном преимуществе — возможности расплачиваться им офлайн. Мне сложно представить, в каких локациях на территории России в этом существует острая необходимость. Там, где есть интернет, можно расплатиться безналом, где его нет — наличными деньгами. Возможно, на Крайнем Севере кто-то захочет купить оленью упряжку или в лесу корзинку грибов и по каким-то причинам оплатить эту покупку цифровым рублем, а не привычными наличными. Но, согласитесь, ради очень сомнительной пользы и для потенциально ничтожно малого числа потребителей создавать цифровую валюту с миллиардными затратами на ее запуск — выглядит как-то нелогично.

— А для чего тогда ЦБ создавать цифровой рубль?

— Мое мнение — чтобы контролировать кошельки граждан и стать заметным игроком на банковском рынке, то есть выполнять не регуляторную и надзорную функцию, а стать новым банком-лидером в сфере розничных трансакций. Как в СССР был Госбанк, нечто похожее мы наблюдаем сейчас. Однако сознание у современных граждан совершенно другое, нежели 40–50 лет назад. Люди привыкли к свободному рынку, большому выбору сервисов, а также конфиденциальности своей личной жизни и неприкосновенности финансов. Поэтому я не исключаю того, что люди с недоверием отнесутся к цифровой валюте и не будут ею пользоваться. Или будут активно протестовать против ее использования.

— Какими дополнительными проблемами чреват цифровой рубль?

— Оттоком ликвидности из банков — ведь если клиент перевел из банка свои деньги в цифровой кошелек, находящийся в ЦБ, то банк потерял ликвидность. Из каких средств ему потом выдавать кредиты?

— С точки зрения киберугроз — будет ли уязвима платформа ЦБ?

— Безусловно, поскольку к ней будут допущены не только коммерческие банки, но и финтех компании, у которых уровень защиты операций на порядок ниже. Тем самым будут увеличиваться риски для всех участников платформы, прежде всего для ее клиентов. Вообще централизованная IT-платформа считается лакомым куском для киберпреступников, которые могут похитить сразу крупную сумму денег. Кто будет нести ответственность за кражу цифровых рублей, будет ли ЦБ их компенсировать гражданам в случае возникновения инцидента? На эти вопросы пока нет никаких ответов.

— С 1 января вступит в силу закон о цифровых финансовых активах, вам не кажется, что он противоречит позиции ЦБ?

— Да, ЦБ настаивает на том, что он будет единственным эмитентом цифрового рубля, а закон о ЦФА разрешает участникам рынка выпускать свои цифровые активы — эквивалентные рублю аналоги денег, товаров, драгметаллов и т.д. Цифровые финансовые активы развиты за рубежом и успешно используются в торговле на различных биржах. Каким образом будет разрешаться эта дилемма — непонятно, ведь цифровые финансовые активы имеют свойства цифрового рубля и по закону могут выпускаться и банками, и бизнесом.

Также я хотел бы отметить противоречивую позицию ЦБ по поводу IT-платформы для цифрового рубля — пока регулятор остановился на гибридной модели, сочетающей в себе блокчейн и централизованную платформу. Но централизованная система чревата высокими рисками сбоев — представьте, что случится, если она на несколько часов зависнет. Мы нервничаем и поднимаем шум, если платеж зависает на полчаса, а что будет, если национальная платформа с миллионами трансакций сломается? Это же будет катастрофа федерального масштаба. Поэтому я бы рекомендовал очень взвешенно подходить ко всем аспектам запуска цифрового рубля — от его назначения до технической реализации.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир