Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Власти Крыма предупредили Киев о крахе из-за идеи отторжения полуострова от РФ
Экономика
Пушков не нашел причин возобновлять поставки газа «недружественной» Болгарии
Экономика
Bloomberg назвало Россию победителем на энергетических рынках
Общество
Парламентарии предложили повысить МРОТ до 30 тыс. рублей
Армия
Российские десантники осуществили захват опорного пункта ВФУ
Мир
МИД РФ назвал обстрелы ЗАЭС со стороны ВСУ актом ядерного терроризма
Мир
Боррель призвал европейцев быть готовыми «заплатить» за поддержку Украины
Армия
Опубликованы кадры работы вертолетов Ми-28 в ходе спецоперации РФ
Мир
Одно судно с украинским зерном не смогло выйти из порта Черноморск
Экономика
Молдавия договорилась об аудите долга перед «Газпромом» с двумя компаниями
Мир
Politico призвало Зеленского признать факты преступлений ВСУ
Мир
Германии предсказали проблемы из-за пересохшего Рейна
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия получила право разместить на территории Судана «пункт материально-технического обеспечения» для своего военно-морского флота. Фактически речь идет о возвращении нашей страны в большую политику Индийского океана. Подробности — в материале «Известий».

«Республика Судан выражает согласие Российской Федерации на создание и размещение на территории Республики Судан пункта материально-технического обеспечения, а также развитие и модернизацию его инфраструктуры для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха членов экипажа военных кораблей Российской Федерации».

Так буднично Россия вернулась в Индийский океан. Это событие в нашей стране мало кто заметил на фоне продолжающегося карабахского конфликта: в тот же день, когда соглашение было представлено президенту Владимиру Путину, полным ходом шло сражение за Шушу. О самом подписании документа было объявлено чуть ли не синхронно с заключением долгожданного перемирия, и суданская тема полностью утонула в ликовании азербайджанцев и горе армян.

путин
Фото: ТАСС/Алексей Никольский

Меж тем для Москвы создание скромного пункта материально-технического обеспечения в Порт-Судане имеет важность не меньшую, чем заморозка военных действий в Закавказье. Российские миротворцы в Карабахе гарантируют, что конфликт на южных рубежах России не разрастется в полномасштабный гуманитарный кризис; российские моряки в Порт-Судане, похоже, свидетельствуют, что Россия намерена всерьез участвовать в сложной внешнеполитической игре, разворачивающейся сейчас в Индийском и Тихом океанах.

Опрокинутая чаша

Индийский океан, как считается, вполне может претендовать вместе со Средиземным морем на славу региона, где зародилось мореплавание. Океан похож на перевернутую чашу, и благодаря этой форме путешественник может добраться от южноафриканского побережья до австралийского, ни разу не отходя далеко от берега и пересекая только узкие проливы. Отсутствие льдов, устойчивый режим ветров — муссонов, которые полгода дуют в одном направлении, полгода в другом, — представляют идеальную возможность для развития мореплавания. Не случайно к моменту, когда в Индийском океане появились португальские каравеллы, в регионе уже существовала собственная торговая система с многовековыми связями, простиравшимися на восток до Китая и Японии и на запад через Египет в итальянские города-государства.

Европейское доминирование, окончательно установившееся здесь в XIX веке, изменило всю картину. Система торговых и культурных связей, сложившаяся за столетия, была полностью перестроена и с тех пор так и не восстановилась: мир Индийского океана был разрушен, локальная экономика встроена в мировую. Британцы, оставшиеся победителями в долгой борьбе с другими колониальными державами, превратили Индийский океан в «британское озеро», бдительно следя, чтобы немногие уцелевшие по его берегам колонии других европейских стран не представляли для них опасности.

Нефтяные танкеры и балкеры, пришвартованные вдоль Оманского залива

Нефтяные танкеры и балкеры, пришвартованные вдоль Оманского залива, ОАЭ

Фото: Getty Images/Gallo Images

XX век принес еще одно новшество: северо-западная часть Индийского океана превратилась в крупнейший центр добычи углеводородов, и через воды океана пролегли маршруты, по которым в Америку и Европу потекла персидская и аравийская нефть. Любая нестабильность на торговых путях тут же оборачивалась скачками цен и отражалась на мировой экономике.

Восьмая Индийская

Русский флот появился в Индийском океане с большим опозданием, и к этому моменту все перспективные базы и владения были уже разобраны другими европейскими державами. Отдельные полуофициальные и неофициальные попытки закрепиться в Африке, типа печально известной экспедиции Ашинова, удачи не принесли. Россия слишком поздно включилась в колониальную гонку и потеряла темп, к тому же не желала ссориться с Британией и Францией.

Ситуация изменилась только после Второй мировой войны. СССР усилиями адмиралов Кузнецова и Горшкова стремительно становился океанской державой, а значит, у него появились интересы и в Индийском океане. Советский флаг в регионе представляла в основном 8-я оперативная эскадра, противостоявшая в годы холодной войны 7-му оперативному флоту ВМС США.

Высадка морской пехоты на остров Нокра

Высадка морской пехоты на остров Нокра, 1987 год

Фото: commons.wikimedia.org/Solomatkins

Служба советских моряков в тропиках была нелегкой — сказывались непривычный климат и напряжение в регионе, постоянно балансировавшем на грани конфликтов. Ко всему прочему у «восьмерки», как ее звали на флоте, в Индийском океане были очевидные проблемы с базами: развернутую изначально базу (официально пункт материально-технического обеспечения, ПМТО) в сомалийской Бербере пришлось оставить после того, как Сомали и Эфиопия — советские союзники — сцепились друг с другом, и СССР сделал ставку на Эфиопию. Новую базу разместили на острове Нокра на эфиопском архипелаге Дахлак.

Конечно, к услугам ВМФ СССР были порты и базы дружественных государств — от Сейшел до йеменской Сокотры; но упор делался на создание системы маневренного тыла — судов обеспечения и снабжения, танкеров и ракетовозов, плавмастерских и плавбаз, которые придавали советскому присутствию в дальних морях требуемую гибкость, позволяя при необходимости нести службу даже без постоянных военно-морских баз поблизости.

При этом Индийский океан, в отличие от Атлантического и Тихого океанов, так и не превратился в передовую холодной войны. За редкими исключениями, типа войн и конфликтов между дружественными СССР и США режимами, советские и американские корабли выполняли одну и ту же задачу — обеспечивали свободу судоходства, открытость проливов, борьбу с пиратством.

Конец и опять начало

После распада СССР грозный некогда советский флот превратился в печальную тень былого могущества. Крейсера, эсминцы, БПК и БДК ржавели у причалов, ожидая разделки на металл, о демонстрации силы в дальних морских районах пришлось забыть. Этот период продлился почти два десятилетия — немного по историческим меркам, но достаточно для того, чтобы пусть даже ограниченное восстановление океанского флота в ситуации, когда он внезапно понадобился, превратилось в трудную задачу.

Фрегат Военно-морского флота России «Адмирал Макаров»

Фрегат Военно-морского флота России «Адмирал Макаров» в пункте материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе, Сирия

Фото: ТАСС/Минобороны РФ

Если в советские времена присутствие ВМФ СССР в Индийском океане обеспечивали корабли Тихоокеанского флота, то честь восстанавливать это присутствие выпала черноморцам. Так сложилось, что возвращение в большую шахматную партию Россия начала с Ближнего, а не с Дальнего Востока, и потому Порт-Судан в качестве следующего после Тартуса пункта базирования выглядит логично.

Удобное расположение, позволяющее контролировать движение по Красному морю и при необходимости защищать свои корабли от пиратских набегов с территории близлежащего Сомали, хорошая бухта, относительно развитая инфраструктура, отсутствие внешнеполитических проблем с руководством страны дают основание надеяться, что на этот раз базу экстренно переносить не придется. Добавляет уверенности и проект строительства НПЗ в Порт-Судане, в который готов вложиться российский бизнес, ведь в нынешнем мире можно, перефразируя Некрасова, сказать, что «дело прочно, когда под ним струится нефть».

«Типовой состав мирного времени для подобной базы — плавмастерская, буксир-спасатель, 3–4 единицы кораблей младших рангов, — полагает эксперт РСМД Илья Крамник. — Но ключевое там наверняка будет представлено в виде не столь бросающихся в глаза средств разведки и сил спецназа — регион нуждается в специальных инструментах больше, чем в чисто военных. Для последних, при необходимости, туда, очевидно, будут посылать крупные корабли — до АПЛ и атомного ракетного крейсера включительно, учитывая, что Россия договорилась о возможном заходе кораблей с ЯЭУ, но постоянным их присутствие явно не будет».

Что дальше

Ключевой вопрос сейчас — каковы дальнейшие планы Москвы. Образно говоря, останется ли Порт-Судан южным бастионом, обеспечивающим присутствие России на Ближнем Востоке, или станет первой ступенью к полноценному возвращению России в Индийский океан.

китайцы
Фото: Global Look Press/Xinhua/Mao Siqian

Россию в регионе ждут. Причем не только страны, находившиеся ранее в зоне советского влияния, такие как Мозамбик, Мадагаскар и Сейшелы, но и другие государства на побережье Восточной Африки и островах Индийского океана. В условиях китайской, индийской, европейской, американской экономической экспансии присутствие еще одного заинтересованного игрока даст им возможность проводить более гибкую политику, лавировать и маневрировать, в обмен предоставляя российским компаниям контракты, а флоту — базы и пункты снабжения.

Россию ждет Индия. Не раз автору этих строк приходилось слышать от индийских экспертов и высокопоставленных военных сожаления о том, что русского флага больше не видно в Индийском океане. Нью-Дели опасается роста аппетитов Пекина, который постепенно активизирует присутствие в Индийском океане, стремясь обеспечить безопасность поставок углеводородов из стран Персидского залива и своих товаров в Европу; эти опасения толкают Индию в объятия Соединенных Штатов. Российская эскадра в Индийском океане, с одной стороны, даст Нью-Дели альтернативу сближению с Вашингтоном, с другой — гарантирует Пекину, что безопасность его судов в регионе будет обеспечена.

Пока сложно сказать, оправдает ли Россия эти ожидания и рискнет ли она заявить о наличии своих интересов в одном из самых стратегически важных регионов мира. Но, по крайней мере, первый шаг в этом направлении уже сделан.

Автор — старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

Читайте также
Реклама