Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Кто в лес, кто по домам: как разные страны сдерживают вторую волну COVID-19
2020-09-16 12:54:21">
2020-09-16 12:54:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Израиль 18 сентября отмечает еврейский Новый год, но праздник будет грустным — с этого дня вся страна повторно отправляется на карантин. Новый локдаун был объявлен также в австралийском штате Виктория и столице Индонезии Джакарте. В то же время в других странах, где ежедневно COVID-19 заражаются тысячи, а то и десятки тысяч человек, решили, что не могут позволить себе остановить экономику снова, и предпочитают учиться жить с вирусом. Во многом такие разные подходы к повторным ограничениям объясняются тем, что карантин первой волны дал много побочных эффектов, и власти по-прежнему толком не знают, как грамотно сбалансировать интересы экономики и здоровья населения. И поэтому зачастую действуют экспериментально — методом проб и ошибок.

Дома лучше

К началу недели количество случаев заражения коронавирусом в австралийском штате Виктория (столица — Мельбурн) достигло почти 20 тыс., а число смертей — 729. И власти штата сочли, что ситуация не оставляет им другого выбора, кроме как вновь посадить жителей на карантин и ввести комендантский час. Он продлится до 26 октября, но и тогда будет снят, только если заболеваемость снизится до пяти случаев в день.

Схожая мера введена с 15 сентября и в Джакарте — столице Индонезии, страны, ставшей лидером по количеству смертей от COVID-19 во всей Юго-Восточной Азии (сейчас число погибших по стране превышает 8,9 тыс. человек). В отличие от первого апрельского локдауна, второй стал более либеральным: власти не стали закрывать предприятия, но при условии, что только четверть сотрудников будет ходить в офисы.

Дезинфекция улиц в Джакарте

Дезинфекция улиц в Джакарте

Фото: Global Look Press/Edy Susanto/Keystone Press Agency

Апрельская блокировка не увенчалась успехом из-за многих факторов: отсутствия четкой информации о риске, плохой координации между Джакартой, центральным правительством и частным сектором, долгого сопротивления общества маскам и дистанции и веры в теории заговора относительно COVID-19. Да и потенциал тестирования был слабым, — рассказал «Известиям» эпидемиолог из Университета Гаджа Мада в Джокьякарте Байю Сатрия Виратама.

При этом собеседник «Известий» не очень верит в успех нынешнего локдауна, заметив, что власти так и не сделали правильных выводов из недавнего опыта. Впрочем, не сделали их и некоторые местные жители, по-прежнему упорно отказывающиеся ходить в масках. На днях, к слову, власти попытались урезонить часть отказников, отрядив их рыть могилы для умерших от коронавируса сограждан.

Какие уроки из первого карантина извлек Израиль, неизвестно, но и эта страна, где на 9 млн населения насчитывается свыше 164 тыс. зараженных и более 1,1 тыс. смертей, решила: побороть вторую волну коронавируса можно только при помощи повторного локдауна. Впереди израильтян ожидают совсем не те каникулы, к которым они привыкли, признал в минувшие выходные премьер страны Биньямин Нетаньяху, объявляя о старте трехнедельного карантина с 18 сентября.

Обратная сторона

Недавно журнал Nature опубликовал исследование, в ходе которого был изучен опыт карантинных ограничений в Китае, Южной Корее, Италии, Иране, Франции и США и сделан такой вывод: если бы людей не посадили по домам и не ограничили поездки, к началу апреля на всех шести континентах было бы на 530 млн инфицированных больше.

С другой стороны, спасая жизни, локдауны наносили удары по экономике и финансовому благополучию граждан. Еще в июле ЮНИСЕФ предупредил: хотя оценивать их воздействие еще рано, ограничения могут сделать актуальной проблему голода для еще 132 млн человек во всем мире.

Мужчина в медицинской маске в одном из торговых центров Пекина

Мужчина в медицинской маске в одном из торговых центров Пекина

Фото: Global Look Press/Wiktor Dabkowski/ZUMAPRESS

А тот факт, что все силы властей в большинстве стран мира были брошены на спасение ковидных больных, привел к недосмотру за другими болезнями. Например, британское правительство подсчитало, что жесткая изоляция в стране с марта по май косвенно стала причиной 16 тыс. смертей, не связанных с вирусом, — из-за недополученной медицинской помощи. А приостановка скрининга раковых больных и диагностических осмотров в этот период грозит привести дополнительно к 3,6 тыс. смертей от онкозаболеваний в течение следующих пяти лет.

Исследователи из Denver Health в американском штате Колорадо между тем выявили, что в марте, после того как власти ввели режим самоизоляции, в два с лишним раза выросло количество сердечных приступов и в первые две недели карантина общее число погибших сердечников превысило статистику по летальным исходам от COVID-19.

Пошли от противного

Южная Корея с самого начала пандемии полагалась на массовое тестирование и сложные системы отслеживания контактов и цифрового наблюдения, что позволило стране избежать излишне суровых ограничений в повседневной жизни. А заодно «уронить» ВВП во II квартале этого года всего на 3,3%.

— Даже в ходе недавнего повторного ужесточения правил социального дистанцирования никаких перебоев с уходом за обычными пациентами не было. Хотя в Корее относительно немного избыточных смертей (то есть не от коронавируса) не потому, что ограничения были мягкими, а потому что запрос на лечение от COVID-19 не был чрезмерным, — рассказал «Известиям» профессор эпидемиологии Сеульского национального университета Чо Сон Иль.

Но длительные ограничения всё же привели к банкротству многих магазинов, добавил он.

За всё время Южная Корея зафиксировала чуть более 22,5 тыс. заболевших и 367 смертей. Скромный по общемировым меркам показатель позволил Сеулу объявить с этой недели о смягчении правил, однако пока в двухнедельном экспериментальном режиме.

А вот власти многих других стран, где статистика по коронавирусу куда печальнее южнокорейской, уже, похоже, устали от экспериментов, признав итог первых ограничений не особо удачным.

Закрытый парк в Сеуле

Закрытый парк в Сеуле

Фото: Global Look Press/Edy Susanto/Keystone Press Agency

— Мы не можем позволить себе остановить жизнь в стране, потому что изоляция имеет много вредных побочных эффектов. Не бывает так, что риски в обществе сводятся к нулю, — заявил недавно президент Франции Эммануэль Макрон.

В минувшую субботу во Франции было зафиксировано свыше 10 тыс. новых зараженных. С другой стороны, во II квартале ВВП Пятой республики упал почти на 14%. Это, очевидно, и стало главным мотивом в решении «научиться жить с вирусом», не впадая в крайности. Идти путем непротивления вирусу отныне намерены и власти большинства других европейских стран, выразившие твердую решимость избежать повторных повсеместных карантинов.

Как и Европа, Индия также пережила строжайший локдаун, но он лишь обрушил экономику, не притормозив кривую заболеваемости.

Виноваты ли в этом огромное население и его плотность? Нет, огромное население тут ни при чем, иначе бы Китай никогда не оправился. Это потому, что запрет был наложен в спешке, чтобы доказать: государство предпринимает какие-то действия, — считает эксперт Центра социальной медицины и общественного здоровья Университета Джавахарлала Неру Сангхмитра Шил Ачарья.

В последние дни в Индии число заболевших ежедневно увеличивалось сразу на 90 тыс. человек и к 16 сентября перевалило за 5 млн инфицированных. Но страшнее властям показалась другая цифра — 24%, на которые упал ВВП страны за первые полгода, и снижение количества оплачиваемых рабочих мест с 86 млн в конце 2019-го до 67,2 млн к июню этого года. И сейчас страна сделала ставку на оживление экономики. Уже к концу августа 90% из 63 млн малых предприятий страны возобновили свою деятельность, а на будущей неделе в Индии должны вновь открыться школы и знаменитый Тадж-Махал.

Во многом выбор между здоровьем и экономической динамикой — ложный, поскольку он не основан на каких-либо точных научных исследованиях, признал директор Института национального и глобального права здравоохранения при Джорджтаунском университете в Вашингтоне Лоуренс Гостин. В такой ситуации, по его словам, властям приходится действовать почти вслепую, импровизируя и экспериментируя. Но чей эксперимент в итоге окажется успешнее — сторонников долгоиграющего закрытия стран или проводников линии «жизни с вирусом», — станет ясно не так скоро. Как заметил эпидемиолог Йохан Гизеке, консультирующий ВОЗ и правительство Швеции, должным образом оценить стратегии различных государств можно будет в лучшем случае через год, а в худшем — через пять.