Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Презумпция санкционности: появится ли в ЕС «список Навального»
2020-09-15 17:48:34">
2020-09-15 17:48:34
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский рынок не отреагировал на анонсированные Европой санкции по так называемому списку Навального. По словам опрошенных «Известиями» экспертов, инвесторы уже привыкли спокойно относиться к таким заявлениям. Если новый санкционный механизм появится, на нашу экономику он фактически не повлияет. Как и «акт Магнитского», он, скорее всего, будет подразумевать ограничения против отдельных людей и носить демонстрационный характер. В Совете Федерации «Известиям» заявили, что призыв ЕС ввести санкции имени Алексея Навального до окончания расследования — это нарушение системы европейских ценностей, среди которых — верховенство закона. В Еврокомиссии «Известиям» пояснили, что рестрикции пока в разработке — их предстоит согласовать членам ЕС, а затем их должен принять Совет Евросоюза.

Опять или снова

Евросоюз должен утвердить санкционный режим имени Алексея Навального за нарушения прав человека — аналогичный американскому «акту Магнитского». С таким заявлениям выступил 15 сентября в Европарламенте глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. Он отметил: ситуация, сложившаяся вокруг российского оппозиционера, «будет иметь последствия для отношений с РФ». О каких конкретно последствиях идет речь, дипломат не уточнил — этот вопрос министры иностранных дел стран ЕС обсудят на встрече 21 сентября.

То, что произошло с Навальным, должно заставить страны ЕС перестать дискутировать и утвердить этот механизм, который будет аналогичен «акту Магнитского» в США. Таким образом, имя Навального будет ассоциироваться с санкциями ЕС против тех, кто нарушает права человека, — сказал Жозеп Боррель.

Дипломат заявил, что Брюссель расценивает «это отравление как покушение на убийство», и призвал «Россию в полном объеме сотрудничать с ОЗХО в проведении открытого расследования». Ранее обратиться к Организации по запрещению химического оружия Москве посоветовали в ФРГ — так Берлин отреагировал на запрос российской стороны о предоставлении ей клинической пробы Алексея Навального. В российском МИДе совет германской стороны назвали отговоркой.

Если есть серьезные факты, которые нам предъявляются именно как факты, и есть запрос по линии соответствующих правоохранительных органов, то что может быть банальнее, проще, правдивее, честнее и правильнее, чем просто их передать российской стороне? — задалась риторическим вопросом в беседе с телеканалом «Россия 1» официальный представитель МИДа Мария Захарова.

Российская сторона не раз заявляла о готовности сотрудничать с Берлином по «делу Алексея Навального» и направила Германии по линии Генпрокуратуры несколько запросов о правовой помощи. Первое обращение состоялось в конце августа: тогда ведомство попросило ответить на 20 вопросов по поводу лечения, диагноза и результатов экспертизы, а также предоставить копию медкарты и биологический материал. Повторно ГП обратилась к Берлину 14 сентября. Без каких-либо данных от ФРГ у Москвы нет оснований для того, чтобы возбудить уголовное дело.

Российские законодатели санкционный подход Евросоюза назвали «издевательством над здравым смыслом и нарушением ценностей, за которые ратуют в ЕС».

В триаде ценностей [ЕС], помимо демократии и прав человека, есть еще и верховенство закона, — сказал «Известиям» глава комитета СФ по международным делам Константин Косачев. — Оно предусматривает презумпцию невиновности, тщательное расследование любых дел до того, как выносятся какие-либо решения. То, что сейчас пытается делать Евросоюз, прямо противоположно тому, что он взял себе на знамена и чему пытается поучать других. Мы пока точно не знаем, что произошло с господином Навальным, и любые выводы из этой ситуации можно будет делать только после того, как в обстоятельствах произошедшего разберутся специалисты — врачи, химики и криминалисты.

Что за механизм

Схему, по которой Евросоюз смог бы вводить санкции против тех, кто, по его оценке, нарушает права человека, Брюссель разрабатывает с 2019 года — с того времени, как Жозеп Боррель возглавил внешнеполитическую службу объединения. Как сообщила «Известиям» представитель Еврокомиссии Набила Массрали, сейчас ведется работа над правовыми актами — их должны согласовать члены ЕС, а затем — принять Совет Евросоюза, после этого механизм вступит в силу. На запрос «Известий» по поводу конкретных мер, которые могли бы войти в эту схему, в ЕК предоставить комментарий отказались.

Такие инструменты есть в США и Великобритании, которая после выхода из ЕС уже приняла регламент по санкциям. Ничего сложного в одобрении такого механизма нет — достаточно единогласного решения Совета ЕС, — пояснил «Известиям» программный директор клуба «Валдай» и Российского совета по международным делам Иван Тимофеев. — В Евросоюзе уже существует такой инструмент по кибербезопасности и химическому оружию, и появление санкций по правам человека — вопрос ближайшего будущего: «дело Навального» только стимулировало эти разговоры и намерения.

Обычно такой механизм подразумевает санкции против отдельно взятых людей и предусматривает традиционные запрет на въезд и блокировку активов. По оценке экспертов, потенциальный инструмент Евросоюза для России негативных макроэкономических последствий не повлечет. Как пояснил «Известиям» директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович, такой вывод можно сделать, проанализировав ситуацию со «списком Магнитского»: экономика сильно от его появления не пострадала, а сами санкции носили больше демонстрационный характер.

Индексы не заметили

По словам аналитика ГК «Финам» Алексея Коренева, новости о возможных ограничительных мерах не изменили позитивную динамику на фондовых рынках.

— Несмотря на анонс новых санкций, днем 15 сентября индекс Мосбиржи рос на 1,60%, а РТС — на 1,65%, — отметил эксперт в беседе с «Известиями».

Кроме того, инвесторы уже привыкли спокойно реагировать на подобные заявления — которые бывают довольно часто, сказал «Известиям» начальник управления персонального брокерского обслуживания «БКС Брокер» Артем Аргеткин.

Однако совсем избежать издержек вряд ли удастся. По мнению Георгия Остапковича, санкции неизбежно приводят к тому, что такие международные рейтинговые агентства, как Moody’s, Fitch и S&P, понижают инвестиционный рейтинг страны.