Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Премьер ушел, да здравствует премьер: что известно о Есихидэ Суге
2020-09-14 14:33:27">
2020-09-14 14:33:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спустя семь лет и восемь месяцев в истории самого долгого японского правительства поставлена официальная точка. 14 сентября вместо ушедшего из-за проблем со здоровьем Синдзо Абэ новым лидером правящей Либерально-демократической партии (ЛДП) Японии был избран генсек кабинета министров Есихидэ Суга. Уже в среду он будет официально объявлен новым премьером. Большинство экспертов не ждут от него особых сюрпризов, предполагается, что Суга будет придерживаться линий, заложенных его предшественником. Кроме одного существенного исключения — отношений с Россией, энтузиазма развивать которые, скорее всего, не будет ни у господина Суги, ни у любого следующего премьера после Синдзо Абэ.

Терпение и труд

Вслед за достаточно неожиданным решением Синдзо Абэ уйти с поста лидера правящей партии и премьера в Японии тут же образовалось немалое число претендентов занять вакантное место. По крайней мере в конце августа в прессе мелькали сразу 7–8 имен политиков, заявивших о своих премьерских амбициях или упорно в них подозреваемых. Но официально выставили свои кандидатуры лишь трое: экс-министр обороны Сигэру Исиба, бывший глава МИДа Фумио Кисида и многолетний генсек кабинета министров Есихидэ Суга. Еще на прошлой неделе стало очевидно, что фаворит гонки — последний из этой тройки. И прошедшие 14 сентября выборы председателя ЛДП это подтвердили: господин Суга получил 377 голосов однопартийцев (89 получил Кисида, 68 — Исиба). 16 сентября на внеочередном заседании парламента, в котором у партии власти комфортное большинство, новоиспеченный лидер будет утвержден и новым премьер-министром Японии.

В силу возраста и долгого нахождения у власти ныне 71-летний Есихидэ Суга давно вошел в ранг политических ветеранов Японии. Он непрерывно возглавлял кабинет министров с тех пор, как в декабре 2012 года премьером вновь стал Синдзо Абэ. Все эти годы он слыл правой рукой главы правительства, но никогда не перетягивал внимание на свою персону, скромно пребывая в тени премьера Абэ, из-за чего многие не раз упрекали новоиспеченного лидера партии и без пяти минут нового премьера в отсутствии харизмы.

Есихидэ Суга вручает цветы Синдзо Абэ

Есихидэ Суга вручает цветы Синдзо Абэ

Фото: REUTERS/Eugene Hoshiko

Вместе с тем биография Суги указывает на то, что этот человек всегда был крайне трудолюбив и упорен в достижении целей. В отличие от большинства японских политиков, являющихся отпрысками выдающихся политических династий (как, к слову, тот же Синдзо Абэ, чей отец был главой МИДа, еще два родственника — премьерами), Суга не мог похвастаться такой родословной. Он вырос в семье фермера и в юности был вынужден подрабатывать на картонной фабрике и рыбном рынке, чтобы оплатить свою учебу в университете Хосэй.

Как старший сын, Суга по традиции должен был продолжить дело отца — выращивать клубнику. Но вместо этого в 1986 году, после десятилетней работы в качестве помощника депутата, он решил начать собственную политическую карьеру, задумав баллотироваться в городской совет Иокогамы. И хотя на тот момент у Есихидэ Суги не было ни политического опыта, ни полезных связей, их отсутствие компенсировали смекалка и упорный труд. В разгар избирательной кампании Суга лично обходил по 300 домов в день, в общей сложности посетив около 30 тыс. избирателей. Как свидетельствовали его однопартийцы, к выборам будущий депутат городского совета Иокогамы успел сносить шесть пар обуви.

И пусть весь мир подождет

В отличие от своих соперников в гонке за пост лидера партии Есихидэ Суга имеет мало опыта в дипломатических делах и вопросах безопасности, но неплохо разбирается во внутренних экономических проблемах. Собственно, они сейчас для Японии первоочередные. По предварительным данным, за апрель–июнь 2020-го ВВП страны снизился на 27,8% в годовом исчислении, что стало самым большим падением со времен Второй мировой войны. Не всё гладко и с первопричиной экономических бед — пандемией коронавируса: хотя до сих пор в Японии было относительно низкое количество зараженных и умерших, опрос, проведенный Mainichi незадолго до новостей об отставке Абэ, показал: 58,4% японцев не удовлетворены тем, как власти справляются с пандемией.

Неудивительно, что сам Суга еще в конце прошлой недели обозначил: его приоритетами станут преодоление пандемии и восстановление экономики, а также успешное проведение в 2021 году летней Олимпиады в Токио.

Что касается внешней политики, то пока будущий премьер отметил лишь, что считает своей первоочередной задачей «развитие отношений с соседними странами, в первую очередь с Китаем».

Председатель КНР Си Цзиньпин всё еще ожидает визита в Японию в качестве государственного гостя (он был отложен из-за пандемии. — «Известия»), и Суга готов использовать его в качестве рычага для поддержания хороших отношений с Пекином. Суга вновь назначил Тосихиро Никаи, ключевую фигуру в японо-китайских отношениях, генсекретарем ЛДП, а значит, тот примет его настрой на продолжение хороших отношений с Китаем, — сказал «Известиям» замдекана и профессор международной политики Университета Хоккайдо Кадзуто Судзуки.

А вот отношения с США, ключевым союзником Японии, могут, по мнению эксперта, измениться, так при при Абэ многое строилось на его личности и опыте.

Отношения между Абэ и Дональдом Трампом были чрезвычайно хорошими и основывались на их персоналиях. Я не думаю, что Суга сможет унаследовать это. Но если в ноябре будет избран Джо Байден, с ним Суга может преуспеть гораздо лучше, чем Абэ, — пояснил Кадзуто Судзуки.

Затихающий фронт работ

2 сентября будущий японский премьер отметил, что станет придерживаться курса Синдзо Абэ по вопросу Южных Курил и не проведет «никаких изменений в политике по решению разногласий с Россией по островам». И больше этой темы особо не касался, разве что в день избрания, отвечая на вопрос журналистов, заметил, что с Москвой необходимо и дальше обсуждать принадлежность четырех островов Южных Курил.

Вид на бухту Олю и вулкан Богдан Хмельницкий на острове Итуруп

Вид на бухту Олю и вулкан Богдан Хмельницкий на острове Итуруп, Курильские острова

Фото: ТАСС/Сергей Красноухов

До сих пор Суга заявлял, что продолжит внешнюю политику Абэ. Как главный представитель правительства он не имел возможности сказать иначе. Но в действительности он вряд ли проявит тот же энтузиазм, что и Абэ. В конце концов внешняя политика Абэ по отношению к Москве рассматривается как один из главных провалов его премьерства. И новый лидер Японии не захочет повторять этот болезненный опыт, — сказал «Известиям» эксперт по японо-российским отношениям и профессор политологии в токийском Университете Темпл Джеймс Браун.

Целое десятилетие — до прихода к власти Синдзо Абэ — в России не бывал ни один японский премьер. Абэ же за неполные восемь лет своего премьерства успел провести с лидером РФ сразу 27 личных встреч: у них с Владимиром Путиным было столько совместных трапез, что они будто «пуд соли съели вместе», заметил японский премьер год назад на переговорах во Владивостоке. Отчасти необычный энтузиазм, который уходящий премьер проявлял по поводу развития отношений с Россией, объяснялся личными причинами: его отец, бывший министр иностранных дел, также был ярым сторонником более тесных связей с Москвой, напомнил Джеймс Браун.

Я сомневаюсь в том, что у Суги есть такая же сильная мотивация к решению вопроса мирного договора, как у Абэ. Он перенимает связи Абэ и не может предложить кардинально новые подходы — для этого он слишком старый. Поэтому не могу представить, что при Суге в японо-российских отношениях стоит ждать важного развития, — считает эксперт по России из Японского института международных отношений Михо Окадо.

Синдзо Абэ и Владимир Путин

Синдзо Абэ и Владимир Путин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

При этом, как известно, ни энтузиазм Синдзо Абэ, ни многочисленные встречи с Владимиром Путиным так и не привели к какому-то прорыву в главной проблеме двусторонних отношений. Недавнее же принятие Россией поправок в Конституцию, которые запретили отчуждать территории страны, окончательно поставило крест на надеждах Токио когда-либо решить территориальный вопрос в свою пользу. И особого резона развивать активность там, где ничто не сулит успеха, у нового главы японского правительства действительно нет.