Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В АХЛ много болтают языком, но уходят от драк»

Нападающий «Металлурга» Андрей Чибисов — о сезоне в Канаде, разнице в стилях и возвращении в Магнитогорск
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нынешним летом в магнитогорский «Металлург» вернулся нападающий Андрей Чибисов. Последний год он провел в Северной Америке, где был на контракте в «Виннипег Джетс», но сыграл за эту команду всего два матча в НХЛ, а в основном выступал за фарм-клуб канадского коллектива «Манитоба Мус» в Американской хоккейной лиге (АХЛ).

В интервью «Известиям» 27-летний хоккеист рассказал, почему не остался за океаном и как идет подготовка к сезону с «Магниткой».

— Как оцените свои первые недели после возвращения в «Металлург»?

— Нормально всё идет. Своим чередом. Тренируемся, готовимся к сезону. Прошли первые контрольные игры, понимаем, над чем еще надо работать. Никаких серьезных потрясений нет.

— Главный тренер «Магнитки» Илья Воробьев говорил, что за год за океаном вы прибавили в качестве броска. Как-то по-особенному это отрабатывали?

— Нет, просто с каждым годом надо повышать свой уровень. Стараюсь это делать во всех хоккейных элементах. А тренерам уже виднее, в чем игрок прибавил, в чем сдал. Наше дело лишь продолжать тренироваться, поскольку у каждого хоккеиста есть плюсы, которые надо развивать, и минусы, которые надо убирать, чтобы пройти сезон ровно.

— Сильно изменился клуб за год вашего отсутствия?

— Руководство другое, тренерский штаб другой. Состав тоже серьезно поменяли. В общем, мало кто остался по сравнению с позапрошлым сезоном. Теперь перестраиваемся, но постараемся уже по ходу сезона добиться максимального результата, порадовать болельщиков. В общем, посмотрим, как всё сложится. Всё зависит от нас и от того, как собранные люди притрутся.

— При переговорах с «Магниткой» ощущали влияние нового потолка зарплат в КХЛ?

— Естественно, потолок зарплат увеличил число безработных качественных хоккеистов. Мы с агентом это учитывали при переговорах. Но это коснулось всех — не только нас. Нужно просто адекватно оценивать свои запросы, и проблем не будет.

— При этом в «Виннипеге» вам тоже вряд ли было проще, поскольку в Канаде налоги съедают немалую часть зарплат.

— Съедают много. Если ты в АХЛ играешь, то у тебя уходит 40%. А в НХЛ — 46%. Плюс надо оплачивать страховку. А также на разные покупки в магазине уходит 13%, даже если какую-нибудь жвачку покупаешь. В итоге в общей сложности — под 70%. Налоги там очень большие.

— Каково готовиться к сезону в условиях COVID-19?

— Сложностей не испытывал ни с отдыхом, ни с тренировками. Меня коронавирус особо не коснулся, поскольку живу в небольшом городе, где нет слишком серьезных ограничений. И массовых заболеваний в Магнитогорске не было.

— Где проводили время на самоизоляции после того, как завершили сезон?

— У себя в родном Прокопьевске. И выезжал иногда в ближайшие города, а также в Горный Алтай. Там везде тренировался и с пользой для себя проводил время.

— Из Виннипега сразу уехали?

— Да, как только начались первые случаи заболеваний в Канаде, нас отпустили из команды. И первым же рейсом улетели домой. Уже потом «Аэрофлот» перекрыл свои полеты. А когда оказались в России, здесь еще проблем с эпидемией не было. Всё это в Москву пришло только через пару недель, а потом уже распространилось по всей стране.

— По вашим высказываниям в течение прошлого сезона складывалось ощущение, что хотите остаться в Северной Америке.

— В сложившейся ситуации самый лучший вариант — остаться в России. Была бы возможность продолжить карьеру за океаном, я ее бы рассмотрел. Но для этого нужно точное понимание, как пройдет следующий сезон. Поскольку они даже не знают, будет ли он, действовать на авось и рисковать просидеть 10 месяцев без хоккея нерентабельно. Ни одна тренировка не заменит игру. Для меня было бы тяжело остаться без практики. А в НХЛ даже не знают пока, в декабре они начнут или в январе. Там то говорят, что сезона не будет, то говорят, что сыграют 10 матчей, а потом опять будет такой же плей-офф, как сейчас. Называются какие-то даты, но на бумаге ничего не прописано. Поэтому смысл был бы оставаться там только при наличии конкретного предложения от хорошего клуба и четкого понимания, когда начнется сезон. Иначе есть риск просто долго сидеть и куковать. Мне это точно не по душе.

— В случае большей определенности с сезоном за океаном были бы готовы продолжить играть в АХЛ?

— Нет, это уже не рассматривал. Оставаться видел смысл только при понимании, что будет серьезный шанс в НХЛ.

— Возможность вернуться в НХЛ и АХЛ для себя закрыли?

— АХЛ уже не рассматриваю. А в НХЛ готов вернуться, если будет шанс. Буду стараться сделать так, чтобы снова обратили на меня внимание.

— С «Магниткой» вы заключили контракт на три года. Когда он закончится, вам будет 30 лет.

— 30 лет — возраст некритический. И потом, тут есть свои моменты. Пока подписали на три года, а дальше будем смотреть, как пойдет ситуация. Не так всё жестко, чтобы не было выходов и возможностей рассмотреть предложения из НХЛ. Главное, чтобы они были. Во всяком случае хотелось бы еще попробовать. Год назад, приехав в Северную Америку, я многого не знал, не понимал, как там всё устроено. Сейчас уже есть определенный опыт, и в следующий раз, если он будет, я приеду с гораздо большими знаниями местных реалий. Но это всё вопрос будущего — не хочется пока жить мечтами. Надо сейчас думать о «Магнитке» и о том, как хорошо выступить в КХЛ.

— Что вам нужно будет изменить по сравнению с прошедшим сезоном, чтобы закрепиться в НХЛ, если получите там еще один шанс?

— Если бы я поехал, как в первый раз, то ничего бы не изменил и не смог изменить. А сейчас есть определенные системные нюансы, которые надо обговаривать при заключении контракта. Чтобы этот документ поддерживал тебя. Чего не было в прошлом сезоне, когда контракт новичка ничего толком не давал. Хотя это неизбежно — через подобные соглашения проходит каждый хоккеист, который первый раз едет в НХЛ. Молодым вообще сложнее, поскольку эти контракты новичка им приходится подписывать на три года. И весь этот срок они не могут ничего поменять. А сейчас мне просто надо будет договариваться о таком соглашении, чтобы четко понимать: буду играть именно в главной команде в НХЛ. Иначе нет смысла туда ехать снова.

— Не считаете прошедший год потерянным временем?

— Нет, я не жалею, что поехал. Увидел изнутри другую лигу, посмотрел, как живут люди с другим менталитетом. В общем, получил неоценимый опыт, который не каждому доводится получить.

— Считается, что в Виннипеге жесткие морозы. Как жилось при местном климате?

— На самом деле по сравнению с некоторыми российскими городами всё практически одинаково. В Сибири бывают морозы и сильнее. Так что лично я в Виннипеге дискомфорт не испытывал.

— Чем могли заняться в городе в свободное время?

— В основном отдыхали и прогуливались. Город небольшой, но со своими парками и прочими местами для прогулки. Плюс в Виннипеге очень хорошая рыбалка. Есть большое озеро, где по выходным собирается много любителей этого дела. Бывает, по 15 тыс. человек приходит.

— Одновременно?

— Да, там рыбаков-любителей просто бесчисленное количество. Вот и собираются на озере, расставляют палатки и в комфортных условиях рыбачат. Город там небольшой. Из развлечений там только хоккей, американский футбол и рыбалка. Поэтому, если никто не играет, люди берут палатку, обогреватель и едут на озеро — от города до него примерно час на машине.

— Какие эмоции были, когда дебютировали в феврале в НХЛ за «Виннипег»? Как команда приняла?

— Приняла хорошо. Я ведь с ребятами из «Джетс» хорошо общался, так как перед сезоном с ними тренировался и уже успел познакомиться. Поэтому и эмоции в феврале перед дебютом были другие. Думаю, если бы дебютировал в НХЛ сразу после тренировочного лагеря, чувства бы распирали. А так к февралю я уже полгода провел в АХЛ, ездил с «Манитобой», отыграл много матчей. И уже окунулся в эту атмосферу. Поэтому за «Виннипег Джетс» выходил как на обычную игру, где надо просто сделать свое дело. И показать все, на что способен. Все-таки в АХЛ и НХЛ хоккей одного плана — к нему я уже привык. Поэтому и сверхэмоций не испытывал. В начале сезона восприятие, наверное, было бы не таким обыденным.

— И даже от входа в раздевалку перед матчем с «Чикаго» не было никакого впечатления?

— Мы ведь с основной командой в одном городе базируемся. Нет такого, как у большинства других клубов, когда основная команда и ее фарм находятся на разных концах Америки. Поэтому если кого-то вызывают из АХЛ, он прилетает из одного штата в другой и никого не знает в главной команде. А «Виннипег» и «Манитоба» тренировались на одном стадионе с одной раздевалкой. Ребята постоянно виделись, фактически вместе провели полгода.

— Много общались с главным тренером «Виннипег Джетс» Полом Морисом?

— Наверное, за всё время с ним один раз подробно разговаривал — еще во время тренировочного лагеря. А в остальном, как мне показалось, Морис не особо общался с русскими. Зато с его помощниками, а также тренерами из «Манитобы» контакт у меня был отличный. А через несколько месяцев я стал более-менее понимать английский язык, хотя, когда приезжал в Виннипег, он у меня был очень слабый.

— Морис говорил, что ваш стиль игры больше подходит для Северной Америки, чем для КХЛ. Согласны с ним?

— Реальную точку зрения о моем стиле Морис показал количеством моего игрового времени. Получается, мой стиль подошел только для двух игр (смеется). Видимо, ему просто что-то надо было обо мне сказать. А может быть, Пол так действительно считал. Я с ним это не обсуждал. И не думал о его словах. Просто старался весь сезон работать над собой, выполнять указания тренеров и действовать с максимальной отдачей. В этом смысле упрекнуть себя мне не в чем. Возможно, я не подошел под стиль игры «Виннипега» — такое бывает с игроками. Но не жалею ни о чем. Никаких обид на клуб и тренеров не испытываю, но и себя считаю абсолютно честным перед хоккеем.

— Стиль игры в НХЛ и АХЛ сильно отличается от КХЛ?

— Сейчас разница в стилях снизилась. Тем более у нас в России уменьшились размеры площадок, они стали больше похожи на американские. Поэтому в целом теперь что у нас, что за океаном — всё одно и то же.

— В середине сезона Михаил Бердин стал одним из немногих вратарей, который пошел в драку в АХЛ. Причем оппонентом был двукратный обладатель Кубка Стэнли Джордан Нолан.

— Нормальная история. Надо было подраться — Миша подрался. Случился эпизод, в котором смысла отступать не было. Произошла стычка, надо было дать сдачи. А Бердин — мужик, который так просто не сдается. Вот и ответил Нолану. Молодец, что ответил. Всё по делу, по-мужски. Раз пошел в драку, значит, было за что.

— Сами могли там подраться?

— Кому бы я ни предлагал драться в АХЛ, люди почему-то отказывались. Языком там много болтают, а как подъезжаешь с предложением подраться — как-то уходят от этого. Хотя там много провокаций, но в основном это игра на публику, чтобы развлечь зрителей, вызвать ажиотаж. Могут выйти на лед на первых минутах, сбросить краги, повалтузить друг друга немного, сесть на скамейку штрафников на пару минут и спокойно вернуться играть. Зато зрители начинают восторгаться: «Вау, вот это бойня, как круто!» И так публику заводят. У нас в России немного по-другому. Если начинают драться, то просто убивают друг друга (смеется).

— Вы сказали о провокациях. Кого в АХЛ можете выделить?

— Наверное, одного пацаненка Уайти (Райан Уайт. — «Известия»), который играл у нас в «Манитобе». Мастер заводить публику — настоящий шоумен. Подраться или спровоцировать лучше всех умеет. На льду это просто его стихия что-то вытворить. Скинет краги, подерется, а потом что-то кричит трибунам, танцует перед ними, и все заводятся. При этом в жизни отличный человек. Добрый парень, компанейский. Мне очень нравилось с ним общаться и наблюдать за его поведением на льду.

Читайте также
Прямой эфир