Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Эта оппозиция отличается от той, что была несколько лет назад»
2020-08-10 14:04:23">
2020-08-10 14:04:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Антироссийской истерии и радикальных высказываний со стороны оппозиции и на президентских выборах в Белоруссии замечено не было. Об этом «Известиям» заявил член делегации наблюдателей от Госдумы РФ Павел Шперов. В ходе беседы он рассказал о причинах недопуска на участки, уровне протестной активности в республике и запросе общества на перемены.

По данным белорусской ЦИК, явка на президентских выборах 9 августа превысила 84%. Самые высокие показатели были зафиксированы в Брестской (91,97%) и Могилевской (90,44%) областях. Победу на выборах — уже в шестой раз — одержал Александр Лукашенко, набравший более 80% голосов.

Действующий президент республики уже принял поздравления от главы РФ Владимира Путина и ряда зарубежных коллег. Российский лидер в своей телеграмме выразил надежду, что деятельность Александра Лукашенко будет способствовать «развитию взаимовыгодных российско-белорусских отношений во всех областях».

Члены участковой избирательной комиссии во время подсчета голосов на избирательном участке в Минске в единый день голосования в Белоруссии

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

Тем временем другие кандидаты на президентское кресло свое поражение по-прежнему не признают. Так, о своем несогласии с итогами выборов заявила Светлана Тихановская, занявшая на выборах второе место. Ранее, в день голосования, в Минск была стянута военная техника, а центральные дороги столицы перекрыты. Вечером 9 августа в городе произошли столкновения протестующих с представителями силовых структур. В ходе вооруженного противостояния пострадали несколько человек, среди них — несколько российских журналистов. 10 августа протесты могут продолжиться — по крайней мере, ряд Telegram-каналов призвал своих читателей вновь выйти на улицы.

— Как вы можете оценить ход голосования на президентских выборах в Белоруссии? Делегация Госдумы выявила какие-то нарушения?

— Голосование было очень активным, а явка высокой. С точки зрения законодательства Республики Беларусь я нарушений не видел. Но были жалобы от ряда наблюдателей по поводу того, что их не допускали на избирательные участки. Именно от местных белорусских наблюдателей. Дело в том, что не каждый из тех, кто был аккредитован, мог попасть на участки в связи с изменениями правил из-за коронавируса. Многие были этим недовольны. Практически на каждом участке были люди, которые не смогли туда попасть. Количество наблюдателей ограничили при досрочном голосовании тремя, а в основной день голосования — пятью. Однако аккредитовано было 10–15 человек. Но эти изменения продиктованы пандемией.

— Это на одном участке?

— Да, наблюдатели на одном участке. С точки зрения законодательства Беларуси всё нормально. Но наблюдатели это нормальным не считают. И я их понимаю.

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

— Насколько тесно осуществлялось взаимодействие с ЦИК Белоруссии? Были ли оказаны вся необходимая помощь и поддержка?

— Да, абсолютно. Еще раз повторюсь: у нас претензий нет. Всё прошло по избирательному законодательству республики. Как в их документах написано, так всё и произошло. Если было написано, что не более пяти наблюдателей на участке, то так и было.

— Как обеспечивалась защита избирателей и наблюдателей от коронавируса? Серьезно ли подошли в Центризбиркоме республики к профилактике?

— Абсолютно серьезно, здесь нет никаких претензий. Маски, санитайзеры, безопасное расстояние. Единственное, что у нас оно было полтора метра, а здесь — метр. Но всё необходимое было — одноразовые перчатки, возможность помыть руки. С этой точки зрения всё на высшем уровне.

— Оппозиция не признает итогов, на улицах Минска начались протесты. В чем причина такой реакции белорусской общественности? Наблюдается ли она сейчас?

— Она наблюдается. Я лично вчера туда ездил. Это сложно было назвать беспорядками, это были небольшие демонстрации. Я общался с местными гражданами. Это просто запрос на перемены. Не могу сказать, что это что-то антигосударственное. Рассказы, которые мы слышим из разных источников, о том, что там собираются алкоголики и полукриминальные люди, неправдивы. Собираются обычные люди, это срез общества. Очень радикальных высказываний я не вижу. Эта оппозиция отличается от той, что была несколько лет назад.

Эта оппозиция отличается от той, что была несколько лет назад
Фото: РИА Новости/Илья Питалев

— В ряде источников проходила информация об антироссийских лозунгах белорусской оппозиции. Насколько силен среди митингующих этот крен?

Он не настолько силен, чтобы воспринимать его как движущую силу. Да, есть антироссийские высказывания, но их меньшинство. Из того, что я видел, антироссийские лозунги не являются ведущими и постоянными. Они, конечно, есть, но говорить о том, что есть какая-то истерия — такого нет.

— А что говорят сами белорусские избиратели?

Я общался со многими людьми на улицах, чтобы понять реальную картину. Многие из них не участвовали в столкновениях с милицией, но однозначно голосовали за оппозицию. Я с ними говорил и не скрывал, что я депутат от Республики Крым. Это всегда как лакмусовая бумажка для многих. Когда ты говоришь, что ты из Крыма, сразу проявляется либо антироссийское, либо пророссийское. Все, с кем я общался, реагировали на это нормально и адекватно. Более того, многие выразили поддержку тому, что произошло в Крыму в 2014 году. Хотя эти люди были с белыми ленточками, они голосовали за оппозицию.

— Какова всё же реальная картина? Оппозиция считает, что ее результаты намного выше, чем официально объявленные Центризбиркомом. Как голосовали люди?

— Сложно сказать. Во время голосования мы на эту тему не общались. Визуально было заметно, что поддержка оппозиционных кандидатов есть. Это было заметно по очень простым признакам — большая часть тех, кто голосовал за оппозицию, пришли с белыми ленточками, белыми браслетами, в белых футболках. Я не могу делать каких-то оценок, но скажу, что их количество было достаточным.