Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Необязательно, что это будет передача исключительно Пола Уилана»

Адвокат Бута и Ярошенко Алексей Тарасов — об обмене заключенными с США и сроках процесса
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия может предложить не только осужденного за шпионаж американца Пола Уилана в обмен на Константина Ярошенко и Виктора Бута, отбывающих наказание в тюрьмах США. Об этом в интервью «Известиям» рассказал адвокат обоих заключенных Алексей Тарасов. Он также отметил, что возвращение сидящих в Америке российских граждан без политической воли лидеров двух стран может затянуться и пройти по Конвенции о передаче осужденных лиц от 1983 года. Тогда процесс будет длиться около года.

— Возможен ли обмен заключенными между Россией и США, после того как приговор Полу Уилану вступит в силу?

— Мы продолжаем отслеживать события вокруг приговора Полу Уилану. Было бы совершенно логично, с моей точки зрения как адвоката Константина Ярошенко и Виктора Бута, чтобы осуществили обмен наших соотечественников на граждан Соединенных Штатов Америки, отбывающих наказание в России, в том числе на Уилана, который только что был приговорен.

Эта тема обсуждалась на протяжении нескольких лет. И я в курсе, что она обсуждалась внутри американского истеблишмента. Тема очень актуальна, поэтому я надеюсь, что в ближайшее время появятся определенные подвижки в этом направлении. Единственный вопрос, как технически это будет осуществляться. Скорее всего, посредством Конвенции о передаче осужденных лиц, по которой Ярошенко ранее запрашивали.

Как такового института обмена — устоявшегося механизма нет. Если человек приговорен в США, снять его приговор может либо президент — указом о помиловании, либо Федеральное бюро тюрем — в связи с состоянием здоровья. Мы подавали такой запрос по Константину месяц назад — он был отклонен. Третий механизм — передача по конвенции, чтобы отбывать срок у себя на родине.

— На что тоже ответили отказом. Я правильно понимаю, если это все-таки конвенция, то надо будет подавать запрос заново?

— Конечно, надо подавать на пересмотр. У Ярошенко еще не истек двухлетний срок с момента подачи предыдущего заявления. Это можно обойти, в том числе аргументами, что ситуация резко изменилась в связи с вирусом, но на всё нужна политическая воля. Как мы прекрасно помним, ни в случае с Бутом, ни в случае с Ярошенко все предыдущие запросы не увенчались успехом, потому что не было договоренности. Конвенция — это механизм, но он не будет работать, пока нет решения на дипломатическом уровне.

— Если все же конвенция, с чьей стороны должен поступить запрос?

— Эту процедуру может начать сам заключенный, подписав форму в тюрьме.

— Константин ее уже подписал и получил отказ в прошлом году. Сейчас он не может сделать это еще раз?

— Он может ходатайствовать о пересмотре этого решения в том случае, если два года не прошли и сменились обстоятельства. Запрос может быть инициирован либо самим заключенным, либо его государством. Минюст РФ может отправить по дипканалам запрос об освобождении Ярошенко и передаче его в Россию.

— Когда у Виктора Бута было последнее подобное прошение?

— У Виктора давно, более двух лет точно прошло. После того как Ярошенко подавал несколько лет назад и ему отказали, было решено, что россиянам нет смысла подавать заявление на освобождение по конвенции впредь. У Константина тогда мать умирала, у него была очень убедительная причина, по которой его надо отпустить, и все-таки ему отказали.

— С конвенцией понятно: рассматривают, если есть согласие обеих сторон, одобряют и возвращают. Это с условием, что заключенные продолжат отбывать наказание?

— Таков механизм конвенции. Я не берусь говорить, что произойдет после того, как они окажутся в своих странах.

— Страна может потом выпустить человека...

— Я оставлю это за кадром. Если президент США, которого постоянно травят российской тематикой, говорят, что он все делает в угоду России, скажет: «Мы освободили опасного преступника», это хуже, чем сказать: «Мы передали человека отбывать наказание на родине».

— Второй механизм — это помилование. Что для него нужно?

— Для этого нужен запрос президенту от имени заключенного. Президент США может помиловать или сократить срок.

Третий вариант — короновирусное освобождение, по состоянию здоровья, но мы видели, что Ярошенко и в этом отказали. Он может подать прошение тому же судье, который вынес приговор. Мы этот вариант рассматриваем, пока еще не решились на него.

— Чего вы ждете сейчас, от чего зависят ваши дальнейшие шаги?

Мы постоянно поддерживаем контакт с российскими дипломатами и представителями определенных американских структур, которые заинтересованы в этом вопросе. Если наметится обоюдная заинтересованность, можно переходить от разговоров в практическое русло, и наши усилия будут направлены на то, чтобы всячески этому содействовать. Потребуется мое появление в суде, подача бумаг.

— Адвокат Пола Уилана в интервью «Известиям» сказал, что они будут думать до 22 июня и, возможно, не станут подавать апелляцию как раз для того, чтобы не тормозить процесс, так как им намекают, что вопрос обмена решится быстро. По его словам, это можно будет сделать в считанные дни, недели максимум. В России, как правило, на День Победы объявляется президентская амнистия, в этом году 9 мая ее не было. Реально ли вообще по срокам, чтобы президент РФ амнистировал Пола Уилана до 24 июня, если конечно, его рассмотрят в этом статусе?

— Я, к сожалению, не знаю, какие контакты идут по линии администраций президентов. Если говорить о таких сроках, то только лидер страны может принять решение. Бюрократическая машина в такие сроки явно не справится. Требуется до 90 дней, чтобы принять решение по запросу в рамках конвенции, потом необходимо легализовать в стране этот приговор — чтобы в России был реализован приговор Ярошенко и Буту, а в Америке — Уилану. Эта процедура занимает еще какое-то время. Может уйти целый год.

Если говорить о каких-то молниеносных решениях, это только при наличии очень сильной политической воли. Есть ли такая сейчас у Трампа, я затрудняюсь сказать.

— К какому из всех возможных вариантов вы склоняетесь?

Мне бы хотелось, чтобы как можно скорее россияне оказались на свободе. Но посол России в США Анатолий Антонов обращался к американскому министру юстиции и директору Бюро тюрем с просьбой отпустить наших граждан, в том числе Бута и Ярошенко, и она осталась без внимания. В это же время Ярошенко получил отказ в освобождении в связи с ухудшающимся здоровьем. На бюрократическом уровне это не будет быстро решаться, если только ситуацию не возьмут под контроль лидеры наших государств — президенты, может быть, министры иностранных дел, я видел заявление Помпео по поводу Уилана. Без личного вмешательства, думаю, этот процесс будет долгим.

— С Бутом или с Аллой Бут общались уже по этому поводу?

— С Виктором и Аллой не общался, я видел заявление Аллы. Когда мы говорим о передаче россиян, вовсе необязательно, что это передача один на один или что исключительно Пол Уилан будет передан США. Сергей Рябков (замминистра иностранных дел РФ. — «Известия») еще год назад говорил, что Россия готова обменять находящихся в заключении американцев. В российских тюрьмах сейчас больше одного американца, то есть это может быть «обмен» несколькими заключенными. В кавычках, потому что еще раз скажу: как такового института обмена не существует.

Читайте также
Прямой эфир