Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О конституционной реформе в России пресса Германии пишет в основном негативно, весь процесс рассматривается как личная инициатива Владимира Путина по продлению своего президентства для нахождения у власти до бесконечности. Такую точку зрения транслируют многие СМИ, хотя я как специалист, занимающийся Россией, вижу всё иначе.

Почему именно в 2020 году решено совершенствовать Основной закон государства? Конституция 1993 года была вымученная, написанная фактически за три месяца, после того как Ельцин остановил очередной путч. В 1993 году нужно было срочно создавать другой фундамент, который определил бы новые правила игры, по которым посткоммунистическая Россия могла бы жить.

Я согласен с теми, кто говорит, что в документе 1993 года есть много недоработок. Прошло больше двух десятилетий, страна изменилась, изменились условия жизни, поэтому время для реформирования пришло, оно подобрано верно. Вынесение решения на всеобщее голосование, на мой взгляд, действительно свидетельствуют о том, что архитекторы Конституции осознают то обстоятельство, что Основной закон становится сильнее тогда, когда получает поддержку снизу. Это главная возможность для легитимации процесса.

Конституцию опасно менять вынужденно, во время серьезных кризисов, когда остро стоит вопрос о смене власти, о новой демократии, как это было в 1993 году. Уверен, что сейчас, в 2020-м году, процесс изменения Конституции принесет больше политической стабильности, нежели принес бы в 2024-м, когда запустится избирательная гонка, когда возможно появление серьезных конкурентов у нынешнего президента. Можно сказать одно: сейчас происходит упрочнение политической власти. Если говорить о Путине лично, думаю, он не хочет войти в историю «хромой уткой», которая досиживает до своего последнего дня, когда конкуренты за его спиной начинают плести интриги в борьбе за власть.

Если кратко пройтись по основным поправкам, могу сказать: то, что в Основной закон вписывают упоминание Бога, язык, традиции, — совершенно нормально. Россия имеет полное право показать свои ориентиры. Религиозные моменты есть в конституциях многих европейских стран, но о них не всегда помнят. В постмодернистском мире с его толерантностью и культом меньшинств есть очень большая опасность полного размывания главных понятий и собственной идентичности. Поэтому, обозначая свои базовые ценности в Конституции, Российская Федерация на данном этапе совершает нечто гораздо большее, чем просто косметическую правку главного закона.

Я считаю, что такая страна, как Россия, должна оставаться президентской республикой, об этом свидетельствуют и социальные опросы, и исторический опыт. России нужен президент, а не парламентская республика. За короткие месяцы своего существования в 1991 году парламентское правление наглядно продемонстрировало свою неприемлемость. А поправка, регламентирующая разделение ответственности между ветвями власти, на мой взгляд, напротив, усовершенствует государственное устройство, и в этом смысле я не поддерживаю позицию либеральных движений, что таким образом обязательно усилятся диктаторские полномочия человека, который будет управлять Россией.

Конечно, в России есть силы, которые традиционно противостоят нововведениям, исходящим от властей. Есть непримиримые националисты, которые тянут своих сторонников в стародавние времена, для них Конституция не указ, они считают, что в сильной России необходимо монархическое правление и царь. Есть активные прозападники, нацеленные на копирование европейских идей, поддерживающие западное просвещение, а не свою историю. Для них законы, по которым должна жить Россия, пишутся не в России. Эти люди не до конца понимают Европу, но всегда стоят на оппозиционной стороне внутри собственной страны, они знают, против чего выступают, но им трудно показать, что они готовы предложить народу в качестве альтернативы.

Одни говорят, что власть сейчас хочет укрепиться на веки вечные, другие, наоборот, считают, что идет более демократический процесс. Хорошо уже то, что дискуссия есть, она развивается по сей день, показывая многообразие точек зрения. Такие же споры шли бы и в других странах при изменении подобного документа, важно, чтобы все завершилось без кровопролитий и потрясений, какие мы видели перед принятием Конституции в 1993 году. Я слежу за процессом и вижу: большинство россиян понимают и поддерживают идею о модернизации Основного закона.

Для меня как стороннего наблюдателя, если честно, самый главный аспект изменений Конституции — это не вопрос власти. Самое ценное то, что в новой Конституции будет историческая парадигма. Россия отличается от Запада и обозначает, что отныне станет исповедовать свой собственный традиционный путь. Отмежевание от Запада и его «идеологии» — главная причина изменений Основного закона.

Хотелось бы, чтобы после прохождения фазы изменений страна действительно начала жить по законам Конституции, чтобы у людей не было соблазна считать, что сегодня будет так, а завтра опять по-старому. Хотя я не исключаю, что это далеко не последние поправки. Россия утверждает свою идентичность в этом сложном многополярном мире, всё меняется, поэтому стоит ждать дальнейших больших рамочных структурных преобразований в политике. Главное, чтобы граждане идентифицировали себя со своей Конституцией, другого для нас в XXI веке не дано. Хотим мы того или нет, но уже не можем, как наши предки, руководствоваться Священным Писанием в политике. Конституция играет главенствующую роль в укреплении институтов государства и его общественной жизни.

Автор — политолог, научный директор Германо-Российского форума (Германия)

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир