Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В результате конституционной реформы текст Основного закона страны увеличится почти в полтора раза. Конечно, в пакете предложенных изменений есть много дополнительных социальных гарантий и большое количество ценностно-идеологических новелл. Но все-таки наибольшее число поправок связаны с функционированием государственной и политической системы. Эффективность и качество госуправления являются ядром конституционной реформы. И не случайно сам закон о поправке в Конституцию называется «О вопросах организации и функционирования публичной власти».

Анонсируя проект конституционных изменений в своем послании Федеральному собранию 15 января, президент России специально подчеркнул, что в госстроительстве перед страной стоят задачи, требующие обеспечить прочность, стабильность и неуязвимость системы по внешнему контуру, безусловно гарантировать России независимость и суверенитет. Но одновременно необходимо придать государству гибкость и развитие, способность своевременно меняться в связи с тем, что происходит и в мире, и в самом российском обществе.

Ключ к решению всех этих задач — как раз в качестве власти и долгосрочной устойчивости политической системы. Горизонт планирования — то есть работы новой Конституции — измеряется здесь десятилетиями. С одной стороны, обеспечивать на практике суверенитет страны и нормы социального государства должны именно согласованность действий всех ветвей и органов власти. От эффективности государства зависит и конкурентоспособность страны перед лицом новых экономических и технологических вызовов цифровой эпохи. С другой стороны, стабильность и преемственность власти, общественный запрос на которую так силен, также должна обеспечиваться в первую очередь благодаря качеству институтов власти. Поэтому основная логика и содержание соответствующих поправок в Конституцию фиксируют: трансформация политической системы связана с наращиванием ее институциональной сложности и процедурной насыщенности.

Именно поэтому в ходе конституционной реформы все государственные институты и ветви власти получают дополнительные полномочия, включая и институт президента, который остается центральным и сильным. Последнее — неслучайно, поскольку не только соответствует нашей политической культуре и традиции, но и подтверждается практикой работы нашей конституционной системы. Политическое лидерство Владимира Путина все последние годы придавало эффективность институту президента. Но верно и обратное — именно опираясь на конституционную модель президентской республики, России за последние 20 лет удалось реализовать сверхзадачу восстановления государственной дееспособности.

При этом одновременно усиливаются и другие ветви власти. Новые полномочия получает и правительство, и Конституционный суд. Но, прежде всего, расширение полномочий касается парламента. Внесенные главой государства поправки более масштабно связывают процедуру формирования правительства с функциями представительной власти: вице-премьеры и несиловые министры утверждаются Госдумой по представлению председателя правительства, а силовые — президентом после консультаций с Советом Федерации. Институциональная роль парламента возрастает еще и потому, что конституционно закрепляются и тем самым усиливаются функции парламентского контроля. И это опять же не случайно, потому что два института государственной власти сегодня избираются путем прямых выборов. Это — президент страны и Государственная дума. И, в этом смысле, логика реформы состоит, в том числе, в том, что должно происходить усиление именно тех органов власти, которые имеют прямой мандат доверия граждан. Аналогичным образом и сама реформа может и должна вступить в силу только после одобрения гражданами в ходе общероссийского голосования.

На этих же принципах основаны и предложения главы государства, касающиеся согласованности функционирования уже не ветвей, а уровней власти и управления — федеральных, региональных, местных властей. Для этого, с одной стороны, в Конституции закрепляется соответствующий статус и роль Государственного совета, в том числе, как органа стратегического планирования и управления. А с другой — устанавливаются принципы единой системы публичной власти, что должно укрепить реальную, а не номинальную роль местного самоуправления, в частности в реализации национальных проектов развития страны.

Наконец, говоря о конституционной реформе, президент неоднократно подчеркивал и еще одно — все изменения должны вступить в силу не когда-то потом, но в полной мере и сразу же после общероссийского голосования. Это связано с тем, что окончательное оформление новой модели единой системы публичной власти потребует еще значительного времени на уровне принятия новых или обновления большого количества существующих федеральных законов. Но главное — необходимо еще до 2024 года дать время обновленной системе устояться, наработать новые практики, чтобы посмотреть, насколько она функциональна и дееспособна, и дать привыкнуть элитам и обществу к этой «новой институциональности». А там, как и сказал Владимир Путин в Государственной думе, видно будет.

Автор — глава Института социально-экономических и политических исследований

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир