Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Нелюбовь» остановилась в двух шагах от «Золотой пальмы»

Ответ на вопрос, когда Андрей Звягинцев получит главную награду Каннского кинофестиваля, зависит не только от качества его фильмов
0
Фото: REUTERS/Stephane Mahe
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение большого международного жюри во главе с Педро Альмодоваром оказалось в значительной мере предсказуемым. Лидеры голосования международной критики в журнале Screen — «Нелюбовь» Андрея Звягинцева и показанная последней лента англичанки Линн Рэмзи «На самом деле вас здесь не было» — получили первые по очередности, то есть наименее весомые призы. Линн — за лучший сценарий, разделив его с греком Йоргосом Лантимосом и Эфтимис Филиппоу, за шокирующее «Убийство священного оленя», а российский режиссер — приз жюри. В результате наш режиссер поднялся в Каннском «пальмаресе» (раздаче пальм) еще на одну ступеньку.

Его «Елена» была в свое время неожиданной победительницей «Особого взгляда», сыгравший в «Изгнании» Константин Лавроненко получил приз за лучшую мужскую роль, «Левиафану» был отдан приз за сценарий, написанный Звягинцевым и его постоянным сценаристом Олегом Негиным, а теперь — приз жюри. 

На сцене режиссер выглядел разочарованным, правда, не таким убитым, как Никита Михалков, получая за «Утомленные солнцем» Гран-при, а не «Золотую пальмовую ветвь», которую в 1994 году отдали Квентину Тарантино за «Криминальное чтиво». Отмечу, что Никита Сергеевич по своему обыкновению тут же взял реванш, получив премию «Оскар» за лучший неанглоязычный фильм. Думаю, что шанс взять реванш (и более весомый) есть и у Звягинцева. 

«Нелюбовь» приобрела для проката в США компания «Сони Классик», у которой самая высокая результативность по «Оскарам» за зарубежные фильмы. Ведь теперь никто не сомневается, что на эту премию от Швеции выдвинут лауреата «Золотой пальмы» — «Квадрат» Рубена Остлунда, оказавшийся в каннском конкурсе в последнюю минуту. Картина эта безусловно интересная и актуальная, но ее награждение подтвердило отсутствие в этом году очевидного фаворита.

Для французской прессы (и даже общественности) таким фаворитом был фильм «120 ударов в минуту» Робена Кампийо об общественной кампании в поддержку жертв СПИДа, состоявшейся в конце минувшего века. Картина, на мой взгляд, особо не выдающаяся, но политически важная. Поэтому она и получила Гран-при жюри, а заодно и Международный приз критики (ФИПРЕССИ).

Из парадоксов каннских предсказаний нельзя не упомянуть самое влиятельное издание шоу-бизнеса Variety, автор которого предсказал победу «Кроткой» Сергея Лозницы, хотя шансов у этой сюрреалистической фантасмагории между соцреализмом и карнавалом (прямо по Бахтину) было не так много. Я, в свою очередь, предсказывал политическую победу самому слабому фильму конкурса – «Родену» Жака Дуайона и, к счастью, ошибся — его жюри просто проигнорировало. Исполнителю заглавной роли Венсану Линдону оно предпочло Хоакина Феникса – во время фестиваля в Каннах его не было, но на сцену он вышел, в отличие от Николь Кидман, получившей специальный приз, учрежденный к 70-летию фестиваля.

Она прислала видео из семейного гнезда в штате Теннесси, а на сцене ее смешно изобразил член жюри Уилл Смит, потребовав, чтобы его тоже сфотографировали, невзирая на отсутствие награжденной. Премия для Николь была более чем заслуженной: она сыграла в четырех блестящих фильмах официальной программы: «Добыча» Софии Копполы, «Как говорить с девушками на вечеринках» Джона Камерона Митчелла, «Убийство священного оленя» и в сериале Джейн Кэмпион и Ариэль Клейман «Над озером: Чайна Герл».

Громом аплодисментов зрители встретили Диану Крюгер, получившую приз за лучшую женскую роль в фильме Фатиха Акина «Ниоткуда» — размышлении о корнях терроризма в современном мире. Справедливость этого выбора была очевидна для всех.

Самой несправедливой есть основание назвать премию за режиссуру Софии Коппола за фильм «Добыча», изящную феминистскую притчу, которую, надеюсь, увидят зрители Московского МКФ на церемонии закрытия. Именно этой премии был достоин режиссер «Нелюбви». Но что делать: она Коппола, а он — представитель страны, которая волею судеб оказалась в оппозиции всему западному миру, собравшемуся в Каннах. Поэтому ответ на вопрос, который мне задавали многие отечественные журналисты, каковы шансы Звягинцева получить когда-нибудь «Золотую пальмовую ветвь», на которую он, видимо, рассчитывал, зависит не только от качества его фильмов.

И под конец упомяну главную для меня жемчужину фестивальной программы — «24 кадра», фильм удивительной красоты недавно ушедшего из жизни иранца Аббаса Кьяростами.

Прямой эфир