Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Культурные люди, — писал А.П. Чехов, — уважают чужую собственность, а потому платят долги». Однако некоторое число россиян сознательно исповедуют другой принцип, сложившийся  в криминально-олигархических кругах: «Долги платят только трусы».

Конечно, среди неплательщиков большинство тех, кто не может расплатиться в силу объективных обстоятельств, таких как банкротство бизнеса, потеря работы, снижение зарплаты, рост коммунальных и иных платежей, продолжительная болезнь и нетрудоспособность и т.д. Есть и такие, кто полагает, что некоторые платежи могут подождать и за это ничего не будет.

По данным различных исследований, число россиян, имеющих задолженность свыше 10 тыс. рублей по налоговым обязательствам, уплате алиментов, выплатам по кредитам, оплате услуг ЖКХ и штрафов ГИБДД, превышает 8 млн человек. Таким гражданам в соответствии со ст. 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве» может быть закрыт выезд за границу. Решение об этом принимает судебный пристав-исполнитель на основании соответствующего судебного решения. Фактически число россиян, внесенных в черные списки должников, на момент прошедших майских праздников составляло 2 млн человек, что почти вдвое превысило соответствующие прошлогодние показатели.

Сторонники данной практики утверждают, что благодаря ее применению удается взыскать с должников очень значительные суммы, в том числе — с неплательщиков алиментов. А потому всякий, кто попытается ее оспорить, неизбежно будет обвинен в равнодушии к судьбе несчастных детей, забытых своими непутевыми отцами.

Здесь, однако, может возникнуть ряд неприятных коллизий. Предположим, некий состоятельный человек собрался вместе с женой и детьми в экзотическое, далекое, дорогостоящее путешествие: приобрел авиабилеты, забронировал зарубежные отели, заказал в аренду автомобиль и яхту и радостно предвкушает предстоящий активный отдых. Однако при прохождении паспортного контроля его внезапно уведомляют, что, оказывается, за ним числится некая задолженность в 11 тыс. рублей, о которой он просто позабыл, поскольку для него эти деньги ничтожны, а различных платежей — множество.

Он, разумеется, готов тут же выплатить данную сумму, и даже в 10 раз большую, лишь бы ему позволили выехать. Но, оказывается, это невозможно: прохождение платежа и его подтверждение занимает продолжительное время. 

Для разрешения подобных ситуаций требуется внесение в законодательство об исполнительном производстве изменений, дающих право специальному дежурному приставу оперативно отменять ограничения на выезд, наложенные приставами любого территориального органа, в случае уплаты задолженности. Такой законопроект уже разработан.

А в период майских праздников было организовано круглосуточное дежурство приставов в московских аэропортах. Как отметил официальный представитель Федеральной службы судебных приставов Тимур Коробицын, «в случае если гражданин не мог покинуть пределы страны из-за имеющейся задолженности, у него была возможность оплатить долг и оперативно обратиться к дежурному приставу, чтобы снять запрет прямо в аэропорту».

В результате 59 гражданам запрет на выезд был снят в аэропорту. Было бы неплохо сделать эту практику постоянной: это будет выгодно и гражданам, и государству.

Между тем возникает вопрос более общего свойства: точно ли, что любая мера, связанная с ограничением прав и свобод граждан, может быть оправдана, если она эффективна? Так ведь можно далеко зайти. Скажем, если мы, например, лишим должников бесплатного медицинского страхования, то многие, безусловно, продадут всё, что у них есть, и расплатятся по долгам. Но не слишком ли будет это напоминать времена дикого капитализма, описанные в романах Оноре де Бальзака и Чарльза Диккенса?

А кто-нибудь может, например, додуматься вывешивать по всему городу фотографии неплательщиков алиментов с надписью: «Они позорят звание российского отца». Тоже, наверное, будет эффективно. Вот только этично ли и законно ли?

Возможна и более трагическая коллизия: человек действительно не заплатил долги, хотя и имел возможность это сделать, однако нуждается в срочном высокотехнологичном лечении за границей: это вопрос жизни и смерти. Закрывая ему выезд, государство фактически приговаривает его к мучительной смертной казни. И это гуманизм и соблюдение прав человека?

Важно понять, каким именно образом запрет на выезд за границу в каждом конкретном случае помогает взыскать долг. Если, например, имеются реальные основания полагать, что должник может скрыться за пределами нашей страны, запрет на выезд может быть оправдан.

Согласно решению Европейского суда по правам человека, сама по себе неуплата долга не может быть основанием для ограничения выезда за границу. Если нет других причин для применения этой меры, она неправомерна без изучения личной ситуации должника и всех обстоятельств дела. Именно такой подход и представляется правомерным.

Между тем множатся законодательные инициативы, направленные на ограничение выезда за рубеж и для других категорий граждан. Недавно один из членов Совета Федерации предложил распространить эту практику на так называемых самозанятых. Такой запрет, по мысли законодателя, якобы вынудит этих граждан вспомнить о своих обязательствах перед государством. Таким образом, вместо того чтобы в случае наличия каких-то конкретных претензий государства к гражданину аргументированно предъявить ему их, всех «подозрительных» наказывают без установления конкретной вины. Но к реализации концепции правового государства эта идея отношения не имеет.

Автор — адвокат, профессор, доктор юридических наук, член Общественной палаты РФ

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Прямой эфир

Загрузка...