Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы все живем как бы за прозрачным стеклом»

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко – об экологии, протестных акциях, реновации и отношениях России с Францией, США и Украиной
0
Фото: пресс-служба Совета Федерации
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Санкт-Пе­тербурге 25–26 мая пройдет VIII Невский международный эколо­гический конгресс. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в эксклюзив­ном интервью корресп­онденту «Известий» Сергею Изотову расска­зала о важности форм­ирования экологическ­ой культуры, заявила о необходимости бол­ее широкого вовлечен­ия граждан в управле­ние государством, пр­извала власти не боя­ться диалога с митин­гующими, а также выс­казала свое отношение к программе ренова­ции жилого фонда в Москве и сотрудничест­ву России с Францией и США.

— На этой неделе стартует Невский экологический конгресс. Какие основные темы будут затронуты на форуме?

— Невский международный экологический конгресс, который проводится под эгидой Совета Федерации и Межпарламентской ассамблеи СНГ — один из самых авторитетных в мире. Это интеллектуальная площадка, на которой вырабатываются шаги по сохранению природы, совершенствованию экологического законодательства. По итогам каждого конгресса мы готовим рекомендации для федеральных и региональных органов власти, гражданских институтов, делового сообщества. Восьмой конгресс посвящен очень важной теме — улучшению экологического образования населения. Сегодня эта тематика приобретает особую актуальность, она должна стать одним из приоритетов и государственной политики, и общества.

Стоит вопрос о формировании экологической культуры. Культуры и общества, и человека. Нужно сформировать такое сознание, чтобы каждый из нас ощущал свою ответственность за то, какую землю, воздух, воду мы оставим нашим детям, внукам, будущим поколениям. Говоря философским языком, мы должны видеть в природе не только объект, но и субъект. Понимать, что она является не только ареной деятельности человека, но и его партнером. С природой надо вести диалог. Кстати, такое видение природы имеет глубокие корни в русском менталитете. Приведу известные строки Федора Тютчева: «Не то, что мните вы, природа: / Не слепок, не бездушный лик — / В ней есть душа, в ней есть свобода, / В ней есть любовь, в ней есть язык...». Эти слова поэта могли бы стать девизом экологического просвещения.

Ущерб, который наносится природе человеческой деятельностью, огромен, и необходимо заботиться не только о ее сохранении, но и о компенсации последствий нанесенного урона. Лишь формирование принципиально нового отношения к природе сможет предотвратить возникновение глобального экологического кризиса.

— На ваш взгляд, санкции не приведут к снижению интереса к конгрессу со стороны зарубежных участников?

— Интерес не снижается. В международном сообществе есть понимание, что ни одно государство, в том числе самое успешное, не сможет обеспечить экологическую безопасность без взаимодействия с другими странами. Ведь если вдуматься, наша планета маленькая. Мы, все ее жители, связаны друг с другом и зависимы друг от друга. Кстати, речь об этом шла на недавнем российско-французском парламентском семинаре. Обсуждались вопросы изменения климата, реализации Парижского соглашения.

Участники встречи были абсолютно единодушны в том, что, только объединив усилия, возможно сохранить планету чистой, избежать серьезных экологических потрясений. В предыдущем конгрессе принимали участие представители более 60 регионов России и делегации из более чем 30 государств. Уверена, нынешний форум будет не менее представительным.

— Этот год в России объявлен Годом экологии. Планирует ли Совет Федерации продвигать на законодательном уровне инициативы, связанные с защитой окружающей среды? Как вы в целом оцениваете состояние российского законодательства в природоохранной сфере?

— Сам факт того, что президент РФ объявил 2017-й Годом экологии, говорит о значимости этой проблемы — как для нашей страны, так и для мира в целом. Необходимо привлечь внимание к этим вопросам не только органов власти, но и неправительственных, некоммерческих, других общественных организаций, простых граждан. Как известно, чисто не там, где убирают, а где не мусорят. Если каждый человек с детских лет будет понимать, что надо беречь природу, то, уверена, количество проблем в этой сфере существенно уменьшится.

Могу с полной ответственностью сказать, что за последние годы, в том числе и благодаря проведению Невского конгресса, в нашей стране сформировалась развитая система экологического законодательства, которая отвечает всем современным требованиям в этой сфере. Событием стало и утверждение президентом Основ государственной политики в сфере экологии до 2030 года.

Принят ряд важных законов: по сохранению водных, воздушных, земельных ресурсов, по повышению ответственности за нарушение экологического законодательства. Вступили в силу закон о новой системе обращения с отходами и Комплексная стратегия обращения с ТБО (твердыми бытовыми отходами — «Известия»). Ведь это колоссальная проблема! Страна замусорена, кругом столько несанкционированных свалок. Сейчас ведется активная работа по наведению порядка в этой сфере. В регионах строятся заводы по переработке отходов. Работа непростая, поскольку сфера трудноуправляемая, в ней немало криминала. Потребуется время, чтобы здесь произошло реальное улучшение.

Считаю, что главное сегодня — это мониторинг правоприменительной практики. По итогам этой работы Совет Федерации инициировал несколько законопроектов.

Внутренняя политика

—  Как складываются ваши отношения со спикером Госдумы Вячеславом Володиным?

— Вячеслав Викторович и я давно знаем друг друга, много лет работаем вместе. Наши отношения всегда были открытыми, деловыми, конструктивными. И сейчас ничего не поменялось. Мы в одной команде, заняты одним делом. И как бы порой мы ни спорили, отстаивая свою точку зрения, в конечном итоге приходим к единому решению, отвечающему интересам нашей страны, наших избирателей.

— Вы обратили внимание на развитие гражданского общества в России. Есть ли уже какие-то конкретные решения по созданию площадок для общественного диалога?

— Полагаю, за последнее десятилетие мы в этой сфере прошли очень большой путь. Получили развитие неправительственные, некоммерческие организации по самым разным направлениям: социальные, культурные, по интересам, волонтерские и иные. Всего в нашей стране действует более 100 тысяч таких организаций.

В каждом регионе работают общественные палаты, наделенные широкими и важными полномочиями. При министерствах и ведомствах созданы общественные советы. Перечень можно было бы продолжать, но и сказанного достаточно, чтобы убедиться, как много сделано в этой сфере. Поэтому, на мой взгляд, острой необходимости в принятии каких-то новых законов в этой области нет.

Упор надо делать на повышение эффективности тех структур, которые у нас уже имеются. Вместе с тем следует подумать и над созданием новых площадок, в том числе - интересных для молодежи.

— Речь об Интернете?

— Безусловно. Но не только о нем. Считаю, что это забота, в первую очередь, регионов, органов власти, структур гражданского общества. Потому что в каждом регионе свои традиции, культура, сложившиеся обычаи. Не надо все сверху навязывать. На местах сами лучше знают ситуацию, потребности. Пусть проявляют творческий подход, советуются с людьми, используют самые различные формы самоорганизации и самореализации граждан.

Бесспорно, полностью сохранят свое значение такие испытанные форматы, как концертные площадки, спортивные соревнования, конкурсы. Но вместе с тем надо активнее использовать и современные, популярные у населения формы: благотворительные акции, разного рода фестивали, флешмобы.

— В последнее время вы часто высказываетесь по вопросам внутренней политики. В частности, большой резонанс получили ваши высказывания о протестах...

— Право граждан на выражение своего мнения закреплено в Конституции. За короткий по историческим меркам срок мы создали правовую базу демократической государственности, построили такое государство в нашей стране. Право граждан на протесты у нас регулируется законодательными актами. Российские власти их соблюдают неукоснительно. Понятно, что это обязаны делать и организаторы, участники митингов, шествий, других протестных акций. Этот год — особенный, ведь впереди выборы президента РФ. Такие периоды всегда отличает более высокая общественно-политическая активность. Это нормально.

В то же время нужно отделять зерна от плевел. Одно дело, когда люди выходят на акции, выражая свое мнение, недовольство той или иной ситуацией. И это правильно: чем активнее будет общество, тем эффективнее будет деятельность государства. И потому хорошо, что у нас много таких активных людей. Вообще, я считаю, что максимальное вовлечение граждан в управление государством, в общественную жизнь является мощным ресурсом развития страны. Другое дело, что некоторые протестные акции проводятся с нарушением закона. В этом случае органы правопорядка обязаны следить за соблюдением законодательства, требовать его строгого исполнения. И наши силовые структуры, правоохранительные органы это делают.

Причем хочу подчеркнуть: ведут себя при этом корректно, избегая жестких силовых мер, какие часто применяются в таких ситуациях в западных странах.

— Среди участников недавних акций было много школьников и студентов… 

— Убеждена, что несовершеннолетние граждане — дети, подростки — не должны участвовать в подобного рода акциях, особенно если они несанкционированные. Семьи, педагоги, родительские комитеты, органы власти должны думать над тем, как этого не допустить. Современные технологии позволяют очень быстро организовывать людей. Это стало повседневной практикой.

Но когда через Интернет, социальные сети в незаконные массовые мероприятия вовлекают несовершеннолетних, то это, я считаю, недопустимо. Ведь дети подвергаются риску, под угрозой оказывается их безопасность. Это нечестно, это цинично, это попрание нравственных и гражданских норм.

— Возможно ли в этой связи изменение действующего законодательства?

— Не исключаю, что мы будем обсуждать это в рамках палаты. Все-таки несовершеннолетние далеко не всегда могут принимать по-настоящему взвешенные решения. Поэтому, может быть, следует законодательно установить запрет вовлечения детей в подобного рода массовые акции. Меня тревожит, когда я вижу, что это происходит.

Полагаю, такая практика должна законодательно пресекаться. По моему мнению, многие протестные акции — результат того, что у нас еще недостаточно налажен диалог власти и общества. Его эффективность порой оставляет желать лучшего. Понимаете, есть у нас, особенно в некоторых регионах, и «царьки», и «баре», которые свысока посматривают на граждан. Это недопустимо. Любое крупное государственное или политическое решение, тем более резонансное, должно предварительно проходить экспертизу. Притом не только научную, специализированную, но и общественную. То есть должно непременно обсуждаться самым широким образом с неправительственными организациями, предпринимательскими объединениями, простыми гражданами.

Прежде чем принять окончательное решение, нужно обеспечить его прозрачность, открытость, учесть мнение общества. Общения, консультаций с людьми не бывает слишком много. Конечно, при этом следует использовать разные формы, площадки.

— Что вы думаете о последних акциях против реновации жилого фонда в Москве?

— Я отдаю должное мэру города, правительству Москвы за то, что они проявили политическую волю и взялись за такой сложнейший проект. Как человек, который сам был губернатором (Валентина Матвиенко руководила Санкт-Петербургом с октября 2003 года по август 2011 года — «Известия»), я понимаю, насколько это было непросто, и всецело их поддерживаю. Конечно, дома разные. Есть хорошие, которые можно отремонтировать, и они прослужат не один десяток лет. Но немало и таких, в ремонт которых вкладывать деньги бессмысленно.

Людей, которых затрагивает реновация, можно понять. Они боятся, что их обманут, что их имущественные права будут нарушены. В этой ситуации необходимо дойти до каждого, объяснить каждому суть проекта, убедить. Это непросто, но без такой работы не обойтись, не получить доверия и поддержки людей. Очень важно, что на днях принят городской закон о дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации. Сейчас в парламенте обсуждается соответствующий федеральный закон. Он станет дополнительной защитой прав граждан, гарантией того, что никто уже не сможет действовать вне правовых рамок.

— Но почему тогда люди вышли на улицы? 

— Реновация — вопрос очень чувствительный для граждан. И тут надо честно говорить с населением. Власти Москвы сейчас много делают для информирования людей. Но надо понимать их психологию: даже если 90% жителей дома выскажется за снос и дальнейшее переселение, то всегда найдется кто-то, кто хочет жить именно в этой квартире, в этом доме, на этой улице. Безусловно, власть не может не учитывать их мнение.

Что касается митингов по поводу реновации. Когда на них выходят жители пятиэтажек, то ситуация понятна. Но когда акции пытаются организовать люди, которые живут в хороших квартирах в центре Москвы и используют эту тему для того, чтобы раскачать ситуацию, посеять опасения, что граждан обманут, переселят за МКАД, то это уже явная спекуляция на жизненно важной проблеме. Если называть вещи своими именами, то это сознательное политиканство.

— А власти, на ваш взгляд, нужно ходить на митинги? 

— Конечно.

— Если бы, например, московские власти пришли…

— Московские власти приходят на митинги, общаются с горожанами. Но надо ходить не только на собрания, на которых люди стоят с плакатами «Включите нас в проект». Надо не избегать и акций, где граждане выступают против реновации. Более того, эта их позиция во многом вызвана тем, что они не знают нюансов и деталей проекта.

— Недавно Совет Федерации внес изменения в избирательное законодательство. Насколько были необходимы такие поправки, особенно накануне выборов?

— Поправки назрели. Судите сами. Например, вызывали много вопросов открепительные удостоверения — прежде всего связанные с ними риски фальсификации итогов выборов. Мы подготовили соответствующие законодательные изменения. Приняты другие правовые нормы, способствующие повышению прозрачности выборов, повышению доверия граждан к ним. Нас нередко критикуют за то, что, мол, часто меняем законы. Мы, парламентарии, так не считаем.

Наша цель — совершенствовать законодательство до тех пор, пока оно не будет полностью устраивать граждан. И эту работу мы будем считать выполненной только тогда, когда развеется пелена недоверия к выборам, когда граждане поймут, что на выборы надо идти обязательно. Потому что это будут честные выборы, и голос каждого может повлиять на положение дел в стране.

— В этом году предстоит большое количество региональных избирательных кампаний. Ожидаете ли вы значительного изменения кадрового состава Совета Федерации?

— Значительное обновление Совета Федерации для нас отнюдь не самоцель. Право делегировать сенаторов — это компетенция исключительно органов исполнительной и законодательной власти субъектов РФ. И никто не должен вмешиваться в этот процесс. Тем не менее, обновление полезно. Я считаю, что два срока — оптимальное время работы сенатора. Но, как и во всяком правиле, здесь есть исключения. Некоторые успешно выполняют свои обязанности в течение и более длительного времени. Они активны, с огромным опытом, инициативны, пользуются авторитетом и влиянием как в палате, так и в своих регионах.

После сентябрьских выборов в Совет Федерации придут новые сенаторы. Образно говоря, вольется свежая кровь. В связи с этим хочу сказать, что, когда коллеги впервые избрали меня председателем палаты, сенаторский корпус был существенно иной. Не хочу никого обидеть, но тот и этот состав палаты — как разные планеты. Говорю это искренне. Сегодня в СФ реальные представители регионов, люди, хорошо знающие обстановку на местах, заряженные на активную деятельность.  

— Стоит ли ожидать назначения «президентских сенаторов» в этом году? 

— У главы государства есть право направлять в Совет Федерации по его квоте до 10% сенаторов, представляющих федеральную власть. Это 17 человек. Президентская квота — не наше ноу-хау. Такая практика существует во многих странах, где есть сенаты. Когда президент России примет конкретное решение по составу в рамках квоты, он скажет об этом. Не думаю, что будут назначены сразу все 17 сенаторов. Скорее всего, назначения будут идти постепенно.

— В последнее время идет интенсивная антикоррупционная кампания, арестовывают губернаторов. Есть ощущение, что эта госдолжность скоро станет самой непопулярной в России…

 — Не могу согласиться со словом «кампания». Идет основательная, трудная работа по очищению власти, правоохранительных органов, всего нашего общества от такого зла, как коррупция. И это потребует длительного времени. Я не знаю ни одной страны, где бы коррупции не было. Другое дело, что в различных странах ее масштабы неодинаковы. У нас они пока значительные. Это причиняет стране ущерб не только экономический, но и моральный.

Конечно, бороться с коррупцией необходимо. И президент последовательно и жестко проводит этот курс, невзирая на лица, должности, звания. Не имеет значения, идет ли речь о губернаторах, генералах или министрах. Объявлена непримиримая борьба с любым, кто залезает в государственный карман, вымогает взятки, требует «откаты». И это не конъюнктурный тренд, а государственная политика. Как говорится, всерьез и надолго.

Мне представляется, что надо больше внимания уделять предупреждению коррупции. Видеть почву, на которой произрастает это явление, устранять условия, способствующие злоупотреблениям. Напомню, каждый высокопоставленный чиновник, депутат, сенатор не только заполняет декларацию о доходах, но и отчитывается о расходах за год и их источниках. При этом он несет серьезную ответственность за предоставление недостоверной информации. Можно сказать, все мы живем как бы за прозрачным стеклом.

— Обсуждаете ли вы текущую политическую ситуацию с президентом РФ Владимиром Путиным? И насколько часто вы общаетесь с главой государства, «сверяете часы» по актуальным вопросам внешней и внутренней политики?

— В команде Владимира Владимировича я тружусь с первых дней. Знаю его требования, его взыскательность, системность в работе. Главным для меня всегда было — не подвести его, и я признательна президенту за доверие, которое он мне оказывает все эти годы. У нас много форматов общения. Я являюсь постоянным членом Совета безопасности, состою в ряде советов, комиссий, участвую в совещаниях, которые проводит Владимир Владимирович.

Хочу подчеркнуть: на этих площадках царит открытая атмосфера, идет свободная дискуссия, когда каждый ее участник имеет возможность высказать свою точку зрения. Известно, насколько велика загруженность президента. Конечно же, я стремлюсь самостоятельно решать вопросы, которые возникают в ходе моей работы. Но если необходимо посоветоваться с президентом, такая возможность у меня есть. Не было ни одного случая, чтобы он не связался со мной либо сразу, либо через короткое время. Но я таким отношением главы государства не злоупотребляю, обращаюсь к нему только в случае необходимости.

Внешняя политика

— Во Франции прошли президентские выборы. Как, на ваш взгляд, будут выстраиваться отношения Москвы и Парижа при Эммануэле Макроне?  

— Эммануэль Макрон избран народом Франции, и мы с уважением относимся к выбору французских граждан. Мы всегда воспринимали Францию, её народ, её культуру с несомненной симпатией, дружественными чувствами. Поздравляя нового президента Франции с избранием, Владимир Путин подчеркнул необходимость преодолеть недоверие и объединить усилия для обеспечения международной стабильности и безопасности. Будем надеяться, во Франции учтут, что хорошие российско-французские отношения отвечают коренным интересам обеих стран. Тем более, что позитивный задел для развития двусторонних отношений у нас есть.

Несмотря на введенные санкции, давление со стороны некоторых государств в рамках Евросоюза мы традиционно взаимодействуем в политической, экономической и культурно-гуманитарных сферах. И, что весьма важно с точки зрения перспектив российско-французских отношений, — поддерживаем межпарламентские связи.

Так, Совет Федерации и Сенат Франции наладили хорошее взаимодействие на уровне председателей верхних палат, профильных комитетов. В этом году планируем выпустить совместный доклад Совета Федерации и Сената Франции о состоянии и перспективах развития отношений между нашими странами. Мы проводим взаимные консультации по широкому кругу вопросов. Понятно, что не всегда наши позиции близки или полностью совпадают.

Вместе с тем нас объединяет желание искать возможности для совместных усилий в решении общих проблем, будь то международный терроризм или вопросы европейской безопасности.

— Сейчас обсуждается вопрос о российско-американской группе по нормализации двусторонних отношений. Этот механизм уже запущен. Стоит ли ожидать поддержки этой инициативы на парламентском уровне?

— Договорённость о создании совместной рабочей группы, визит государственного секретаря Рекса Тиллерсона в Москву и визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Вашингтон, предстоящая встреча президентов двух стран на саммите «двадцатки» в Гамбурге — всё это, несомненно, обнадеживающие сигналы. Не только для России и Соединённых Штатов, но и для всего международного сообщества.

Ведь, нравится это кому-то или нет, но именно от российско-американских отношений зависит в немалой степени политическая атмосфера в мире. И, прежде всего, такой её важнейший компонент, как безопасность. Этим определяется мера ответственности обоих государств, их руководителей. Конечно, мы в полной мере отдаём себе отчёт в том, что в истеблишменте США немало противников улучшения отношений с Россией. И их влияние достаточно велико, оно даёт о себе знать и в действиях Белого дома — мы это видим. Дональду Трампу просто связывают руки. Это на одной чаше весов. На другой же — понимание немалой частью американцев, мировой общественностью того, что курс, которым следовала предыдущая администрация США, не просто тупиковый, но чреватый тяжёлыми последствиями.

Кроме того, в мире накопился целый ряд вопросов, решение которых невозможно без открытого и равноправного диалога Москвы и Вашингтона, без достижения взаимных договорённостей. В ряду этих проблем на первом месте — борьба с международным терроризмом, урегулирование ситуации в Сирии, на Ближнем Востоке, в других «горячих точках». Сохраняют актуальность вопросы противодействия распространению ядерного оружия, сотрудничество в освоении космоса, сохранении окружающей среды.

Всё большее значение приобретает защита от кибернетических атак, других рисков, связанных с научно-техническим прогрессом. Не говоря уже о развитии двустороннего торгово-экономического, научно-технического, гуманитарного, культурного сотрудничества. В общем, почва для взаимодействия России и США имеется. Сейчас всё упирается в добрую волю американской стороны. Мы, российские парламентарии, готовы сделать всё от нас зависящее для возобновления и углубления такого процесса. Сенат и палата представителей знают нашу позицию. Говорить о потеплении в отношениях России и США пока рано. Но диалог идет, и диалог интенсивный.

— Для некоторых в Европе становится очевидно, что политика антироссийских санкций не принесла ожидаемых результатов и стала контрпродуктивной. Может ли, на ваш взгляд, Европа официально признать свою ошибку?

— Спору нет, санкции создали определённые проблемы российской экономике. Но они создали проблемы и экономикам тех государств, которые их ввели. Мы с возникшими трудностями в значительной мере справились, наша национальная экономика вступает в стадию роста. И основная часть российских граждан также не считает, что санкции сколь-нибудь существенно осложнили им жизнь.

Согласно опросу, проведенному недавно "Левада-центром", 75% опрошенных заявили, что они не создали затруднений их семьям.  То, что санкции сохраняются, рациональному объяснению не поддаётся. Видимо, некоторые государственные деятели на Западе считают, что, пойдя на их отмену, они «потеряют своё лицо», ослабят свои позиции. Вряд ли стоит рассчитывать на отмену санкций в ближайшем будущем. В то же время несомненно, что политическая и экономическая логика объективно направляют ход событий именно в русло снятия ограничений. Рано или поздно это произойдет.

— Президент Молдавии Игорь Додон недавно заявил «Известиям», что уже к октябрю страна может получить статус наблюдателя при Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). По его словам, конечная цель — полноправное членство в ЕАЭС.

— Хотя времени с основания ЕАЭС прошло немного, уже очевидно, что это было абсолютно правильное решение. Принципиально важно, что Евразийский экономический союз с самого начала задумывался и создавался как интеграционный проект, ориентированный на постепенное расширение в сторону всего евразийского геополитического пространства. И мы видим, что благодаря воле глав государств-членов Союза, совместной тщательной проработке политических и правовых принципов, лежащих в основе объединения, ЕАЭС набирает обороты.

Конечно, трудности возникают. Было бы странно, если бы они не появлялись в ходе реализации такого масштабного и во многом новаторского проекта. Но важно, что эти проблемы не являются антагонистическими, они носят рабочий характер. Евразийская комиссия их успешно решает. К ЕАЭС есть огромный интерес со стороны более 50 государств. С Вьетнамом уже подписано соглашение о зоне свободной торговли. Ведутся переговоры с другими странами. Уверена, процесс этот будет идти и дальше.  

Самого серьёзного внимания в этом плане заслуживает инициатива лидера Китайской Народной Республики Си Цзиньпина «Один пояс, один путь». Она открывает конкретные направления сопряжения этой инициативы с проектами в рамках Евразийского экономического союза.

Что касается Молдавии. За Игоря Додона проголосовали в большинстве своём те граждане республики, которые, как говорится, уже сыты так называемой европейской интеграцией, «наелись» ею. Люди поняли, чем обернулась для их страны многолетняя ориентация на Запад. Промышленность практически разрушена. Молдавская продукция не получила доступа на европейские рынки. Неудивительно, что значительная часть населения выступает за сближение и объединение с ЕАЭС.  

Несомненно, процесс этот потребует немало усилий и времени, потому что ситуация в Молдавии непростая. Общество расколото. Те, кто считает, что спасение страны связано именно с европейской интеграцией, ведут себя достаточно активно. Но, как я уже сказала, этот курс теряет сторонников, а это открывает перспективу укрепления позиций президента Молдавии в парламенте, правительстве. Ведь предпринимаемые им сегодня действия — в интересах молдавского народа.

 

— Несмотря на происходящие на Украине события, эта страна по-прежнему остается членом СНГ и Межпарламентской ассамблеи СНГ...

— Комментировать происходящее на Украине становится все сложнее, поскольку набирает силу деградация политической системы страны. Проснувшись утром, не знаешь, какие новости могут прийти с Украины. Ведь действия её властей непредсказуемы. Например, взяли и заблокировали российские социальные сети, поисковую систему «Яндекс», Mail.ru. До этого было прекращено вещание ряда российских телеканалов, радиостанций, запрещены книги из России.

На днях Верховная рада проголосовала за запрет георгиевских ленточек. За использование этого символа жителям Украины грозят штрафы и административные аресты. То ли Киев делает это в целях политического самосохранения, то ли в каких-то других целях, но точно не в интересах народа и страны. И это — не только внутреннее дело Украины.

Все перечисленные выше запретительные акции есть грубое нарушение прав украинских граждан на свободу слова и свободу доступа к информации. Это ценности, за которые так активно ратует Европейский союз. Почему же он так вяло реагирует? Украина остается страной-участницей СНГ, является членом Межпарламентской ассамблеи Содружества. Но всё это — чисто формально. Думаю, киевские власти пока не готовы обрубить окончательно и полностью связи с СНГ. Видимо, для этого есть какие-то причины.

Что касается контактов с украинскими коллегами по парламентской линии, то их сейчас нет. Попытки возобновить диалог ничего не дали. Но это — их выбор. 

Прямой эфир