Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Положение дел на российском рынке бензинов вызывает всё больше вопросов. Рассуждения нефтяников об убыточности нефтеперерабатывающего комплекса, похоже, начали находить отражение в переформатировании их реальных стратегий развития. 

Материалы по теме
3

К примеру, весенние слухи о продаже трети или даже всей розничной сети одной из крупнейших компаний страны из-за нерентабельности заправочного бизнеса, похоже, дошли до Кремля. Вероятно, окружение Владимира Путина проинформировало его о предпосылках возможной дестабилизации ситуации на внутреннем рынке топлива из-за готовящегося серьезного отраслевого передела в секторе. Тем более что национальный розничный рынок автомобильного горючего и без того централизован, а в целом ему присущи все признаки олигополии — одной из форм несовершенной конкуренции, в которой доминирует несколько игроков.

Очевидно, президент РФ счел нужным лично понять, насколько реален ход событий с «движением активов» и в чем причина проработки таких комбинаций частной нефтекомпанией. 

Сделка же, безусловно, ожидалась крупная, резонансная для отрасли; но в то же время с позиций власти она несвоевременная по ряду причин, да и не нужная. Видимо, поэтому главу крупнейшего частного нефтехолдинга и пригласили на прием к главе государства.

Ее главный итог — отказ концерна «Лукойл» от плана продавать свою сеть АЗС. Хотя официально прозвучало следующее объяснение Вагита Алекперова главе государства: «Разрабатывая стратегию на десять лет, наши стратеги сделали предложение по продаже розничной сети. Однако правление не согласилось с таким сценарием». 

Очевидно, что Владимир Путин своим непосредственным вниманием к проблеме развития автозаправочного бизнеса в России снизил системные риски в сегменте, который и без того переживает не самые лучшие времена из-за налогового маневра и роста акцизов.

Кроме того, замечу, что шоки в топливной рознице не нужны властям и перед президентскими выборами, намеченными на следующий год. Это социально значимая сфера, и отсюда к ней столь высокое во всех смыслах внимание. 

Справедливо сказать, что нефтепереработка сегодня и вправду сильно потеряла в привлекательности — это уже не столь прибыльный бизнес для производителей, как было несколько лет назад. Сектор сейчас пребывает под гнетом налогового маневра — принятые фискальные перемены, как оказалось, деструктивны для производителей бензинов. Губительна лепта и от «акцизных» волн 2016 года с индексацией ставок — январской и апрельской. 

Конечно, в ответ нефтяники попытались поискать компенсацию своих потерь в той же рознице — в основном за счет роста цен на заправках и развития сопутствующих сетей мини-маркетов на автозаправочных комплексах. Однако непрофильная торговля в кризис себя не оправдывает и не дает должной прибавки в марже.

В «лобовую» отыграться на потребителях не позволили нефтяникам регуляторы. Здесь руки у олигополистов связаны — надзор вроде как проявляет жесткость — ФАС постоянно предупреждает, что цены на автомобильное топливо допустимо индексировать в текущем году на уровень не выше инфляции, которая по ожиданиям финансово-экономического блока правительства РФ не уйдет за рамки 4–5%. При нарушении регламента предусмотрены административные санкции в виде крупных оборотных штрафов. Но также вероятны и уголовные дела — при доказанности рецидива картельного сговора действующее законодательство теперь предусматривает и реальные сроки заключения.

Но на поверку сдерживающее влияние ФАС посредственно, ведь цены на заправках всё равно перманентно растут. И даже когда в 2016 году баррель на мировых биржах стоил около $30, соответствующего «отыгрыша» в рознице вниз не было — тогда нефтяники нашли удобную отговорку, что якобы сырьевая составляющая в формировании цены на топливо не приоритет, а всё дело в пресловутых налогах и акцизах. При восстановлении же конъюнктуры на сырьевых мировых площадках нефтяники «прозревают», прямо связывая рост розничных цен на бензины с динамикой барреля.  

Утверждать, что внутренний рынок бензинов на самом деле убыточен и бесперспективен — все-таки заблуждение. Разве сейчас идет речь о массовой распродаже бензоколонок? Недавний «одинокий тест» с попыткой продать сетевой бизнес — это вовсе не актуальный кейс, который отражает реальное положение дел в сегменте розничной продажи бензинов. Вопрос, думаю, целесообразней ставить о норме прибыли — продавцы традиционно зарабатывали  больше. А теперь их доходы от бензиновой розницы заметно оскудели. Тем более что спрос на топливо тоже пока сдержан неблагополучной фазой, которую проходит национальная экономика, — но стагнация не вечна и период восстановления не за горами. О нерентабельности автотопливного бизнеса в РФ говорить преждевременно и по системному  критерию: высокий уровень монополизации в отрасли сохраняется, и поэтому убыточности здесь не может быть априори. А при грамотном управлении можно не сетовать на проблемы, а достигать стабильности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​


Прямой эфир

Загрузка...