Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дарья Шмелёва: «Хочу вернуть в Россию мировой рекорд»

Трехкратная чемпионка мира по велотреку — о двух золотых медалях на ЧМ-2017, жизни после серебра Олимпиады в Рио и о единственной травме в своей карьере
0
Фото: ТАСС/Станислав Красильников
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из главных триумфаторов апрельского чемпионата мира по трековым велогонкам в Гонконге стала россиянка Дарья Шмелёва. На счету 22-летней спортсменки две золотые медали — в командном спринте на пару с Анастасией Войновой и в личной гонке на 500 м с места. В прошлом году в командном спринте она завоевала золото на чемпионате мира в Лондоне и серебро Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро. В эксклюзивном интервью «Известиям» Дарья рассказала о внимании к своей персоне после Игр-2016, как удалось прервать трехлетнюю мировую гегемонию Войновой в личной гонке и сенсационном мировом рекорде мексиканки Джессики Салазар.

— Почему в отличие от многих спортсменов после Олимпиады Вы не взяли паузу, чтобы отдохнуть, набраться сил на следующие четыре года?

— Таких мыслей не было. После Рио, где мы с Настей Войновой взяли серебро в командном спринте, мы оказались в центре внимания, что было не очень привычно. Нужно было воспользоваться этим, попытаться привлечь интерес болельщиков к нашему виду спорта, поэтому отдыха, по сути, не вышло. Как только схлынула эта постолимпийская волна, сразу же началась подготовка к следующему сезону, тем более что я лично для себя решила, пока возраст и здоровье позволяют, нужно брать свое.

— В Гонконг раньше приезжали? С полотном трека были знакомы?

— И да и нет. Там проходил этап Кубка мира в январе 2016 года, так что сама геометрия полотна трека мне была знакома. Но вот деревянный паркет, из которого оно собрано, тогда показался более вязким. Для набора скорости требовались очень большие усилия, трек был совсем не быстрым. Это разочаровало, даже несмотря на победу в командном спринте. Сейчас паркет имел совершенно другую структуру. Сказалась весна, и ощущения были намного лучше.

— Квалификацию золотой для Вас пятисотметровки выиграла Анастасия Войнова, приехавшая в Гонконг за своим третьим подряд титулом чемпионки мира на этой дистанции. За счет чего удалось добавить в финале и взять золото?

— После квалификации я четко понимала: нужно добавлять. Чтобы понять, где именно, я посмотрела замедленный повтор, изучила траекторию движения, разложила дистанцию на отрезки и увидела, где были провалы скорости, где можно пройти быстрее. На финал я уже выходила не просто с настроем отдать всё, а с пониманием, как именно это всё нужно отдать. Кроме того, мы внесли изменения в техническую часть — в велосипед.

— Что за изменения?

— Во-первых, для пятисотметровки я поменяла руль. Раньше я использовала обычный руль-баранку, за который держатся обеими руками. Это наиболее известный вариант гоночного руля. В этот раз я поставила «лежак» — вариант, на котором, как ясно из названия, лежат предплечьями. Этот руль дает преимущество на дистанции, однако не так удобен на разгоне. Но я была уверена, что справлюсь и с разгоном. Во-вторых, мы поменяли передачу, выбрав более тяжелую. Так что именно в плане экипировки чемпионат оказался экспериментальным.

— В командном спринте Вы разгоняющая, Анастасия Войнова идет сзади. И если она сильно отстанет на разгоне, то хорошего результата можно не ждать. Ответственность не давит?

— Работа разгоняющего — это целое искусство. Когда я стою на старте, заднее колесо зажато в колодки стартового механизма. Как только колодки разжимаются — время пошло. Если я дернусь раньше, то вырву колесо из колодок и, скорее всего, будет падение, повторный старт. Задержусь хоть на одну десятую секунды, потом эту десятую придется выгрызать на дистанции. Я должна уйти со старта идеально вовремя, сделать свой круг, увидеть, где стоит тренер, и точно в том месте, где он стоит, передать смену Войновой, причем набирая в этот момент скорость, чтобы Настя выстрелила из-под меня, уходя на свой финальный круг. За отставания я не беспокоюсь по двум причинам: во-первых, Настя — сильная гонщица, мы давно вместе выступаем, а во-вторых, у нее стоит более тяжелая передача. И поэтому, даже отстав со старта, она доберет ходом.

— Индивидуальный спринт, который Вы ехали на этом чемпионате, не был лишним?

— Нет, это нормальная практика. Я хочу совершенствоваться в индивидуальном спринте, расти в этой дисциплине, и этот чемпионат оказался для меня самым успешным. Я установила личный рекорд в квалификации, уверенно выиграла у немки Хинзе в 1/16 финала, а в следующем круге проиграла австралийке Маккаллох с минимальным отставанием. Для меня это очень сложная дисциплина. Она дается непросто. При ее подготовке я в свое время сломала запястье — единственный в моей жизни перелом. Так что только через практику и старты я могу вырасти как специалист.

— Как у Вас идет еще одна трековая дисциплина — кейрин, известная своей непредсказуемостью и контактной борьбой?

— Да, кейрин — действительно дистанция на лотерею. Даже мне, не самой сильной гонщице в мире, удавалось попадать в финальный заезд в шестерку сильнейших. Но сейчас все-таки лучше развиваются гиты (соревнования на время. — «Известия»), как, например, гит на 500 м. Кейрин абсолютно непредсказуем. В нем никогда нельзя быть уверенным не то что в победе, а даже в том, что ты просто доедешь до финиша. В кейрине очень хорошо чувствуют себя «колесники» — гонщики, которые всю дистанцию сидят за спиной или, как мы говорим, «на колесе» у сильных, а в самый последний момент коротким рывком выигрывают финиш. Для того чтобы так ехать, нужно много практиковаться, а у нас, девушек, заезды в кейрине, тем более с сильными соперницами, — большая редкость. Можно сказать, что такое происходит только на крупнейших стартах. Без практики кейрин ехать очень сложно, даже если по меркам индивидуального спринта ты хороший тактик.

— Переломы, ссадины, занозы от паркета, ушибы не пугают?

— Перелом у меня был всего один, а ссадин хватает, да. Но это часть работы. Я — гонщица, в нашем спорте такое случается. Не вижу в этом ничего страшного. Это мой выбор.

— Как именно перелом получили?

— Отрабатывали контроль соперника в индивидуальном спринте, то есть нужно было ехать вперед, а смотреть на соперника назад. Контроль движения шел через понимание того, где ты едешь и где соперник. В какой-то момент меня повело влево, там ехал итальянец, я в него врезалась, упала, потеряла сознание. Пришла в себя: рука опухшая, голова болит, тренер в панике. Начала успокаивать тренера, убеждать его, что я в порядке, что рука сгибается. Позже, уже в больнице, диагностировали перелом, наложили гипс и сказали четыре недели его не снимать. Две недели я тренировалась с гипсом, не нагружая руку, даже за парнями на шоссе ездила сзади, хотя тормозить могла только одной рукой. Да и руль можно было держать только в полторы руки. На 18-й день гипс сняли и постепенно начали готовить запястье к гонкам, а через месяц мы с Настей Войновой выиграли чемпионат Европы в командном спринте. Для трекового спринтера руки, спина, весь пояс верхних конечностей — ключ к хорошим первым метрам на дистанции при старте с места, поэтому тянуть с восстановлением было никак нельзя.

— Какие силовые показатели у чемпионки мира?

— Вообще я не самая сильная среди трековых девушек-спринтеров. Думаю, что без проблем присяду с весом 125 кг и этот же вес смогу поднять в становой тяге. У нас есть девушки и посильнее, это я точно знаю.

— До следующей Олимпиады 3,5 года. В каком направлении хотите развиваться?

— Во всех. Хочу расти как разгоняющая, хочу проехать свой разгон лучше китаянки Джинджи Гонг, став самой быстрой разгоняющей в мире. Хочу все-таки овладеть искусством индивидуального спринта, которое мне так тяжело дается. Хочу вернуть в Россию мировой рекорд на 500 метров с места, который в октябре прошлого года забрала у Насти Войновой мексиканка Джессика Салазар. Но для этого нужно ехать в гости к мексиканке, на трек в Агуаскальентес, в среднегорье, где разреженный воздух позволяет развивать рекордные скорости.

— Про Джессику Салазар что-то знаете?

— Немного. Она ехала какие-то местные соревнования, забрала у Насти рекорд. Нам, кстати, быстро про это сообщили. До этого нигде особо замечена не была, на Олимпиаде не выступала, да и сейчас в Гонконге, приехав уже в статусе рекордсменки мира, даже не прошла квалификацию. Как-то всё это странно.

— С таким серьезным подходом и амбициями другие виды спорта удается посмотреть?

— В шоссейных велогонках я смотрю только финиш, когда начинается самое интересное. Футбол не смотрю, строго говоря. Считаю, что результаты наших футболистов не соответствуют вложенным в них средствам. А вот на хоккей ходила, нам как-то раз дали билеты на матч московского «Динамо», и мне очень понравилось. Ну не считая того, что я была немного в шоке, когда увидела, насколько жестко они прикладываются к бортам!

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram.

Прямой эфир