Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В художественном фильме «Матрица» есть такой важный эпизод. Один из героев, Морфеус, предлагает молодому человеку увидеть Матрицу собственными глазами. И дает на выбор две таблетки: синюю и красную. Если Нео — главный герой фильма — возьмет синюю, он проснется в своей постели и ничего помнить не будет. Если возьмет красную — он узнает, что такое Матрица, но тогда не будет уже пути назад.

Центральное утверждение христианской веры — то, что Иисус Христос воскрес, — это и есть «красная таблетка» для всего человечества.

Приняв ее, уже невозможно «отыграть» историю назад и снова начать всё с чистого листа, как если бы никакого Христа не было. Точнее, если мы знаем, что есть Воскресение, то безумно жить так, как будто его нет.

Материалы по теме
3

Но что здесь такого важного? Почему апостол Павел скажет: если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша (1 Кор 15:14)? Что в этом удивительного? Если Христос — это Бог, как верят христиане, странным было бы, если бы Он не воскрес, разве не так?

Бог становится Человеком и приносит Себя в жертву, чтобы люди смогли победить смерть и грех. Христиане уверены, что смерть и грех после Христова Воскресения больше не властны над человеком. Темное царство мертвых — ад, или аид, — известно почти во всех дохристианских культурах. Воскресением Христа впервые приоткрывается тайна рая, тайна о вечности нахождения в любви (Бог и есть Любовь) и победе жизни над смертью, добра над злом.

А почему вообще надо было побеждать смерть и зло? Разве они не могут мирно сосуществовать, как, например, свет и тень, жара и мороз, боль и удовольствие? Почему христианство столь непримиримо к кажущейся универсальной картине мира, характерной для других восточных религий, где добро и зло воспринимаются как естественные части единого целого?

В христианстве открыта крайне неудобная истина: Бог — не источник и не причина зла и смерти. Они для Него неприемлемы ни при каких обстоятельствах. То, что произошло в свое время с Адамом и Евой в Эдемском саду, имело тяжелейшие последствия для человеческого рода. И это произошло вовсе не потому, что Бог так специально «запрограммировал». Напротив: мир был сотворен Богом с реальной возможностью существования без смерти и греха. Но Бог захотел, чтобы рядом с Ним были не какие-то бездушные существа, но живые люди, способные свободно любить, а значит, иметь и возможность также свободно отказаться от любви! Мы никогда не поймем до конца, почему первые люди не устояли перед соблазном змея. Но после нарушения единственной заповеди, данной Богом в раю, после грехопадения и начинается новая, наша с вами, история человечества.

Два основных последствия грехопадения — то, что человек становится смертным, и то, что он уже не может не грешить. С болью об этом говорит апостол Павел: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех (Рим 7:18–20). И эта печальная картина хорошо знакома каждому из нас…

И дело вовсе не в юридической ответственности за вину Адама и Евы: христианство смотрит на грех не столько как на вину, сколько как на беду, тяжелую, смертельную болезнь, которая после грехопадения поразила природу человека. Представьте, что родители заражаются какой-то смертельной болезнью, и у них рождаются больные дети. Дети, конечно, не виноваты, но лечить-то их всё равно надо. То же самое и с грехом. У больных духовно прародителей рождаются такие же дети, потерявшие связь с Богом. Всё человечество в Адаме и Еве получило это фундаментальное искривление природы, которое имело два главных последствия: человек стал физически смертным и зависимым от греха.

Христос эту заразу излечивает и возвращает человеческую природу к первозданному, до греха, состоянию. Открывает тайну о рае, к которой даже слегка нам почти невозможно прикоснуться. Не только в атеистическом, но даже и в религиозном сознании по сей день бытует гротескное представление о рае как о благостном, нудном, скучном коммунизме: белые скатерти, длинные столы, ангелы беспрерывно играют на арфах, все ходят, поют и всё замечательно — и… совершенно неинтересно. Но в Евангелии мы ничего подобного не встретим! Апостол Павел говорит: не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор 2:9). То есть мы не можем себе представить, что такое рай.

Но предощущение рая дано нам уже здесь. Уже в опыте земной жизни можно почувствовать и любовь, и настоящую свободу. Не просто свободу выбора, но свободу от греха, то есть от зла. Наступили Пасхальные дни. Это радостное время отражает самую главную победу, которую нам принес Христос, — победу над грехом и смертью. В период от Пасхи до Троицы, по канонам Православной церкви в храме отменяются коленопреклоненные молитвы. Почему? Кто-то говорит: «Я в церковь не хожу — там меня ставят на колени». Но на колени человека ставит не Бог, а грех. Бог приходит для того, чтобы поднять человека с колен, — символом этого и является пасхальное правило, отменяющее на время все коленопреклоненные молитвы. Мы не становимся на колени в период, когда с особой яркостью и проникновением пытаемся осознать радость дарованного нам спасения. Бог пришел для того, чтобы поднять нас с колен. Постараемся как можно дольше стоять прямо.

Автор: Владимир Легойда, глава Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, профессор МГИМО

Прямой эфир