Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Маневр 21» напугал соцблок

По оценкам экспертов, это создает риски для пенсионной системы, бюджета и инфляции
0
«Маневр 21» напугал соцблок
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Идея нового главы Минэкономразвития Максима Орешкина уравнять социальные взносы и НДС на уровне 21% встретит серьезное сопротивление в правительстве. Реализация плана может привести к коллапсу пенсионной системы — такие риски видят в социальном блоке, где сейчас просчитывают последствия реформы. Об этом «Известиям» рассказали три федеральных чиновника. По оценкам экспертов, реформа «пробьет» в бюджете ПФР «дыру» в 2,2 трлн, что не может оставить соцблок равнодушным.

В МЭР хотят полностью перекроить налоговую систему для увеличения ВВП, рассказал «Известиям» источник в правительстве. В ведомстве уверены, что для увеличения темпов экономического роста необходимо понизить стоимость труда. Для этого предлагается снизить социальные взносы для бизнеса с (30 до 21%), но увеличить НДС (с 18 до 21%), который входит в цены на все товары и услуги.

По словам федерального чиновника, знакомого с ситуацией, в начале прошлой недели Максим Орешкин рассказал о «маневре 21» первому вице-премьеру Игорю Шувалову.

— Эта идея несет очень много рисков и имеет неочевидные плюсы, — уверен чиновник социального блока. — Плюс — она поддержит крупный, работающий «вбелую» бизнес, снизив его платежи. Минусов гораздо больше: полная разбалансировка пенсионной системы, рост нагрузки на федеральный бюджет и удар по бедным за счет роста цен.

Отчисления из фонда оплаты труда поступают во внебюджетные фонды: Пенсионный, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования. В случае снижения ставки социальных взносов до 21% у них возникнут выпадающие доходы, которые можно будет компенсировать лишь за счет федерального бюджета. Объемы этого трансферта уже сегодня значительные (1,03 трлн в этом году).

— В системе и так много выпадающих доходов: например, пониженные ставки платят IT-компании, накопительная пенсия. В случае реализации «маневра» произойдет деградация системы социального страхования, и мы вернемся к системе времен СССР, когда пенсии просто платит бюджет, — опасается собеседник «Известий».

По словам осведомленного источника, сейчас социальный блок при участии экспертов просчитывает количественные параметры потенциального негативного влияния идеи МЭР. Этот анализ будет завершен в ближайшее время.

— Снижение ставок социальных взносов до уровня 21% может уменьшить доходы внебюджетных фондов на величину порядка 2,5% ВВП, в текущих ценах это 2,2 трлн рублей, — оценивает старший аналитик группы исследований и прогнозирования Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Дмитрий Куликов.

Размер этой «дыры» можно сократить при одновременном повышении пенсионного возраста, считает Дмитрий Куликов.

— Идея МЭР, как ни парадоксально, ведет к закреплению зависимости экономики от нефти, — полагает еще один собеседник «Известий», близкий к правительству. — Она создает преференции для экспортеров, которые не платят НДС, а у нас экспортеры — это прежде всего ТЭК.

Бизнес готов поддержать инициативу МЭР, ведь предприниматели сейчас несут огромные расходы, защищает идею глава бизнес-организации «Опора России» Александр Калинин.

— На каждый выданный рубль зарплаты бизнес уплачивает 60 копеек различных платежей, — подсчитал он.

Инициаторы реформы считают, что снижение нагрузки на бизнес позволит «обелить» экономику и тем самым ускорить рост ВВП. Эксперты сомневаются как в первом, так и во втором.

— Гипотеза, что снижение страховых взносов приведет к тому, что тот бизнес, который применяет «оптимизационные» схемы выплаты заработной платы, станет работать «вбелую», чрезмерно оптимистична, — убежден заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горлин.

Он напомнил, что опыт изменения тарифов страховых взносов в 2004–2012 годах, когда тарифы сначала понижались с 28 до 20%, потом повышались с 20 до 26%, а затем снова были снижены, на практике показал полное отсутствие влияния изменения тарифов на «обеление» зарплат и экономический рост.

Кроме того, продолжил эксперт, увеличение НДС неизбежно приведет к росту инфляции, ведь лишние проценты налога будут включены в стоимость товаров и услуг. Таким образом, издержки будут перекладываться на население.

— Это приведет к дальнейшему падению покупательской способности и спроса, что как раз ударит по темпам роста ВВП, — опасается Юрий Горлин. — Кроме того, повышение НДС особенно отразится на ценах на продукты питания и лекарства, что особо критично для наиболее бедных слоев населения. Это создаст социальные риски.

Замедление инфляции до сегодняшних 5% (январь к январю) эксперты считают важнейшим экономическим итогом прошлого года наряду со стабилизацией курса рубля. Центробанк намерен в этом году достичь цели по инфляции в 4% и удерживать ее. Низкая инфляция необходима для улучшения экономического благополучия как населения, так и бизнеса. Жесткая нацеленность Банка России на достижение таргета заставляет регулятора постоянно мониторить все риски для инфляции. Маневр МЭР может быть таким риском, признают эксперты.

По оценке главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, повышение НДС до 21% приведет к повышению инфляции на 1 процентный пункт. Если маневр состоится в этом году, цели ЦБ по инфляции — 4% в 2017 году — достичь не удастся, уверена она. В свою очередь, Дмитрий Куликов оценивает влияние на инфляцию выше — в 1,5 п.п.

— Если НДС повысят до 21% после 2018 года, достижение таргета будет зависеть от инфляционных ожиданий, — отметила Наталия Орлова. — Поскольку НДС взимается со всех видов товаров, ценовой шок будет безусловно.

Источник, близкий к Центробанку, сообщил «Известиям», что у Банка России достаточно инструментов, чтобы достичь цели по инфляции. При этом он отметил, что пока в ЦБ не просчитывали возможное влияние идеи МЭР.

В пресс-службе Минэкономразвития в ответ на запрос «Известий» о рисках маневра сообщили, что в ведомстве «нет информации о такой идее».

Прямой эфир