Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Громом среди ясного неба для госкомпаний прогремел указ о «Национальном плане развития конкуренции в 2017–2019 гг.», подготовленный ФАС. Он выступает за необходимость снижения государственного участия в экономике, являющегося основной угрозой конкуренции. Антимонопольная служба предложила внести запрет на приобретение новых активов госкомпаниями и ГУПами — напрямую или через дочерние предприятия, а также избавиться от уже существующих активов. И нельзя сказать, что процесс совсем уж не шел: за десять лет количество компаний с участием государства сократилось в два с половиной раза.

На первый взгляд шаг кажется логичным и полностью вписывается в концепцию общей либерализации экономической политики, которую проводит правительство с середины нулевых. Да и мировой опыт подсказывает нам, что много государства в экономике — скорее негативный фактор. Об этом свидетельствует недавнее исследование консалтинговой компании Ecstrat, которое подтвердило, что акции компаний с государственным участием приносят инвесторам более низкую доходность.

Кроме того, большое количество госкомпаний явно свидетельствует о принадлежности экономики страны ко «второму» и даже «третьему» эшелонам. Так, например, доля компаний с доминирующим государственным участием в развитых странах составляет всего 4%, в развивающихся — 35%. А если оценивать долю государственных компаний в формировании ВВП страны, то цифра в 70% может внушать все что угодно, кроме оптимизма относительно будущего частного бизнеса в России.

В чем причина относительно низкой эффективности компаний под управлением государства? Являясь частью системы, многие просто не боятся убытков, не стремятся повысить прибыль и производительность труда. Это ведет к снижению качества продукции и оказываемых услуг. Но в большинстве случаев у потребителя просто нет выбора. Например, частных железных дорог в России так и не появилось.

Чрезмерное государственное вмешательство таит в себе еще одну опасность для развития частного сектора — увеличение налогового бремени. Что не может вести к увеличению конкурентоспособности в стране.

Самыми одиозными формами государственного участия в экономике стали так называемые «унитарные предприятия» — ГУПы и МУПы. Их количество за десять лет увеличилось почти втрое. Конечно, ФАС не могла обойти этот факт и предложила вообще избавиться от унитарных предприятий — желательно к 2018 году. В большинстве сфер они давно уже стали неэффективным пережитком прошлого, но пока остаются единственным наиболее удобным способом решения оперативных задач отраслевых федеральных ведомств, региональных и муниципальных властей. Основной проблемой функционирования предприятий такой организационной формы являются качество оперативного управления и, безусловно, кадровый состав высшего управленческого звена. Значительные изменения в этой сфере могут вдохнуть новую жизнь в госсектор.

Вторым действенным шагом по кардинальному улучшению ситуации может стать активная приватизация госсектора.

К примеру, в бюджет от приватизации 19,5% «Роснефти» поступили €10,5 млрд, а госпакет «Алроса» продали за 52,3 млрд рублей. Однако в процессе приватизации крупных, стратегически важных объектов существуют свои подводные камни. Не так просто найти инвестора, который в действительности выполнит инвестиционные обязательства, еще хуже будет допустить стратегическую ошибку в выборе, ведь основная цель — повышение эффективности управления имущественными активами. В первую очередь медленными темпами приватизируются непрофильные активы.

Здесь кроется большое поле для коррупции — вспомните знаменитое дело «Оборонсервиса», почти полностью построенное на обвинении в незаконной продаже именно непрофильных активов Минобороны. Поэтому президент России поручил, а Минэкономразвития разработало и утвердило список из 10 критериев оценки и продажи непрофильных активов. Всего из 52 компаний 40 разработали программы реализации активов. Так что в скором будущем рынок захлестнет волна весьма любопытных предложений.

Однако при всем этом существует мнение, что, несмотря на все стремление нашей экономики к максимальной либерализации, все же есть сектора, в которых просто необходимо государственное участие, где рынок просто не способен справиться с удовлетворением потребностей общества. Такой сферой является, например, экология. Защиту природы невозможно полностью отдать в руки частного сектора, слишком дорога цена ошибки. Да и не так много компаний стремится развиваться в этой сфере. Производство общественных благ — образование, оборона, здравоохранение. В случае полной приватизации подобные блага станут недоступны для большей части населения. Отрасли естественной монополии: электроснабжение, связь, водоснабжение и т.д. В данной ситуации государство дополняет рынок, обеспечивая его поддержку в тех сферах, в которых общество нуждается.

С этим мнением можно и нужно спорить, потому что государство и так является основным регулятором в этих сферах. И вопрос упирается лишь в эффективное оперативное управление компаниями. А дивиденды от деятельности компаний в социально значимых сферах государство может распределять и без участия в их оперативном управлении, например с помощью налогового регулирования.

Несомненно, положительной новостью является дискуссия, развернувшаяся на почве этого указа. Например, многие представители крупного бизнеса из РСПП не поддержали инициативу антимонопольной службы. Они даже составили ответное письмо в ведомство, указывающее, что в некоторых отраслях экономики развитие конкуренции может входить в противоречие с иными государственными задачами.

Чем бы ни закончилась эта дискуссия, при текущей политико-экономической конъюнктуре в нашей стране государство остается главным партнером бизнеса и помощником в его развитии. Его присутствие в экономике неизбежно на данном этапе развития социально-политических институтов.

Вопрос лишь в объеме этого присутствия. И пока он остается открытым.

Автор — вице-президент «Деловой России», кандидат экономических наук

Прямой эфир