Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трамп хотел бы сотрудничать с Россией, «чтобы решать многие проблемы, включая запрещенное в России ИГ», заявил на ежедневном брифинге пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер. При этом, по его словам, «президент Трамп дал очень ясно понять — он ожидает, что российское правительство начнет деэскалацию конфликта на Украине и вернет Крым».

Чем обусловлено столь мутное и противоречивое заявление Белого дома?

В межгосударственных отношениях не бывает постоянных, «стратегических» друзей и врагов. Бывают либо общие — в определенный исторический момент — интересы, либо их отсутствие (в столь же определенный исторический период). Еще сложнее, когда у национальных лидеров больше проблем не с внешнеполитическими партнерами, а в собственной стране.

Именно такую ситуацию мы сегодня наблюдаем в США.

Напомним, что в ходе выборов 8 ноября 2016 года Трамп получил 47% голосов избирателей, а Хиллари Клинтон — 48%. Это никого не должно смущать. В США нет прямых выборов президента. Трамп одержал победу по существующим с конца XVIII века правилам и заручился поддержкой 306 голосов выборщиков против Клинтон с ее 232. Победа Трампа выглядит просто сокрушительной, поскольку из примерно 3,1 тыс. «графств» (counties), на которые делятся штаты, за него проголосовали более чем в 2,6 тыс., а за Хиллари — примерно в 490, включая самые крупные урбанистские центры: Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес.

Уходящая натура отказывается уходить и ведет арьергардные бои против вновь избранного — абсолютно легитимно избранного — президента. И на данный момент во многом преуспела.

Действительно, у администрации Дональда Трампа пока больше провалов, чем побед. Наиболее резонансные исполнительные указы (Executive Orders) президента Трампа — в первую очередь направленные против незаконных мигрантов и потенциальных террористов с Ближнего Востока — «временно» блокируются федеральными судьями, назначенными его предшественниками. Несмотря на то что Республиканская партия имеет большинство в обеих палатах конгресса, законодатели откровенно торпедируют инициативы нынешнего президента — в том числе налоговые, — обещанные им в ходе избирательной кампании, за которые он, собственно, был избран президентом. Антитрамповские марши и демонстрации всех цветов либеральной радуги не прекращаются.

Масла в огонь подлила отставка советника по национальной безопасности Майкла Флинна.

В этих условиях подставляться под новый вал критики по такому непринципиальному, в сущности, для Белого дома вопросу, как смягчение санкции в отношении России, было бы нелогично и опасно. Тем более что ущерб от антироссийских санкций для американского бизнеса не столь очевиден.

Как пишет в своей недавней статье Томас Грэм, «за исключением ближайшего окружения Трампа, Вашингтон крайне скептически настроен по отношению к России и ее амбициям… Любое усилие Трампа по установлению контакта с Путиным будет встречено с невероятным противостоянием его собственного аппарата национальной безопасности, республиканцев и демократов конгресса и СМИ». К мнению Грэма следует прислушаться еще и потому, что, по сообщениям из Вашингтона, с его опытом работы в России он входит в круг потенциальных кандидатов на пост нового посла США в Москве.

И еще одна важная деталь. Пoxoжe, y самого Тpaмпa и eгo oкpужения сyщeствyeт иллюзия, чтo для paзмopaживания oтнoшeний тpeбyются кaкиe-тo yстyпки сo стopoны Moсквы. И чтo пepвый шаг дoлжнa сдeлaть именно poссийскaя стopoнa. Отсyтствиe тaкиx видимых yстyпoк бyдeт вызывaть paздpaжeниe Бeлoгo дoмa и стaнeт пpeдлoгoм для oткaзa oт aмepикaнских инициатив.

Думаю, что в ближайшие недели Трамп сосредоточится на консолидации своей позиции во враждебном внутриполитическом окружении в Вашингтоне. В частности, ему предстоит навести порядок в разведывательном сообществе США, осуществлявшем прослушку телефонных разговоров Флинна. Слова Спайсера о Крыме в большей степени предназначены для внутренней аудитории. Любое заявление Трампа, которое может быть воспринято сторонниками Клинтон, предвзятыми конгрессменами и еще более предвзятыми американскими СМИ как «прорусское», будет контрпродуктивным как для России, так и для самого Трампа.

Автор — политолог-американист, доктор юридических наук, профессор ВШЭ

Прямой эфир

Загрузка...