Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

В российских и японских политических и деловых кругах есть определённая заинтересованность в развитии двусторонних отношений. Это позволило премьер-министру Синдзо Абэ выступить с «экономической инициативой из восьми пунктов» в самый разгар санкционной войны Запада против России. Обоюдная заинтересованность стран в налаживании диалога позволила осуществить и визит президента Владимира Путина в Японию. В результате было демонстративно подорвано «единство семерки» в отношении санкционного кордона вокруг России.

Конкретным итогом инициативы Абэ стал список из 80 документов, призванный обеспечить развитие экономического сотрудничества двух государств. В этот список вошли 12 межправительственных и межведомственных соглашения, 32 меморандума о взаимопонимании между компаниями обеих стран, 24 конкретных соглашения по уже согласованным проектам. Общая сумма контрактов, по оценкам, составляет примерно 2,5 млрд. долларов. Подписание соглашений, связанных с инвестированием российских компаний и совместных российско-японских предприятий, стал, буквально, вызовом западным санкциям в отношении финансовых сделок с Россией.

В тоже время российская сторона не сделала каких-либо обязывающих политических заявлений в отношении заключения мирного договора и «решения территориального вопроса». Напротив, представители обеих стран совместно декларировали понимание того, что процесс заключения мирного договора не является однозначным, в его решении не может быть каких-либо ограничительных сроков. В этой связи можно констатировать, что в сложнейшей геополитической обстановке, в условиях фактической информационной войны Запада, кризиса в геоэкономической ситуации в мире, российский лидер смог заложить основы развития всесторонних отношений на японском направлении.

Вышесказанное не означает отсутствие критических настроений в разных кругах в России. Так, среди некоторых бизнесменов, участвовавших в подготовке переговоров, существует мнение, что нынешний формат отношений нельзя назвать совершенно новым. Японцы, отмечают они, придают большое значение количеству подписанных соглашений, а российский бизнес главное внимание обращает на содержание этих соглашений – есть ли крупные проекты, свидетельствующие о движении вперед. В нынешнем пакете таких проектов нет.

Ряд российских представителей, оценивая отказ Токио снять с России санкции, не без оснований считает, что японская сторона в приоритетном плане согласует все свои действия на международной арене с США, поэтому говорить о российско-японской дружбе преждевременно.

Объективной выглядит точка зрения о том, что отсутствие альтернативы союзу с США, гарантирующему безопасность Японии, вынудит Токио в ближайшем будущем пересмотреть условия Договора о безопасности, которые обязывают страну предоставлять любую территорию для размещения американских баз. В случае гипотетической передачи южных Курил Японии, имеется прямая угроза размещения на них американской базы, представляющей реальную угрозу безопасности России на дальневосточном направлении.

Некоторые российские эксперты, политологи и бизнесмены скептически рассматривают разработку в близкой перспективе «специальной системы» сотрудничества на южных Курилах без компромисса с российской стороны в отношении её суверенитета над островами. Поэтому существует убеждённость в том, что не следует отказываться от идеи российско-японского сотрудничества на этой территории, но необходимо более тщательно подходить к выработке правил поведения, чтобы не допустить трагических ошибок. Такой скепсис звучит из уст малого и среднего российского бизнеса. Что же касается крупного российского бизнеса, то он менее критически расценивает перспективы двустороннего сотрудничества.

Вместе с тем очевидно, что повышение уровня отношений с Японией имело бы существенное значение для российских интересов. Это позволило бы обеспечить сбалансированные отношения России с Китаем и Японией, а также получить более сильные позиции в отношениях с США. Известно, как ревностно реагирует Вашингтон на любые позитивные сдвиги в российско-японских отношениях, а нередко предпринимает меры для того, чтобы помешать их значительному улучшению.

Со своей стороны Токио заметно опасается роста военного потенциала Китая и концентрации его военно-морских сил в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Кроме того, на фоне стремительного «возвышения» Пекина «голос Токио» звучит всё тише. Китайцы последовательно отодвигают японцев на второй план не только на мировой экономической сцене, но прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). В этой обстановке японское руководство продолжает идти привычной дорогой, укрепляя стратегические отношения с США, что в свою очередь ограничивает его самостоятельность. Страна восходящего солнца пытается, подняв уровень отношений с официальной Москвой, если не разъединить ось «Москва – Пекин», то хотя бы несколько отделить Россию от Китая.

Таким образом, наращивая двусторонние связи, повышая уровень взаимодействия, Москва и Токио способны укреплять свои позиции как в целом в АТР, так и в отношениях со своими главными партнёрами – США и Китаем.

Автор - старший научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН

Прямой эфир