Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Статус сверхдержавы, который небезосновательно носила Америка последние десятилетия, как и признание себя исключительной нацией, по умолчанию имеющей больше прав, чем кто-либо, не могли не привести к одному закономерному и вместе с тем не очень приятному итогу — американские (и прежде всего — глобалистские) элиты разучились договариваться с другими игроками.

Теперь ситуация изменилась, и положение требует от некогда самого главного «мирового жандарма» серьезнейшей саморефлексии и, по сути, возвращения на студенческую скамью в рамках условного спецкурса «мировая дипломатия на равных».

Осознавать это, вероятно, неприятно и больно, причем не только для самих элит, но и поддерживающих их всё последнее время простых американцев, которым всё давно объяснили: и кто в доме хозяин, и почему он имеет право нарушать все мыслимые и немыслимые правила игры на международном поле.

Однако это единственно верный путь для будущего формирования отношения к собственной стране в мире пусть уже не как к сверх-, но всё же великой державе, с которой можно и нужно иметь дело. В противном случае с каждым годом США будут нести всё большие финансовые, имиджевые и политические потери.

Справедливости ради нужно отметить, что команда Трампа это отлично понимает. По крайней мере те публичные заявления, которые мы сегодня слышим (от необходимости дружбы с Россией до «не такой уж невинной Америки» в ответ на обвинения журналистами российского руководства), позволяют сделать именно такой вывод.

Сразу оговорюсь, что нет ничего удивительного в том, что Белый дом (и те силы, интересы которых он представлял до прихода к власти нового президента) разучился разговаривать на равных.

Это исторически объективное следствие и слабости России в первое десятилетие (а по-хорошему, по-настоящему мы начали поднимать голову еще позже) после развала Советского Союза, когда вдруг рухнула конструкция двухполярного мира, а ничего взамен так быстро вырасти не могло в принципе.

И принуждения политических элит Европы к полному содействию во всех вопросах, которые Вашингтон считал для себя важными. Тут и многолетняя практика использования так называемой мягкой силы, и посадка на «финансовую иглу» многочисленных организаций — от «грантоежек» из международных «неправительственных» НКО до спортивных объединений.

Ну и, конечно, нельзя забывать о тотальной слежке за главами государств, политиками, крупными бизнесменами, которую вело (а прекратило ли, да и только ли по этой линии?) Агентство национальной безопасности (АНБ).

Согласитесь, ну с кем тут разговаривать на равных. С лидером какой-нибудь европейской страны? Так, что у нас тут на него в досье (спасибо АНБ)? Ах, на этого конкретно ничего нет? Не беда, попросим надавить на него тех, на кого в папочке всё давно есть.

Вы, кстати, никогда не задумывались о том, почему европейские страны, которые дружили с Россией, вдруг повернулись к нам спиной и начали ставить подножки на каждом шагу? Ситуация на Украине? Да чихали бы они на интересы Украины и ее руководства, тем более пришедшего к власти на штыках, если бы на кону стояли отношения с Россией.

Тогда почему? А потому что аргументы Белого дома оказались очень сильными. И я совсем не удивлюсь тому, что речь шла о банальном компромате и шантаже.

Как вы понимаете, живя в такой конструкции, было бы крайне сложно не разучиться вести диалог на равных и не перейти к формату «Вашингтон сказал — надо, Евросоюз ответил — есть».

Однако в какой-то момент ситуация начала кардинально меняться, но американские элиты, обладающие ни с кем не сопоставимыми финансовыми, организационными и пропагандистскими ресурсами то ли проспали, то ли просто проигнорировали, понадеявшись на свое могущество.

Вдруг оказалось, что Россия восстала из руин 1990-х и, не будучи готовой закрывать глаза на ущемление собственных интересов, начала выстраивать с заинтересованными странами параллельные, неконтролируемые из Белого дома межгосударственные образования (БРИКС, ЕАЭС и др.).

Вдруг оказалось, что исправно работавшая до недавнего времени машинка пропаганды (как, собственно, и soft power) перестала давать прежний эффект.

Вдруг оказалось, что прямолинейное применение силы и поддержка раз за разом так называемых умеренной оппозиции и демократической оппозиции приводят совсем не к тем результатам, на которые возлагались надежды.

Где сегодня еще недавно декларируемые как цель процветающие демократии? В Ираке, Сирии, Ливии? Да вроде как нет. Стало очевидным, что замена полноценного международного диалога на диктат воли и военные операции является абсолютно неэффективной в изменяющемся мире.

Ну и, конечно, как тут обойти стороной экономику. А здесь, исходя из прогнозов, США теряют и будут продолжать терять позиции. Опять же абсолютно закономерно.

Мало того что Китай наступает на пятки, тут и другие страны начинают подтягиваться. Согласно представленному аналитиками консалтингового агентства ​​​​​​​PricewaterhouseCoopers (PwC) докладу «Мир в 2050 году», экономическое доминирование перейдет от стран «большой семерки» (G7) к «семерке развивающихся стран» (E7).

Так, Индия обгонит США по размеру ВВП уже к 2040 году, а в 2050-м США окажутся на третьем месте, Китай останется крупнейшей экономикой мира. Япония опустится с 4-го на 8-е место, Германия — с 5-го на 9-е. Их места займут Бразилия и Индонезия. Россия же будет занимать шестую позицию, однако при этом будет первой в Европе благодаря потерянным ФРГ позициям.

Ну и как тут на этом фоне оставаться самой исключительной нацией, проживающей в сверхдержаве? Никак.

Мир меняется, а значит, должна меняться и модель поведения пока что еще сильнейшего игрока на международном поле.

Нет, конечно, теоретически США с целью сохранения доминирования могут пойти и на провоцирование очередной глобальной военной заварушки.

Вот только в XXI веке она не может хорошо закончиться ни для кого. И в этом смысле хочется верить в мудрость нового руководства Америки, которое, я полагаю, прекрасно понимает, что мир гораздо лучше любой войны.

Прямой эфир