Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Белорусско-российский нефтегазовый спор не утихает. Президент Белоруссии сделал ряд громких заявлений. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, в свою очередь, заявил, что в переговорах по газовому вопросу подвижек нет, а Россия в любом случае ждет оплаты долга за поставленное голубое топливо, который превысил $0,5 млрд. И возникает закономерный вопрос: готова ли Белоруссия разорвать отношения с Россией из-за энергоносителей?

Оценка споров между нашими странами, даже споров о нефти и газе, заставляет зайти на тонкий лед политологии. Белорусский «капиталистический социализм» существует не только благодаря железной воле и хозяйственной сметке ее президента, но и благодаря России. Россия — крупнейший торговый партнер Белоруссии, наша страна поставляет дешевую нефть и дешевый газ, а также обеспечивает наибольшую долю в портфеле заказов белорусских предприятий.

Хотя в Европе вряд ли найдется более пророссийская страна, чем Белоруссия, но, как и любой получивший независимость осколок крупной державы, она вынуждена строить свою идентичность, дистанцируясь от державы-прародительницы. Поэтому, если немного копнуть, обнаруживается бережно сохраняемый государством национализм, у которого изредка подсекают наиболее дикие побеги. Те самые, которые считают Россию историческим врагом, себя — частью Великого княжества Литовского, а любых русофобов — своими друзьями. Подобные явления после парада суверенитетов неизбежны. Однако руководство Белоруссии успешно избегает излишнего влияния националистов на внутреннюю и внешнюю политику государства. Пока.

К чести белорусского руководства, ему удалось сохранить и преумножить промышленный потенциал страны после развала СССР. Удалось сыграть на интересах России и Запада, с тем чтобы стать уникальным «советским» островком на постсоветском пространстве. При этом страна, будучи интегрирована в мировую экономику, не могла избежать последствий мировых экономических кризисов. Что периодически подстегивало к получению дополнительных преференций у России. Значительная часть белорусских успехов зиждется на постоянной подпитке со стороны России. Разумеется, наша страна получает свою выгоду. На том и строится взаимовыгодное сотрудничество.

Заметим также, что энергетическая инфраструктура Белоруссии неразрывно связана с Россией. Как и многие производственные цепочки. Понимание этого простого факта пригодится нам для финальных выводов о сложившейся ситуации. А теперь, собственно, о ней.

Взаимоотношения наших стран периодически омрачались громкими нефтегазовыми скандалами. Один из последних был в 2010 году. Тогда Белоруссия подала в Экономический суд СНГ иск против России о вывозных таможенных пошлинах на нефтепродукты, а также начала платить за российское голубое топливо меньше контрактной цены. Долг за газ вырос до $190 млн, и в конце июня 2010 года «Газпром» начал ограничивать поставки. Буквально через два дня долг был погашен и поставки возобновились.

В апреле 2011 года иск о пошлинах был отозван, а в конце года газотранспортное предприятие ОАО «Белтрансгаз» стало стопроцентной «дочкой» «Газпрома». Это дало Белоруссии живые деньги и существенную скидку на голубое топливо. А также гарантию того, что после ввода «Северного потока» и иных новых газотранспортных маршрутов «Газпром» не откажется от белорусского направления — газопровода «Ямал–Европа». Несколько лет назад даже велись переговоры с Польшей о том, чтобы расширить мощности газопровода «Ямал–Европа». Это принесло бы дополнительные деньги в казну не только Польши, но и Белоруссии. Однако поляки от дополнительных вложений в свою экономику отказались.

Разногласия, которые мы наблюдаем между Белоруссией и Россией сегодня, также проистекают из разной трактовки контрактных условий поставки газа. Белоруссия считает, что она должна платить меньше, на уровне российских цен. Ее логику можно понять: являясь частью единого экономического пространства, Белоруссия считает себя несправедливо обделенной, так как ее потребители вынуждены платить за голубое топливо больше, чем российские. Этот факт снижает конкурентоспособность белорусских предприятий по сравнению с российскими коллегами. Поэтому справедливой ценой белорусское руководство считает цены в приграничных областях России плюс транспортные расходы.

При этом как бы игнорируется тот простой факт, что действует контракт. Пока по этому контракту цена на газ, формируемая в зависимости от цены на нефть, была в 2–3 раза ниже, чем в других странах Европы, Белоруссию всё устраивало. Но потом ситуация изменилась, начался мировой кризис, и цена на российский газ, хоть и сниженная, устраивать перестала. Начался ценовой спор. Долг за газ растет. Вновь была поднята тема нефтяных поставок.

Будто специально, в начале года было объявлено, что в Белоруссии открыли новое месторождение нефти с запасами около 1,7 млн т. Правда, запасы пока не подтверждены. Да и их объем не впечатляет. Ведь Белоруссия потребляет более 7 млн т нефти в год. А мощность одного только Мозырского нефтеперерабатывающего завода составляет 12 млн т нефти в год.

Тут стоит заметить еще кое-что о логике белорусского руководства. Да, конкурентоспособность белорусских предприятий страдает из-за менее выгодной цены на газ. Но рядом с нашим Союзным государством располагается образцово-показательный Европейский союз. Возможно, белорусское руководство удивится, но внутренние цены на голубое топливо между странами ЕС для домохозяйств могут отличаться в три раза, а для промышленности — в два. К примеру, промышленные предприятия Болгарии платят за газ на 30% меньше, чем промышленные предприятия Германии.

При всем этом Белоруссия — хороший покупатель российских энергоресурсов и надежный деловой партнер. Сложно винить ее руководство в том, что оно пытается сэкономить $0,5 млрд на российском газе. Принципиальным моментом во всей этой истории как раз и является факт, что спор идет из-за цены. При этом вежливо конфликтующие стороны связаны единой энергетической инфраструктурой. Если Белоруссия хочет оставаться развитой промышленной державой, она будет вынуждена покупать нефть и газ у России, так как других продавцов, у которых есть способы доставки энергоносителей в нужных Белоруссии объемах и по нужной цене, в мире просто нет. Перед Белоруссией есть простой выбор: покупать газ по низким ценам у России или по высоким — у кого-то еще. Полагаем, что руководство Белоруссии это прекрасно понимает. Разрыв отношений с Россией не только не решит проблему цены, а лишь усугубит ее. Поэтому здесь очевиден только взаимовыгодный путь. И, конечно же, на уступки придется пойти всем.

Хотелось бы заметить, что рядом с нами уже есть государство, руководство которого долгое время лавировало между Россией и Западом. Оно поддерживало националистов и подавляло пророссийские политические силы. Сейчас это государство являет собой наглядный пример того, к каким результатам ведет такая многовекторная политика. С многовекторностью легко заиграться до полной утраты государством жизнеспособности. Как и с показной независимостью в условиях, когда наши страны жить друг без друга из-за многочисленных экономических связей не могут.

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Прямой эфир