Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

23 августа 2016 года Спортивный арбитражный суд (CAS) отклонил жалобу Паралимпийского комитета России на решение МПК об отстранении всей российской сборной от участия в Играх в Рио-де-Жанейро из-за «неспособности выполнять свои членские обязательства, в частности соблюдать антидопинговый кодекс МПК и Всемирный антидопинговый кодекс». Последствия решения суда дают о себе знать — решение МПК распространяется и на Паралимпийские зимние игры 2018 года в Пхенчхане. И паралимпийской сборной России отказали в праве на участие в спортивных сборах.

Что означают решения МПК и суда? Фактически они означают попытку узаконить в международном праве «коллективную ответственность». Проведем аналогию: отец в семье пьет, а лишают родительских прав обоих родителей. Как вам такой подход? Игнорирование принципа индивидуальной ответственности и презумпции невиновности — основополагающих условий любого законного преследования человека и гражданина независимо от оснований?

Именно такой подход избран МПК и судом в Лозанне, которые применили ответственность «всех за поступки каждого». Но защита и ответственность — индивидуальны.

А судьи кто? Спортивный арбитражный суд в Лозанне был создан Международным олимпийским комитетом (МОК) в 1983 году и официально входил в его структуру до 1994 года. В 1994 году была проведена реформа и принят Кодекс спортивного арбитража, суд стал юридически «независим».

Однако на практике структуры МОКа и связанные с ним бизнес-структуры оказывали, оказывают и будут оказывать влияние на процесс разрешения судебных споров. Структурно и по способу отправления правосудия Спортивный арбитражный суд фактически является третейским, где судьями выступают представители международного спортивного сообщества, имеющие высокую квалификацию в спорте. Но не в праве. Кодекс спортивного арбитража указывает на необходимость включения в число арбитров лиц, имеющих юридическое образование, однако не указывает, в какой пропорции они должны быть представлены, что делает эту обязанность формальной и не обязательной к соблюдению.

Что мы имеем на практике? Спортивное сообщество судит спортсменов.  Да и как судит!  Спортивный арбитражный суд сегодня провозгласил себя единственным органом, который имеет полномочия рассматривать споры в области спорта, его решения имеют обязательную силу для всех субъектов спорта и обжалованию не подлежат. Как вам такая форма реализации права каждого на судебную защиту?

Возникает справедливый вопрос: как подобное отправление правосудия согласуется с нормами международного права, в частности Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Всемирной декларацией прав человека и уставом ООН? Непоколебимо право каждого на равенство в своем достоинстве и в своих правах, провозглашенное в ст. 1 Всеобщей декларации прав человека. Недопустима политическая дискриминация, которая здесь прослеживается напрямую.

В мире международного профессионального спорта финансирование и объемы денежной массы в обороте таковы, что сложно удержаться от злоупотреблений и коррупции. Интересы спортсменов всё чаще противостоят интересам крупных фармакологических концернов, и честность международных спортивных организаций всё чаще ставится под сомнение коррупционными скандалами и отставками. 

За делением денег и лакомых мест спортивное сообщество и суд забыли об истинном значении понятий «олимпиец» и «олимпийское движение». Между тем Олимпийские игры — это важнейшее социальное явление в национальной и международной жизни. Это философия жизни, возвышающая и объединяющая в одно целое достоинство тела, воли и разума. Это единство спорта, культуры и образования с целью построения лучшего мира посредством воспитания молодежи без какой-либо дискриминации, в духе соблюдения принципов олимпизма, что включает в себя взаимопонимание, дружбу, атмосферу солидарности и честной игры.  Паралимпийский девиз — Spirit in Motion («Дух в движении»). Девиз лаконично и ярко передает видения паралимпийского движения — необходимость предоставлять спортсменам-паралимпийцам любого уровня возможности для того, чтобы вдохновлять и восхищать мир благодаря спортивным достижениям. Где-нибудь здесь упоминается слово «политика», «коллективная ответственность»?  Нет. Потому что олимпийское движение должно быть вне политики, вне давления и манипуляций, вне коррупционных интересов отдельных лиц.

Игнорирование ценностей олимпийского движения привело к принятию МПК и судом незаконных и несправедливых решений об отстранении всей паралимпийской сборной России — подготовленной, устремленной к победам — от долгожданного участия в Играх. Своим решением суд фактически подтвердил право крупной международной спортивной организации — МПК безнаказанно нарушать право человека и дискриминировать его без оснований.

Какой же вывод напрашивается в связи с отстранением паралимпийской сборной России от Игр-2018 в Южной Корее?

Международные спортивные институты не отвечают современным условиям и тенденциям. Они устарели как документально, так и фактически. В XXI веке в уставе Паралимпийского комитета не существует положения о том, что он вправе принимать решения, согласно которым окончательный вердикт о допуске спортсменов находится в введении международных спортивных ассоциаций.

Во Всемирном антидопинговом кодексе существует «объективное вменение», когда вина самого спортсмена не имеет никакого значения для решения, которое выносится в его адрес. Это всё равно что привлекать к ответственности не того, кто совершил преступление.

Что делать, если закон не защищает каждого? Жаловаться.  ЕСПЧ и Федеральный суд Швейцарии, безусловно, являются инструментами восстановления справедливости. Но это если говорить о праве.

Дискриминация паралимпийцев основана скорее не на праве, а на алчных интересах отдельных лиц, прикрывающихся большой политикой.

Сенека Луций Анней сказал: «Невольная вина не виновата». Давайте не забывать об этом!

Автор — адвокат, полномочный представитель адвокатской палаты ЕС в России

Прямой эфир