Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отправив в Алеппо батальон военной полиции, укомплектованный этническими чеченцами, Москва сделала важный шаг к урегулированию ситуации в Сирии. Цель этой российской операции заключается не просто в том, чтобы разгромить террористические группировки и лишить их влияния, а в том, чтобы восстановить государственный порядок на всей территории Сирии. И тем самым остановить расползание хаоса на Ближнем Востоке, которое началось еще со вторжения Соединенных Штатов в Ирак в 2003 году и резко ускорилось при администрации Барака Обамы.

Поэтому само по себе уничтожение террористов еще не обеспечивает достижения цели операции. Просто уничтожить или изгнать террористов недостаточно. Ключевой вопрос в том, насколько быстро получится стабилизировать ситуацию «на земле», как быстро вновь создаваемые государственные институты смогут взять власть в свои руки и насколько эти институты будут отвечать ценностям и взглядам жителей освобожденной от террористов территории. Для этого работает Центр по примирению враждующих сторон в Сирии, для этого при содействии России и ее партнеров садятся за стол переговоров представители самых разных сирийских политических групп, как это было недавно в Астане. Присутствие российского батальона военной полиции из Чечни здесь значимо по нескольким причинам.

Во-первых, в Алеппо, крупнейшем городе Сирии, критически важно поддерживать порядок. Гражданская война в стране пока не завершена, органы государственной власти в освобожденных от террористов районах только начинают работать. В городе разрушена инфраструктура, требуются разминирование, постоянная и масштабная гуманитарная помощь. Город в течение нескольких лет был расколот, часть его контролировали террористы. Сирийская армия, как и любая другая армия мира, не может выполнять полицейские функции. Местная полиция слаба. К тому же трудно судить, насколько беспристрастной она может быть на фоне многолетнего гражданского конфликта. Другие вооруженные силы, сражающиеся на стороне сирийских властей в сухопутных операциях, например «Хезболла», тесно связаны с Ираном. Поэтому жители Алеппо едва ли примут их в качестве тех, кто в повседневном режиме обеспечивает безопасность в пострадавшем от войны городе. Именно российская военная полиция, точнее, ее батальон, укомплектованный чеченцами — мусульманами-суннитами, может быть здесь наиболее нейтральной силой. Тем более что схожий опыт у чеченских военнослужащих уже имеется. В 2006 году батальоны «Восток» и «Запад» были направлены в Ливан для охраны военных строителей, которые участвовали в восстановлении страны после столкновения между Израилем и «Хезболлой». Позже оба батальона были расформированы, а в конце прошлого года на базе оставшихся от них рот был создан батальон военной полиции. Так что преемственность здесь прямая.

Во-вторых, России нужно доказать ближневосточным оппонентам, что в сирийском конфликте нет религиозной составляющей, нет поддержки шиитов и алавитов (к последним принадлежит президент Сирии Башар Асад), как это пытаются преподнести на Востоке. Этот аргумент несостоятелен: в Сирии линии политического раскола пролегают иначе, среди руководства в Дамаске также представлены разные конфессиональные группы. Трудно представить себе более наглядное опровержение, чем присутствие в Сирии российских военнослужащих — суннитов. Причем присутствие их в таком качестве, которое предполагает наиболее тесный контакт с жителями в качестве военной полиции.

В-третьих, Сирия, и прежде всего — Алеппо, переживает сейчас то, что в прошлом десятилетии пережила Чечня. Господство террористических групп и принесенный ими хаос, гражданская война и ее последствия в виде жертв, разрушений, общего ожесточения. Если есть в мире армейское подразделение, в котором солдаты и офицеры на собственном опыте знают, каково пройти через такой кризис и как следует действовать в таких обстоятельствах, то это российский батальон военной полиции, укомплектованный уроженцами Чечни.

Наконец, есть внутриполитическая сторона. Сообщество российских мусульман подвергается пропагандистскому давлению извне — ему рассказывают, будто в Сирии Россия противостоит исламу. Военнослужащие мусульмане из Чечни своими глазами увидят, что происходит на Ближнем Востоке.

Под лозунгом экспорта демократии Запад поставил Ближний Восток на грань катастрофы, а некоторые страны региона отправил и за эту грань. Россия пришла в Сирию с идеей восстановления государственных институтов, законности и порядка на базе широкого компромисса между вовлеченными в гражданский конфликт силами. Работа российских военных полицейских из Чечни в сирийском Алеппо — это буквально механизм передачи в другие регионы мира российского опыта противодействия терроризму и урегулирования гражданского конфликта. Благодаря этому механизму Россия экспортирует на Ближний Восток государственный порядок, без которого, как известно, невозможна и демократия.


Автор — старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО

Прямой эфир