Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Жалоба Ильдара Дадина заставила КС открыть УК

В Конституционном суде развернулась дискуссия вокруг статьи об уголовной ответственности за неоднократное нарушение правил организации митингов и шествий
0
Жалоба Ильдара Дадина заставила КС открыть УК
Фото: пресс-служба КС РФ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недостатки в формулировках статьи Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за неоднократные нарушения порядка проведения митингов в течение полугода, не означают, что норма не соответствует Конституции. Такой вывод следует из выступлений представителей Генпрокуратуры РФ, Минюста, Совета Федерации и правительства в Конституционном суде РФ, который сегодня рассматривал жалобу первого осужденного по этой статье, заключенного Ильдара Дадина. В Генпрокуратуре, в свою очередь, заявили о готовности ужесточить меры наказания для нарушителей законодательства о митингах.

Сегодня КС рассмотрел жалобу на ст. 212.1 УК РФ, которая предусматривает уголовное наказание за неоднократное нарушение правил организации и проведения митингов в течение полугода. Жалобу подал активист Ильдар Дадин, которого обвинили в незаконном участии в четырех протестных акциях с августа по декабрь 2014 года и назначили меру наказания в виде лишения свободы сроком 2,5 года.

В жалобе Дадина отмечается, что эта норма УК нарушает его конституционное право на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений, право не быть повторно осужденным за одно и то же деяние и право на защиту.

Сейчас он отбывает наказание в колонии в Алтайском крае, присутствовать при рассмотрении жалобы в КС он не смог. Несмотря на ходатайство его адвокатов, КС не стал откладывать слушания, чтобы обеспечить присутствие заявителя.

В ходе рассмотрения дела представитель правительства РФ в КС Михаил Барщевский заявил, что норма УК получилась «неаккуратненькой». Дело в том, что наказание по ст. 212.1 УК грозит человеку, который в течение полугода «более двух раз» уже был наказан за аналогичные действия, только в административном порядке, в соответствии со ст. 20.2 КоАП.

Однако, как следовало из выступления Барщевского, в случае, если гражданин после отбытия наказания по ст. 212.1 УК вновь нарушил правила организации и проведения массовых мероприятий, ему вновь будет грозить административное взыскание.

— То есть за четвертый раз ответственность меньше, чем за третий. Несколько странная позиция. А если по уголовной (наказывать. — «Известия»), то как мы будем привлекать, если до этого нет двух административных? — заметил Барщевский.

Аналогичную точку зрения озвучил и представитель СФ в КС Андрей Клишас, назвав ситуацию нелогичной. На неопределенность примечания в ст. 212.1 УК указала и представитель Минюста Мария Мельникова.

— Я считаю, что законодательство в данном случае может быть исправлено. Это вопрос, в частности, для наших консультаций с Госдумой и президентом, — заявил Клишас.

Поддержала эту позицию и представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева, сообщив, что, по мнению ведомства, адекватным мог бы стать механизм, когда «судимость лица по ст. 212.1 УК при повторном совершении аналогичного деяния выступала бы уже в качестве криминообразующего фактора».

Сто кошек не образуют тигра

При этом представители госорганов и полпред президента в КС Михаил Кротов не согласились с аргументами Дадина и его адвокатов, которые настаивали на неконституционности ст. 212.1 УК.

По словам адвоката Дадина Ксении Костроминой, ст. 212.1 УК нарушила право ее подзащитного не быть наказанным дважды за одно и то же деяние. Также она сослалась на позицию Генпрокуратуры, заявлявшей ранее, что «неоднократность нарушений не может рассматриваться как обстоятельство, повышающее степень опасности таких действий до уровня, характерного для преступлений».

Однако чуть позже представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева заявила, что позицию ведомства некорректно процитировали и на самом деле оно считает норму конституционной. По ее словам, были процитированы ответы руководства Генпрокуратуры на вопросы судьи-докладчика по делу, а не позиция ведомства.

Представители госорганов и парламента настаивали, что повторного наказания за одно и то же деяние не происходит. Из выступления представителя Госдумы в КС Татьяны Касаевой («Единая Россия») следовало, что в случае неоднократного нарушения ответственность усиливается с административной до уголовной, поскольку первичных мер для исправления лица — недостаточно.

Она подчеркнула, что законодатель использует административную преюдицию (уголовное наказание после административного, при этом установленные в административном деле факты не подлежат оспариванию и не будут доказываться во второй раз. — «Известия») только лишь при умышленных деяниях, на неосторожные она не распространяется.

Адвокаты Дадина Алексей Липцнер и Ксения Костромина заявили о том, что из-за административной преюдиции в основу уголовных дел по ст. 212.1 УК могут быть положены доказательства, которые по другим делам будут считаться недопустимыми. В то же время в административном процессе не предусмотрено обязательное участие адвоката.

Однако полномочный представитель президента в КС Михаил Кротов, напротив, вступился за административную преюдицию по такого рода делам. По его словам, принцип о недопустимости повторного наказания не мешает суду учитывать характер преступления, его интенсивность и данные о привлекаемом к ответственности. По его мнению, если согласиться с этим аргументом заявителей, то нужно исключать из уголовного права и институт рецидива.

Адвокат Дадина Сергей Голубок настаивал на несоразмерности санкций ст. 212.1 УК реальным последствиям действий осужденного — штраф от 600 тыс. до 1 млн рублей, а также лишение свободы до пяти лет. 

— Неоднократность не может увеличить общественную опасность (деяния. — «Известия»). Сто кошек не могут образовать тигра, — подчеркивал он.

Михаил Кротов в ответ напомнил ему, что у судов есть право назначать наказание меньше низшего предела.

Судья КС Сергей Князев со ссылкой на позицию заявителя поинтересовался, действительно ли уголовная ответственность предусмотрена даже за сугубо формальные нарушения, которые не создавали угрозу безопасности. Например, отсутствие бейджика у организатора — это уже нарушение, напомнил судья, либо организатор агитировал к участию в мероприятии до его согласования.

— Если нарушения только к этому сводились, это образует состав преступления после трех случаев привлечения к (административной. — «Известия») ответственности? — поинтересовался судья Князев у Кротова.

— Вопрос о применении уголовно-правовой репрессии все-таки определяется тем фактическим набором действий, который осуществлялся. Законодатель предусмотрел такую возможность. Давайте не будем отказывать суду и правоприменителю в разумности применения норм, — ответил полномочный представитель президента в КС.

Свое решение по жалобе КС должен огласить в течение месяца с момента проведения слушаний.

Прямой эфир