Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедший год можно смело занести в анналы российской дипломатии как один из самых удачных за последнее время для российской внешней политики. Россия уверенно восстановила или вновь заняла место великой мировой державы. Уже понятно, что она не какая-то там «всего лишь региональная держава», как когда-то говорил уходящий президент Обама. Это действительно великая евразийская страна, без которой невозможно решение ни одной крупной мировой проблемы. И это огромная заслуга всей администрации президента, и прежде всего, на мой взгляд, министра иностранных дел господина Лаврова.

В ходе пресс-конференции Сергей Лавров отвечал на самые актуальные вопросы мировой политики. Сейчас, когда угроза центрального крупномасштабного ядерного конфликта всё же ушла в прошлое, главной проблемой, с точки зрения безопасности России и мира, стал терроризм. И прежде всего угроза исламистского терроризма — запрещенного в России ИГИЛ и других примыкающих к нему организаций. Поэтому не случайно операция российских военно-воздушных сил в Сирии, которые нанесли мощный удар по этим  террористическим формированиям, способствовала резкому укреплению международного авторитета России. Все крупнейшие западные лидеры, включая нового избранного президента США Дональда Трампа, уже признают, что противодействовать терроризму и нейтрализовать его без России невозможно.

К сожалению, для решения этой главной проблемы — терроризма — как известно, необходимо плотное взаимодействие всех заинтересованных стран и сторон. Но пока со стороны Запада мы слышим лишь пустые слова. Реального взаимодействия сейчас нет, как особо и не было. И мы видим, что продвигаемый Россией процент дипломатического регулирования сирийского конфликта пробуксовывает. Причина, по моему мнению, в том, что многие западные лидеры, прежде всего администрация Обамы, не могут отрешиться от того, что считают главным виновником всех бед и проблем в Сирии Башара Асада, и в том числе обвиняют Россию в поддержке его режима. Поэтому не случайно Лавров поставил именно эту тему, я бы сказал, в центр своей пресс-конференции.

Следующее, это отношения с Западом. Прежде всего с единственной в нынешних условиях сверхдержавой — США, как признавал сам президент Владимир Путин. К сожалению, не по нашей вине при Бараке Обаме они скатились практически на уровень холодной войны. Но хочу отметить, что даже в период холодной войны было больше уважения и какой-то предсказуемости между двумя соперничавшими державами — СССР и США. Сейчас же мы видим просто поток голословных обвинений в адрес России. В первую очередь это связано с воссоединением Крыма и РФ, с ситуацией на юго-востоке Украины.

Россию обвиняют во всех грехах. Что она ведет гибридную войну на постсоветском пространстве и чуть ли не собирается повторить крымский сценарий, вторгаясь на территорию стран Балтии и Польши. Именно поэтому НАТО необходимо усиливать свое военное присутствие в этих странах. Такого негативного развития отношений я не помню с 80-х годов. Тогда советское руководство всерьез опасалось, что по СССР будет нанесен внезапный ядерный удар со стороны США. Не случайно серьезные эксперты утверждают и многие опросы общественного мнения показывают, что растут опасения по поводу третьей мировой войны, которые раньше показались бы абсурдными. Это показывает, насколько обострились отношения между Россией и Западом.  К сожалению, диалог между Россией и НАТО также практически не ведется.

В прошлом году в рамках Совета Россия–НАТО состоялась встреча, но даже там не удалось договориться, казалось бы, по элементарным вопросам, которые относятся к безопасности обеих сторон. Конечно, мы не ищем врагов, как не раз подчеркивал президент, но такая ситуация нас не может не беспокоить. Не секрет, что еще со времен Советского Союза все свои удачи и промахи мы соизмеряем с тем, что делают США, так у нас традиционно повелось. Я думаю, что это мышление сохранилось и сейчас и то, что предпринимаются такие откровенно враждебные шаги, о которых упоминал министр Сергей Лавров, этому способствует.

В частности, прямая поддержка несистемной оппозиции или усиление разведывательной деятельности в отношении России и ее вооруженных сил, попытки вербовки российских дипломатов и обычных граждан. Нужно отметить, что некоторые эксперты называют Дональда Трампа «нашим президентом», но, конечно, это не так. Он президент по крайней мере половины Америки, которая проголосовала за него. Естественно, он будет отстаивать интересы США.  Остается надеяться, что в отличие от позерства и страшного непрофессионализма президента Обамы и его администрации у Трампа, пусть даже с его небольшим политическим опытом, хватит достаточно здравого смысла, чтобы выстраивать по крайней мере партнерские и ровные отношения с Россией, находить точки соприкосновения. Тем более, как он отмечал ранее, таких полей взаимодействия очень много.

Несколько странной кажется увязка Дональдом Трампом снятия санкций с проблемой сокращения стратегических ядерных вооружений. Мы знаем, что до сих пор позиция Минобороны РФ и МИДа была такая: мы достигли предела и дальше двигаться в сокращении наших стратегических ядерных сил, не нанося ущерба нашей безопасности, не можем. Но я думаю, что и здесь Россия, это отметил Сергей Лавров, не уходит от диалога. Уверен, что он начнется в самое ближайшее время. Также думаю, что в ближайшее время начнутся и уже, как мне известно, начались обсуждения того, что же нам делать с украинской проблемой.

В целом настрой пресс-конференции был позитивным. Я думаю, что без ложной скромности российской дипломатии, российскому МИДу и его главе есть за что похвалить себя, порадоваться за итоги прошлого года и с определенным оптимизмом смотреть вперед.

 Автор — политолог МГИМО, дипломат, историк

Прямой эфир