Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Жемчужина в музыкальной короне Москвы

Знаменитый орган Большого зала Московской консерватории впервые после реставрации предстал перед публикой
0
Жемчужина в музыкальной короне Москвы
Фото: предоставлено пресс-службой Московской консерватории/Валерий Мороз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Московская консерватория начала цикл концертов на реставрированном органе Большого зала. Честь первому выступить с сольной программой выпала профессору Парижской консерватории Мишелю Бувару. Пестрый репертуар, охватывающий произведения от XVIII до конца XX века, позволил органисту продемонстрировать свою виртуозность, а инструменту — тембровое богатство. Реакция публики, заполнившей БЗК до отказа, подтвердила: этого события действительно ждали.

Государственную значимость мероприятия подчеркнул министр культуры Владимир Мединский в своем вступительном слове.

Жемчужина в музыкальной короне Москвы

— У нас есть уникальная возможность услышать этот один из лучших в мире органов. В столице есть камерные органы, есть большой современный орган, но такого исторического, классического инструмента у нас долгое время не было. И вот он к нам вернулся. Это та жемчужина, которой в музыкальной короне Москвы не хватало.

Концерт Мишеля Бувара стал первым серьезным испытанием для возрожденного гиганта. После короткой презентации 17 декабря («Известия» рассказывали о ней) работы еще продолжались. И двухчасовое выступление французского органиста должно было доказать, что инструмент теперь действительно готов к интенсивной деятельности. Учитывая, что никаких неожиданностей во время звучания не было (разве что неуместные аплодисменты между частями, но тут уж орган не виноват), можно сказать, что мастера с задачей справились.

Бувар ожидаемо сделал акцент на французский репертуар. Инструменты Кавайе-Коля относятся к французскому типу симфонических органов и наиболее хороши в ярких, полных колористических эффектов сочинениях XIX – начала XX века. Adagio из Симфонии № 3 Луи Вьерна и Хорал № 2 Сезара Франка стали тому наглядными примерами.

Жемчужина в музыкальной короне Москвы​​​​​​​Одно из главных свойств любого крупного органа — выбор регистров, то есть возможность одну и ту же ноту исполнить разными тембрами. Инструмент БЗК в этом плане особенно хорош: 50 регистров дают широчайшие возможности для интерпретации. В распоряжении исполнителя — от нежнейших, почти бестелесных красок до резких пронзительных звуков; от ощущаемой скорее телом, чем ухом, вибрации на нижних нотах до флейтовых свистов.

Во многом благодаря этому двухчасовая программа воспринималась без утомления: главный герой вечера представал перед публикой во все новых и новых «масках». Нашлось место и строгой торжественности баховской прелюдии и фуги соль минор, и театральной яркости «Серьезных вариаций» Мендельсона, и изысканному импрессионизму французов XX века — Марселя Дюпре, Жана Ариста Алена, Мориса Дюрюфле и Жана Бувара, деда Мишеля.

Следующее явление органа БЗК перед публикой состоится 28 января — теперь уже на сольном вечере российского органиста Константина Волостнова.

Справка «Известий»

Орган Большого зала был создан фирмой Cavaille-Coll по заказу директора Московской консерватории Василия Сафонова и установлен в БЗК в 1901 году. В 1988-м получил статус художественно-исторического памятника. Орган молчал шесть лет: в конце прошлого десятилетия его состояние было признано аварийным. Несколько лет искали средства и выбирали реставраторов. Поскольку фирмы Cavaille-Coll уже не существует, было решено обратиться к австрийской компании Rieger, имевшей большой опыт работы с творениями Кавайе-Коля. Работы начались в декабре 2014-го и завершились в декабре 2016-го.

Прямой эфир