Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В исполнении решения ЕСПЧ увидели угрозу для налогоплательщиков

Минюст считает, что ЕСПЧ нарушил «общепринятый принцип справедливости и равенства перед судом», присудив беспрецедентный размер компенсации экс-акционерам ЮКОСа
0
В исполнении решения ЕСПЧ увидели угрозу для налогоплательщиков
Фото: TASS/DPA/Daniel Kalker
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выплата компенсаций в €1,8 млрд экс-акционерам ЮКОСа может негативно отразиться на налогоплательщиках, правовых оснований для исполнения соответствующего решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) нет, считают российские власти. Представители компании с этим не согласны, и их поддержал в этом Совет по правам человека при президенте. Конституционный суд РФ выслушал как сторонников, так и противников исполнения решения.

Вчера КС на открытом заседании рассматривал запрос Минюста, в котором тот усомнился в возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека от 31 июля 2014 года. ЕСПЧ признал незаконными налоговые претензии к нефтяной компании «ЮКОС», а ее права на судебную защиту и справедливое разбирательство нарушенными, и, как следствие, обязал Россию выплатить экс-акционерам ЮКОСа €1,8 млрд.

Пострадают налогоплательщики

Замминистра юстиции и уполномоченный РФ при ЕСПЧ Георгий Матюшкин обратил внимание на то, что размер присужденной компенсации «идет вразрез с практикой» Страсбургского суда. По оценке полномочного представителя президента в КС Михаила Кротова, ее размер — «беспрецедентный», а выплата может негативно отразиться на российских налогоплательщиках и их доходах.

— Учитывая, что компенсация, присуждаемая заявителем, взыскивается из федерального бюджета, усматривается нарушение положений Конституции о социальном государстве, — заявил Кротов. — Необоснованное увеличение размера компенсации, которая присуждается ЕСПЧ в том числе с учетом роста инфляции, со всей очевидностью отразится на финансовой нагрузке российских налогоплательщиков. И, как следствие, на уровне их итогового дохода.

Эту точку зрения поддержала представлявшая экспертное мнение, декан юридического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Наталья Шевелева.

При этом Кротов подчеркнул, что в бюджете на 2017 год предусмотрено только 600 млн рублей на выплату компенсаций по решениям ЕСПЧ.

Защита только для добросовестных налогоплательщиков

Правовая аргументация сторонников неисполнения этого решения ЕСПЧ базировалась на нескольких аргументах. Так, в частности, Минюст, Генпрокуратура, представители правительства и президента в КС убеждали судей в неправомерности присуждения компенсации за якобы несвоевременное привлечение ЮКОСа к налоговой ответственности — после истечения трех лет, отведенных на это. Компания была наказана в 2004 году за налоговые нарушения 2000–2001 годов. Матюшкин настаивал, что это было абсолютно законно, поскольку суды руководствовались ст. 113 Налогового кодекса («О трехлетнем сроке давности привлечения к ответственности»), а ранее КС подтвердил ее конституционность.

— Если следовать логике (ЕСПЧ. — «Известия»), то КС РФ не вправе давать обязательное толкование норм российского законодательства, — резюмировал он.

По его мнению, оценка ЕСПЧ по делу ЮКОСа «приводит  фактически к обессмысливанию конституционного судопроизводства».

Представители власти напоминали постановление КС от 2005 года, в котором тот указал, что правовые гарантии защиты в полной мере распространяются лишь на добросовестных налогоплательщиков. Из выступления Матюшкина следовало, что в противном случае может быть грубо нарушен принцип равенства всех перед законом и судом. Это связано с тем, что уклонявшийся от проверки может избежать санкций, а тот, кто ей не мешал, будет наказан.

Этой же точки зрения придерживались представитель СФ в КС Андрей Клишас и полпред президента в суде Михаил Кротов, представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева. Все они говорили о том, что решение ЕСПЧ основано на положениях Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в истолковании, расходящемся с российской Конституцией.

Исполнительский сбор

Минюст доказывал, что платить компенсацию акционерам ЮКОСа не нужно, в том числе потому что компания не пыталась снизить размер исполнительского сбора (7%), который взыскивается приставами. Компания оспаривала лишь факт его взыскания, акцентировал внимание судей Матюшкин. Более того, в ходе судебного разбирательства в Арбитражном суде Москвы она отказалась от требований по снижению суммы исполнительского сбора, а потому до обращения в ЕСПЧ не исчерпала все возможные средства защиты своих прав в России. Следовательно, Страсбургский суд не мог рассматривать этот вопрос.

— Вопрос в принципе не мог рассматриваться ЕСПЧ, поскольку не то, что не были исчерпаны, а даже не были начаты попытки решить этот вопрос в рамках национальной судебной системы, — заявил полпред правительства в КС Михаил Барщевский.

Он убежден, что Россия «никому ничего» не должна платить по постановлению ЕСПЧ, в исполнимости которого усомнился российский Минюст.

— Если мы, как мне кажется, исполним решение ЕСПЧ, то, по сути, мы признаем тот факт, что ЕСПЧ вправе толковать нашу Конституцию отлично от вашего (то есть КС. — «Известия») толкования, — сказал Барщевский, обращаясь к судьям. — То есть мы признаем тем самым, что наша Конституция не является Основным законом РФ, а им являются решения, толкования норм конвенции. Он пояснил, что признав это, по сути, сможет означать, что Россия отказывается от своего суверенитета. 

Кроме того, представители Минюста, Генпрокуратуры, полпреды президента в КС обращали внимание на то, что ЕСПЧ ошибочно расценил исполнительский сбор как компенсационную меру, предусматривающую возмещение затрат на взыскание долгов. Ранее же КС отмечал, что эта мера является фактически мерой принуждения к своевременной уплате долга, штрафом.

Нарушено право на судебную защиту

Также Минюст считает, что ЕСПЧ нарушил «общепринятый принцип справедливости и равенства перед судом», так как присудил компенсацию списочному составу акционеров ЮКОСа. По мнению министерства, компенсация присуждена лицам, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений конвенции и которые не являлись стороной судебного процесса в ЕСПЧ. Кроме того, Страсбургский суд не разделил акционеров «на добросовестных и тех, кто, формально являясь акционером, участвовал в незаконных схемах по уклонению от налогообложения».

На заседании эту точку зрения поддержала представитель юрфака СПбГУ Наталья Шевелева. Из ее выступления следовало, что присуждение компенсации «списку» акционеров привело к тому, что их право на судебную защиту было реализовано помимо их воли, так как они не обращались в суд.

КС предлагают рассмотреть то, в чем разобрался ЕСПЧ

Однако с последним доводом не согласен адвокат Пирс Гарднер, представлявший интересы ЮКОСа в ЕСПЧ. На заседании в КС, несмотря на приглашение, он не приехал, но отзыв направил. В нем он написал, что присуждение компенсации акционерам «не влечет за собой негативных последствий… и никого не лишает возможности при желании подать собственную жалобу в ЕСПЧ». Также Гарднер обратил внимание на то, что хотя Минюст и говорит, что суд не разделил акционеров на добросовестных и нет, сам не представил доказательственной базы для такого разграничения. Указывает он и на то, что министерство не оспаривает присужденные России издержки и расходы, которые она должна возместить по спорному постановлению ЕСПЧ.

Кроме того, из отзыва следует, что Гарднер категорически не согласен с аргументацией Минюста и, более того, считает недопустимым само обращение в КС. В связи с этим он просил КС прекратить производство по делу. Видимо, допуская, что первую просьбу не удовлетворят, Гарднер попросил КС отклонить запрос Минюста. Он считает, что министерство пытается поставить перед КС те же самые вопросы, ответы на которые ранее дал Страсбург. Возражения Минюста, как следует из отзыва, касаются постановления ЕСПЧ по существу дела.

Член президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Илья Шаблинский поддержал позицию ЮКОСа в КС. По его словам, нет никаких оснований для выводов о том, что толкование конвенции в решении ЕСПЧ как-либо расходится с положениями Конституции. Он также процитировал слова главы КС Вячеслава Зорькина, произнесенные на недавнем Всероссийском съезде судей о том, что «нужно выстраивать не глухую стену, а мосты между нашей судебной системой и Европейским судом».

Своего решения КС не огласил — на его вынесение обычно ему требуется около месяца.

Прямой эфир

Загрузка...