Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Путин провел телефонный разговор с Асадом
Мир
В Армении сообщили о подземных толчках после землетрясения в Турции
Общество
Суд заочно назначил блогеру Белоцерковской 9 лет колонии общего режима
Армия
Добровольцы-штурмовики при поддержке артиллерии освободили Николаевку в ДНР
Мир
Премьер Норвегии сообщил о выделении Киеву $7,5 млрд в течение пяти лет
Мир
В АТОР заявили об отсутствии российских туристов в зоне землетрясения в Турции
Мир
В Польшу прибыл первый канадский танк Leopard 2 для Украины
Общество
Вильфанд назвал январь 2023 года самым мрачным за последние 55 лет
Политика
Путин подписал закон об отмене обязанности парламентариев публиковать декларации о доходах
Мир
Парламент Турции приостановил работу на неделю в связи с землетрясением
Армия
Пушилин заявил о минировании боевиками ВСУ многоэтажек в Угледаре
Мир
Включенная в список ЮНЕСКО крепость обрушилась при землетрясении в Турции

Не допросились

Омбудсмен Татьяна Москалькова — о том, без чего деятельность органов власти лишается смысла
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уполномоченный по правам человека получает много обращений — только за этот год уже свыше 40 тыс. Люди просят помощи. Ведь в нашей жизни случается всякое, и пока слишком многим приходится сталкиваться с несправедливостью, равнодушием, прямыми нарушениями своих обязанностей со стороны тех, кто обязан стоять на страже конституционных прав и свобод наших граждан. Не всегда я могу помочь: очень часто случается так, что проверка, проведенная в различных инстанциях, показывает, что те, кто писал в инстанции, требуют то, что по закону им не положено. Бывает, что и информация, которую они присылают, не соответствует действительности. Всё бывает. Однако каждое обращение у нас скрупулезно рассматривают — ведь, как утверждали еще в XVIII веке, «лучше оправдать десять виновных, чем осудить одного невиновного».

Особое внимание — самым страшным ситуациям, когда речь идет о том, что уже нельзя исправить... Такие всегда беру под личный контроль.

История, которую хочу рассказать, произошла несколько месяцев назад в курортной Ялте. 2 сентября заслуженный строитель, чернобылец Александр Иванович Стрекалин совершил самоубийство. 4 сентября ветеран умер в ожоговом центре симферопольской больницы.

Из лаконичных строк обращения, которое направила его вдова Мелья Селямиева, узнала следующее: больше 12 лет семья Александра Стрекалина арендовала пляжное кафе. Предприниматели не имели задолженности по арендной плате, налогам, обеспечивали работой свыше 100 человек. Хорошо подготовились к летнему сезону-2016, даже получили заверение от администрации, что никаких препятствий к дальнейшей работе нет. Однако 1 апреля в кафе вдруг отключили воду и свет. Затем последовали попытки захвата... «Во время захватов моему племяннику 13 лет сломали ключицу, он получил сотрясение головного мозга. Моему папе, участнику ВОВ, защитнику Севастополя, были нанесены телесные повреждения. Мне, моему мужу и брату также были нанесены телесные повреждения», — пишет в своем обращении Мелья Селямиева. Предприниматели подавали заявления и жалобы в правоохранительные органы, администрацию города... где только не пытались они найти защиту...

Бесполезно: уголовное дело по факту нанесения телесных повреждений замяли, визиты незваных гостей продолжились. Восемь раз приезжали громить кафе. Полиции и прокуратуре удавалось пресекать эти действия, но «гости» продолжали вновь и вновь появляться с завидной регулярностью.

Несмотря на неоднократные обращения, никто из представителей администрации так и не вмешался в конфликт. Однако семья предпринимателей продолжала борьбу — 1 июня газета «Ялта» опубликовала заявление Александра Стрекалина: «Я не остановлюсь ни перед какими трудностями, потому что в отчаянии... <...> Учитывая ситуацию и чувствуя ответственность перед семьей, я официально заявляю, что совершу акт суицида у городской Доски почета, на которую был трижды занесен. <...> У меня хватит воли. Так жить нельзя. Я жду помощи».

Стрекалина не услышали, и помощь не пришла: 2 сентября очередная попытка снести кафе удалась, и часть помещения была демонтирована. Во время демонтажа отчаявшийся А.И. Стрекалин совершил самоубийство...

20 сентября Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства», а жену Стрекалина признал потерпевшей. 29 сентября сессия ялтинского горсовета заслушала депутатскую группу, признавшую действия администрации и муниципальных учреждений по сносу кафе незаконными и постановила передать отчет в правоохранительные органы.

Казалось бы, справедливость восторжествовала? Но... «Но даже это их не остановило. Давление на мою семью продолжается. Я реально боюсь за свою жизнь и жизнь своих родных», — пишет в своем обращении Мелья Селямиева.

Человека уже не вернуть... Мелья Селямиева просит лишь защитить ее права и права ее семьи на продолжение работы в своем кафе, ведь все деньги вложены в бизнес и жить семье больше не на что...

Я поделилась этой историей потому, что даже из самых трагических событий нужно извлекать уроки: чтобы не повторилось подобное, нужно всегда помнить, что закон — он один для всех, а кроме закона есть еще и простые человеческие эмоции: желание понять, сочувствие, жалость. Похоже, иные чиновники и правоохранители из прекрасного города-курорта лишены их напрочь. В этом и во многом другом теперь будут разбираться Генеральная прокуратура и Следственный комитет РФ, куда я направила свои обращения.

Несколько слов в заключение.

Непростая история нашей страны отчетливо показывает: можно вкладывать миллиарды во что угодно: в импортозамещение, развитие инфраструктуры туризма, транспорт и коммуникации, но если главной целью всех этих рублевых вливаний не будет человек — его интересы, права и свободы, то финал будет привычный: «хотели как лучше, а получилось как всегда».


Автор — уполномоченный по правам человека в РФ

Все мнения >>

Читайте также
Реклама
Прямой эфир