Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Социальное предпринимательство — вне закона

Такси для колясочников, частные детсады и турфирмы для инвалидов могли бы решить острые социальные проблемы при поддержке государства
0
Социальное предпринимательство — вне закона
Фото: ТАСС/Александр Карелин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сфера предпринимательства, специализирующегося на решении или смягчении социальных проблем общества, много лет находится в России в стадии становления. До сих пор понятие «социальный предприниматель» не закреплено законодательно, что затрудняет оказание адресных мер поддержки представителям этого вида бизнеса. Но закон о социальном предпринимательстве, подготовленный Минэкономразвития, может быть принят уже в 2017 году. Не дожидаясь его принятия, пионеры сегмента успешно решают задачи трудоустройства инвалидов, предоставления дополнительного заработка многодетным матерям и сельским жителям, профориентации и внеклассного развития школьников, создания детсадов. Чтобы расширять и тиражировать свои проекты, им требуется помощь государства и общества.

Сколько в России социальных предпринимателей, не знают ни государство, ни некоммерческие организации. Несмотря на более чем десятилетнюю историю и большую востребованность, сфера социального предпринимательства развивается в России очень медленно. Относительно неплохо она представлена в сфере дошкольного образования и ухода за детьми (около 40% проектов). Также социальные предприниматели задействованы в предоставлении услуг инвалидам, гериатрии, области сохранения культурного наследия, в работе с молодежью, доступном туризме и экологии. При этом социальный бизнес практически совсем не занимается ресоциализацией лиц, вышедших из мест лишения свободы. Мало технологичных и сельскохозяйственных проектов.

— В России доля некоммерческого сектора в экономике составляет 0,85% ВВП, в среднем по Европе — 7% ВВП, — заявил директор международной компании «ПрайсвотерхаусКуперс Консультирование» Василий Аузан на Первом всероссийском слете социальных предпринимателей, прошедшем в «Сколково». — Занятость в этом секторе в России составляет 1%, в Европе — 7%, доля социально ориентированных НКО в России — 13,5%, в Европе — 60–70%. Конечно, понятие НКО не тождественно социальному предпринимательству, но эти данные отражают масштаб различий.

Сейчас Минэкономразвития занимается внесением понятия «социальное предпринимательство» в ФЗ-209 «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Но пока терминологической определенности нет. Однако господдержка этой сфере оказывается.

— Начиная с 2012 года мероприятия по поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), осуществляющих социальную деятельность, включены в комплекс мер, реализуемых Минэкономразвития России совместно с субъектами РФ, — сообщили «Известиям» в министерстве.

В числе мер ведомство называет безвозмездные субсидии субъектам МСП на реализацию социальных проектов, обеспечение деятельности центров инноваций социальной сферы, организацию групп дневного пребывания детей дошкольного возраста и иных видов деятельности.

— Сейчас в реализацию мероприятий по поддержке социального предпринимательства вовлечены 52 региона. В 2016 году средства федерального бюджета привлекли 29 субъектов РФ. Общий объем финансирования мероприятий в сфере поддержки социального предпринимательства с 2012 года составил 1,5 млрд рублей, — уточнили в Минэкономразвития.

Однако принимаемых государством мер помощи явно недостаточно.

— Наличие льгот и определенных преференций (например, льготные арендные ставки) могло бы существенно улучшить и укрепить положение социального бизнеса в России, — считают в фонде «Наше будущее». — В настоящее время у социальных предпринимателей никаких особых льгот нет. Всё, что им доступно, — это льготы, предусмотренные для малых предприятий, стартапов и предприятий народных промыслов.

Оказанию господдержки также часто мешает инертность исполнительной власти. Это особенно хорошо видно на примере действия федерального закона № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», который вступил в силу в январе 2015 года и должен был обеспечить доступ социальных предпринимателей к социальным услугам.

— Закон должен поставить на одну плоскость социальный бизнес и традиционных государственных поставщиков соцуслуг, наделяя их равными возможностями. У каждого гражданина России должна была появиться альтернатива: обратиться за той или иной помощью в государственную структуру или в частную организацию — на одних и тех же условиях, — уточняют в фонде «Наше будущее». — Однако полтора года, прошедшие с вступления закона в силу, показали, что во многих случаях чиновникам на местах не интересно что-то менять. И они начинают чинить бюрократические препоны, вместо того чтобы помогать социальному бизнесу.

Социальные предприниматели со значительным опытом работы уверены, что при определенной поддержке государства могли бы сделать многое в своей сфере. Например, организатор проекта «Авоська дарит надежду» Евгений Рапопорт не сомневается, что его компания за 3–4 года способна обеспечить самозанятость и заработок в 20–25 тыс. рублей всем инвалидам I группы по зрению, которых в России сейчас около 10 тыс. Но для развития ей не хватает возможности арендовать торговые площади на льготных условиях.

— На государственных торгах мы выступаем наравне с азиатским производителем, который имеет большие мощности производства. А у нас очень низкомаржинальный продукт, — поясняет Евгений Рапопорт.

Фирма «Чудный чай», занимающаяся производством иван-чая, ежегодно обеспечивает дополнительный заработок примерно 100 сельским жителям Архангельской области.

— Мы неплохо справляемся, начали работать с инвесторами и, возможно, сможем привлекать больше работников, — рассказал исполнительный директор предприятия Михаил Бронский. — Но мы — сельские жители — не владеем дорогим имуществом, которое могли бы заложить. А программ кредитования для бизнеса моего размера нет. Пока можно получить только гранты на небольшие суммы, для которых требуется собрать огромное количество документов. Приходится справляться самим.

Служба «Инватакси» уже несколько лет занимается в Москве перевозкой пассажиров на инвалидных колясках. По словам директора Романа Колпакова, организация старается держать расценки на грани рентабельности, чтобы ее услуги были по карману инвалидам. Осуществляет и благотворительные поездки. О расширении бизнеса сейчас речи нет. Ситуацию изменила бы возможность работы в сфере социальных услуг: при компенсации государством части затрат на такси больше инвалидов смогли бы позволить себе такие поездки.

Санкт-петербургская туристическая компания для инвалидов-колясочников «Либерти» уже 12 лет работает исключительно на коммерческой основе: не пользуется ни налоговыми льготами, ни субсидиями, ни грантами. Организация неплохо справляется — она обслуживает около 700 туристов в год. По словам гендиректора компании Натальи Гаспарян, термина «инвалидный туризм» в России официально не существует.

— За наши поездки туристы расплачиваются сами. Но если появятся налоговые льготы, мы сможем расширить возможности компании и, безусловно, удешевить услуги для российских туристов, — поясняет она.

Сфера социального предпринимательства ожидает, что соответствующий закон будет принят в начале 2017 года. И это значительно упростит возможность получения предприятиями адресной помощи от государства. Впрочем, как отмечают в фонде «Наше будущее», поправки в 209-ФЗ и другие законы, регламентирующие деятельность малого и среднего бизнеса, уже дважды вносились на рассмотрение в Госдуму, но оба раза были отклонены.

Прямой эфир