Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!

С 2005 года 18 ноября официально объявлено в России днем рождения Деда Мороза
0
Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!
Фото: РИА НОВОСТИ/Владимир Первенцев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приближается самый шумный, веселый, нарядный и добрый праздник — Новый год. Но его главный персонаж — Дед Мороз — начинает свою благотворительную деятельность месяца за полтора до новогодних и рождественских каникул. А если точнее, то 18 ноября, которое считается календарным стартом русской зимы. Так что 11 лет назад именно это число было внесено в список знаменательных дат как день рождения Деда Мороза. О чем писали и не писали «Известия» с наступлением зимы — в новом материале газеты.

Персонаж сказочный, но в сознании детворы и подыгрывающих ей взрослых абсолютно реальный, которого каждый год и в каждой семье нетерпеливо и радостно ждут с новогодними подарками.

В эти дни Дед Мороз — желанный гость на радио и телевидении, на страницах газет и журналов, помогает подвести итоги дел и свершений за год. «Известия» — не исключение, публикуемый здесь снимок (речь о нем впереди) — наглядное тому подтверждение.

Его родословная

Итак, день рождения волевым решением установлен. А вот с годом и местом рождения история посложнее. Конечно, Дед Мороз многолик, будь он в единственном числе, не смог бы охватить многомиллионную аудиторию жаждущих с ним встречи. Но как сказочный, былинный, мифологический персонаж он собственной персоной бродит по нашей земле с незапамятных времен.

Этот образ появился у восточных славян более 2 тыс. лет назад, на пороге новой эры. Мороз (как состояние природы) ассоциировался у них с будущим богатым урожаем. Так что в народных «бывальщинах» часто появлялся хлопотливый, сухощавый дедушка, бегающий по заснеженным полям и «заговаривающий» землю принести людям с теплом щедрые дары. В разные времена и имена он носил разные — Морозко, Студенец, Трескунец.

Впервые в России Дед Мороз как таковой появился на Рождество в 1910 году. Советская власть его сгоряча упразднила, но в 1935-м восстановила в правах. Тогда-то и предстал детям Дед Мороз в современном обличье: могучий старец с раскатистым голосом, седая шевелюра, пышные усы и борода, красная (или синяя) шуба с меховой оторочкой, соответствующая шапка-колпак, в руках посох, за спиной — мешок с подарками. В помощницы ему определили внучку — юную красавицу Снегурочку.

Первый официальный новогодний праздник с государственной елкой состоялся в канун 1936 года в Харькове. И уже в наше время, в 1998 году, Деду Морозу было определено ПМЖ, постоянное место жительства. На классическом русском Севере, в старинном городе Великий Устюг был построен сказочный дворец, отныне вотчина всероссийского Деда Мороза, с годами ставшая новогодней туристской Меккой.

Первым в роли доброго седовласого старца официальное путешествие с берегов Сухоны на берега Москвы-реки совершил народный артист России Дмитрий Назаров. И все минувшие годы по персональному почтовому адресу 162340, Россия, Вологодская область, город Великий Устюг, дом Деда Мороза идут тысячи писем от ждущей щедрых подарков нетерпеливой ребятни. А с 2005 года в день рождения самого Деда Мороза 18 ноября на его родине устраивают гулянья и приглашают гостей со всего мира.

Зарубежные родственники

Вообще свой дед Мороз есть почти во всех странах и в каждой он имеет свое собственное имя и свой облик. Чтобы облегчить любопытствующим поиск, процитирую висящий в интернете текст М. Добрыкиной:

«В Финляндии Деда Мороза зовут Йоулупукки (в переводе … «козел»). В новогоднюю ночь он и приходит в дома в соответствующем наряде. В Германии их два, один — традиционный Санта-Клаус, другой — национальный персонаж Вайнахтсман, путешествующий верхом на ослике. Дед Мороз в Японии — бог Хотейошо, который видит всё и всегда, потому что его глаза расположены на затылке. Китайского зовут Дун Че Лао Рен (дедушка Рождество). В Италии — Баббо Натале, он любитель пробираться в дом через печную трубу и есть там сладости, запивая теплым молоком.

А вот в Австралии Дед Мороз привык к жаре. Поэтому и носит традиционный костюм Санта-Клауса... на голое тело. Не менее экзотичен египетский Дед Мороз — Папа Ноэль. Он тоже не одевается в теплый костюмом, впрочем, головной убор и яркий халат у него присутствуют».

Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!​​​​​​​

Виктор — это победитель

Теперь — о публикуемом снимке и его авторе.

Более полувека проработал в «Известиях» и «Неделе» (воскресном приложении к газете) Виктор Ахломов, с которым мы пришли в знаменитое здание на Пушкинской площади почти день в день и остались на всю жизнь добрыми товарищами. В 1960 году начинающего фоторепортера отметил на выставке в Центральном доме журналистов А.И. Аджубей и пригласил в только что созданную им «Неделю». В 2012-м лишь тяжелая болезнь, не отпускающая Виктора Васильевича по сию пору, заставила его расстаться с фотокамерой. К тому времени он был давно известен как фотомастер с мировым именем, чьи работы получили множество международных призов.

Вот и этот снимок, первоначально опубликованный в «Известиях», впоследствии был растиражирован во множестве изданий. Поразительно, но даже сейчас Виктор, с трудом говорящий, помог мне установить точную дату съемки — 27 декабря 1972 года. Можно представить, каких трудов стоило тогда Виктору организовать эту съемку. У «дедов» и без него хватало работы горячими предновогодними днями в разъездах по засыпанной снегом Москве, Но он разыскал их, собрал в редакции, потом, прогулявшись с ними до ближайшего сквера, усадил на лавку и дал каждому свежий номер «Известий», «Комсомолку» — для разнообразия — прикупил в соседнем киоске. И такое впечатление, что Деды Морозы увлеклись чтением, забыв картинно позировать. Мне же, разглядывая снимок, вдруг захотелось узнать, что могло заинтересовать их на газетных полосах. И я нашел в архиве этот номер…

Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!

Что они вычитали в газете

Тот, что в центре, судя по всему, уткнулся в очерк на последней полосе — «Красный чум». От названия веяло ветрами Крайнего Севера, которыми Деда Мороза не напугаешь. Но норильский корреспондент газеты Анатолий Львов, талантливый журналист и писатель, южанин, сам 30 лет проработавший на Таймыре, увлеченно рассказывал в очерке об удивительно теплом и интересном человеке — Амалии Хазанович. В начале 1930-х годов она, совсем юная, работала избачём в поселениях нганасан, таймырских оленеводов (ее изба-читальня и называлась «Красный чум»), потом прорвалась в одну из наших первых арктических экспедиций. Лишь после войны Амалия переехала в Москву, но и позже, работая старшим экономистом отдела переписи населения ЦСУ РСФСР, нередко наведывалась в родные края, убеждаясь, что ее дорогие нганасане прочно обосновались в семье северных народов.

В декабре 1972 года торжественно отмечалось 50-летие образования Союза Советских Социалистических Республик. «Известия» — главный орган Президиума Верховного Совета страны — в эти дни печатали речи руководителей партийно-правительственных делегаций, выступавших на торжественных заседаниях, посвященных юбилею. Ими была занята вторая полоса номера. Видно, именно ее отложил Дед Мороз, читающий «Комсомолку».

Тому, что справа от него, досталась третья полоса. И здесь он мог обратить внимание на сообщение ТАСС о похоронах в Москве легендарного конструктора Алексея Николаевича Туполева. Тоже краска той, былой, жизни.

На долю читавшего первую полосу достался микрорепортаж ярославского собкора газеты Геннадия Комракова, впоследствии писателя, печатавшегося в «Новом мире» (какие талантливые люди работали в «Известиях»!) — об открытии в Ярославле нового железнодорожного моста через Волгу, заметно облегчавшего решение проблем северных грузоперевозок. Такими трудовыми подарками было принято тогда встречать всенародные праздники.

Вырастили в своем коллективе

О том, что сейчас поведаю читателям, «Известия» не писали. Зато написал «Известинец» — редакционная многотиражка, неизменная спутница газетчиков с 1924 года.

Через несколько дней после публикации ахломовского снимка в январском (1973 год) номере «Известинца» была напечатана корреспонденция «Как мы были Снегурочкой и Дедом Морозом». Авторы — И. Морозова, В. Курасов.

Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты!

Ира, секретарь отдела иллюстрации, была одной из самых красивых девушек редакции. Кому как ни ей было быть Снегурочкой, да и фамилия подходящая. А уж лучшего Деда Мороза, чем Володя, трудно было подыскать: весельчак, поэт, бард, заводила, участник редакционных капустников, при этом и журналист яркий. В 1980-е годы он несколько лет проработал собкором «Известий» в краях, где ему помогла дедморозовская закалка, — в Магаданской области и на Чукотке. Но 1972 и 1973 годы он по заданию известинского месткома профсоюзов встречал в роли редакционного Деда Мороза. Двух лет ему хватило сполна. Нет, детей он не разлюбил (у него самого 11-летняя дочь Лена еще ждала подарки от папы-«деда»). И дети его обожала. Но не вынесла душа поэта гостеприимства коллег-известинцев, которые в знак благодарности за своих чад непременно приглашали его «на бокал шампанского», которым, конечно долгожданная встреча не заканчивалась, и смертельно обижались, если он отказывался от угощения. А это ведь и есть главное испытание для любого Деда Мороза. И мало кому из добросовестных гостей, которым нужно было успеть во все точки новогодних маршрутов, удавалось устоять перед натиском радушных хозяев.​​​​​​​

Мы жили с Володей в одном доме, и я помню, как однажды он, исколесив пол-Москвы, вернулся совершенно измочаленный вселенским хлебосольством и, не в силах лично поздравить детей соседей-известинцев, оставил подарки у дверей их квартир.

Вот и взмолились доморощенные дед Мороз и Снегурочка освободить их от почетной «общественной нагрузки, тем более что после очередного вояжа по Москве нашему Деду Морозу пришел из редакционной бухгалтерии ехидный вопрос: не выделит ли он из своей зарплаты 131 рубль на прокат новогоднего костюма, взятого «в аренду» у профкома известинской типографии.

Сначала «злой Дед»

Последний сюжет прямого отношения к Деду Морозу не имеет, но косвенное — даже очень. 26 декабря 2008 года в «Известиях» был напечатан спецкора газеты Людмилы Бутузовой «Злой Дед Мороз и добрая Баба-Яга». Впервые журналистка побывала в Великом Устюге шестью годами раньше, когда проект на тему «Родина дедушки» только зарождался.

Начиналось всё весьма прозаично. Деда поселили на бывшей базе отдыха леспромхоза «Новаторский», который вошел в число учредителей ООО «Дед Мороз» наряду с правительствами Москвы и Вологодской области. Небольшая сумма, выделенная тогда на нужды ООО, растаяла быстро. Да и сам дед выглядел весьма непрезентабельно. Это был электрик леспромхозя Костя, выдвинутый на благородную роль за внушительный рост и зычный голос.

Когда деньги закончились, руководству ООО настойчиво посоветовали не сидеть у государства на шее, а зарабатывать самостоятельно. Похоже, получалось не очень: сотрудники ООО и вся сказочная братия прозябала без зарплаты. В ту пору журналистка и познакомилась с Дедом-электриком. Встреча не оставила приятных впечатлений. Дед встретил гостью из Москвы неприветливо. Так что первую часть репортажа опускаем. Зато вторую!..

Потом «добрая Баба-Яга»

Теперь я даю слово Людмиле Бутузовой, приехавшей на свидание с Бабой-Ягой в село Кукобой Ярославской области. Лучше нее эту историю не расскажешь.

«Здешняя Баба-Яга — светоч цивилизации. В буквальном смысле. По вечерам в селе на три часа включают уличное электричество, чтобы экскурсанты, возвращаясь из бабкиной резиденции, в потемках не потеряли свой автобус. Жителям от этого несомненная польза: раньше чуть смеркается — ложились спать, а при свете жизнь продолжается с новой силой…

В один прекрасный день местная столовая «Сказка» отказалась обслуживать коренных алкоголиков, потому что те привыкли обходиться без закуски, а приезжие организованно кушают первое, второе и запивают всё это компотом. Поварихи стараются до упаду, зато и зарплата у них выросла в четыре раза. Хорошо зарабатывают и сельские умельцы, подрядившиеся мастерить сувениры с «бабкиной» символикой. Но самое главное: теперь предприятие Бабы-Яги ежегодно платит в казну по 200 тыс. рублей налогов. На эти деньги власти уже перекрыли крышу на местной школе и отремонтировали две сельские дороги.

Возникло это предприятие так. Некий бизнесмен (фамилия не разглашается), выходец из здешних мест, выделил Кукобою 200 тыс. рублей для раскрутки идеи. На роль Бабы-Яги пробовалось несколько человек. В том числе безработные аграрии и три пенсионерки из соседних деревень. Больше недели работы с детьми никто не выдержал. Самой выносливой оказалась худрук здешнего дома культуры 30-летняя Наталья Лебедева. Пятый год безропотно сносит синяки и шишки, которые во время ставящихся здесь представлений ей наставляют юные туристы.

— Да я и сама люблю побаловаться, — рассказывала она: — Зуб заболел — на метлу села и в поликлинику. Выдрали за пять минут, потому что очередь разбежалась.

По условиям контракта маску Бабы-Яги «на народе» Наталья не снимает. Врачам, к слову, никаких исключений — зуб выдирали вслепую. Хорошо хоть не ошиблись.

Маску «старухе» заказывали на «Мосфильме». За 10 тыс. рублей его умельцы преобразили Наталью так, что сын Никита не узнал родную маму. Прикид из живописных лохмотьев в качестве гуманитарной помощи презентовал Вологодский театр драмы».

У этой современной сказки про «страшную» Бабу-Ягу — доброе продолжение: Наталья до сих пор носится на метле по селу, и оно благодаря этой веселой путешественнице процветает за счет многочисленных туристов.

Автор — обозреватель «Известий», председатель Исторического клуба российской прессы

Станислав Сергеев

Прямой эфир